Подождите
идет загрузка
Вступить в партию
С ДНЕМ СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА!

К.Г. МАРКС

В.И. ЛЕНИН

РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ

И.В.СТАЛИН

ЧЕ ГЕВАРА

И.С. ЛУКЬЯНОВ

С.А. ОВАНИСЬЯН

В.А. ЛУКИЧЁВ

Н.В. МУСУЛЬБЕС

"А ЧЕМ ВАМ НЕ УГОДИЛ САМ ТРОЦКИЙ"?! СТАТЬЯ ЧЛЕНА ЦК КР Н.В.МУСУЛЬБЕСА

Троцкизм. Что это?

А чем вам не угодил сам Троцкий.

Виляет, жульничает, позирует как левый,

помогает правым,  пока  можно.

В.И. Ленин 

Тема Троцкого поднимается в обсуждениях чаще всего людьми левого толка. При этом оппонентов волнует не столько сама личность Льва Троцкого, сколь троцкизм, как направление течения в марксизме. Чем же троцкизм является привлекательным для своих последователей?

Троцкисты называют себя истинными коммунистами, большевиками, интернационалистами, марксистами-ленинцами. Они и многие современные буржуазные идеологи (что изначально уже нас, коммунистов, заставляет ставить под большое сомнение все эти утверждения) приписывают Троцкому роль вождя Октябрьской революции, создателя и руководителя Красной Армии, автора концепции построения социализма в СССР, истинного последователя Маркса, Энгельса и Ленина и борца против сталинизма, являющегося якобы одной из разновидностей оппортунизма!!! Вот так. Но и это еще не все… Троцкисты выставляют Льва Давидовича Бронштейна ярым борцом против опасности бюрократизма в СССР, наиболее последовательным и непримиримым противником капитализма, оппортунизма, ревизионизма, национализма и шовинизма.

На этом фоне сегодня правдолюбы и всякая национал-патриотическая шалупень, используя еврейское происхождение Троцкого и статус «жертвы» сталинизма, начинают сознательно придумывать всевозможные мифы для очернения Советской власти.

В то же время в абсолютном большинстве своем марксисты не приемлют троцкизм. Коммунисты, которые понимают и знают теорию марксизма, видят весь вред троцкизма. В полемике, особенно в соцсетях, где преобладает эмоциональность, доказать ложность утверждений национал-патриотов является изначально сложным. Ведь очень трудно разглядеть за внешней мишурой троцкизма истинное лицо троцкистов, которые спекулируют на проявлениях революционного нетерпения, характерных для значительной части левых активистов и участников революционного движения. Они изображают себя наиболее «левыми» радикально настроенными революционерами, обещающими народным массам «немедленное» ниспровержение капитализма во всех странах.

Таким противоречивым выглядит отношение к троцкизму, впрочем, как и сама личность его основателя. Так где же правда? 

Современное определение понятию «троцкизм», которое дает нам википедия, близко к истине:

«Троцкизм — идейно-политическое мелкобуржуазное течение, враждебное марксизму-ленинизму и международному коммунистическому движению, прикрывающее свою оппортунистическую сущность леворадикальными фразами.Возник в начале XX века как разновидность меньшевизма в РСДРП. Название получил по имени идеолога и лидера Л. Д. Троцкого (Бронштейна, 1879—1940). Теоретические истоки троцкизма — механистический материализм в философии, волюнтаризм, схематизм в социологии. Субъективизм, характерный для мелкобуржуазного мировоззрения в целом, составляет методологическую основу троцкизма. Являясь отражением антипролетарских взглядов мелкобуржуазных слоев населения, троцкизм характерен антикоммунистическою направленностью политических позиций, резкими переходами от ультрареволюционности к капитулянтству перед буржуазией, непониманием диалектики общественного развития, догматизмом в оценках событий и явлений общественной жизни. Взгляды и установки троцкизма были противопоставлены ленинизму по всем основным вопросам стратегии и тактики рабочего движения».

Начало.

Появление Троцкого на политическом поле России по утверждению тех, кто лично знал уроженца Одессы Бронштейна, связано с его увлечением девушкой, которая в то время входила в один из марксистских кружков. Этим обстоятельством можно объяснить столь поверхностное изучение им основ марксизма. Троцкий, обладая чрезмерными личными амбициями, не смог (или не захотел) пропустить через себя систематические знания исторической диалектики. Это стало проявляться практически сразу в его деятельности.   

До присоединения к марксистам (в конце 90-х годов XIX века) Троцкий находился под влиянием либерального народничества, воспринял некоторые идеи анархистов, а в дальнейшем пополнял свой теоретический багаж концепциями Лассаля, Сореля, Лагарделя и других антимарксистов. Став социал-демократом, он разделял взгляды, близкие к экономизму и легальному марксизму.

Во время первых разногласий между большевиками и меньшевиками по поводу редколлегии газеты «Искра» Троцкий был на стороне Ленина, но уже на II съезде РСДРП в 1903 году выступал против Ленина и твердых искровцев. Это выразилось тем, что Лев Давидович поддержал меньшевистскую формулировку Устава, которая открывала путь в партию неустойчивым элементам. В вопросе о диктатуре пролетариата — важнейшем положении Программы партии, он утверждал, как и лидеры II Интернационала, что диктатура станет возможной лишь тогда, когда социал-демократическая партия и рабочий класс будут наиболее близки к отождествлению, а рабочий класс составит большинство нации. В те годы никто всерьез особо и не рассматривал двуличного Троцкого и малочисленных его сторонников, которые в основной своей массе были интеллигентами, утратившие всякие связи с рабочим движением в самой России. Таким образом, с самого своего появления Троцкий ради удовлетворения своих политических амбиций встал на путь собирания сторонников, играя на разногласиях между главными течениями в РСДРП — большевизмом и меньшевизмом. Ленин писал: «Троцкий был ярым искровцем в 1901—1903 годах. В конце 1903 года Троцкий — ярый меньшевик, то есть от искровцев перебежавший к экономистам. В 1904—1905 году он отходит от меньшевиков и занимает колеблющееся положение, то сотрудничая с Мартыновым (экономистом), то провозглашая несуразно-левую перманентную революцию» (В.И. Ленин, ПСС, т. 25, с. 205).

Именно с 1905 года можно считать троцкизм как идеологическое течение, т.к. Лев Давидович выдвинул теорию “перманентной” (непрерывной) революции. Эта теория составлена в духе буквального (именно по буквам!) надергивания фраз марксизма в его метафизическом аспекте, без учета сложившихся конкретных исторических условий развития общества. Пикантность данного анализа заключается в том, что сегодня нет уже в открытом доступе теоретических работ раннего Троцкого. В то же время практически все работы Ленина сохранены. В ходе полемики в соцсетях о роли Троцкого в революционном движении России в начале ХХ века была озвучена следующая мысль: «Мы, коммунисты, сегодня изначально негативно относимся к троцкизму и его основателю. На чем эта точка зрения зиждется? На мнении Ленина, Сталина… Но в таком разбирательстве необходимо еще проанализировать и теоретические наработки самого Троцкого». Изучая различные статьи о троцкизме, у автора этих строк не сложилась единая целостная картина. Нет четкого понимания приверженности этого течения, к какой либо стороне. В чем это выразилось?

Троцкизм есть теория “перманентной” (непрерывной) революции. А что такое перманентная революция в её троцкистском понимании? Это есть революция без учёта маломощного крестьянства как революционной силы. “Перманентная” революция Троцкого есть, как говорит Ленин, “перепрыгивание” через крестьянское движение, “игра в захват власти”. В чём сё опасность? В том, что такая революция, если бы её попытались осуществить, кончилась бы неминуемым крахом, ибо она оторвала бы от русского пролетариата его союзника, т.е. маломощное, но многочисленное крестьянство. Подчеркнем для себя еще факт того, что теоретически Бронштейн еще в 1903 году занял принципиальную позицию в вопросе о диктатуре пролетариата. Он утверждал, что диктатура станет возможной лишь тогда, когда рабочий класс составит большинство нации. В этом случае выходило (впрочем, с учетом реалий российской действительности 21 века – выходит), что нет смысла вообще существовать и бороться с капитализмом коммунистам. Этим и объясняется та борьба, которую ведёт ленинизм с троцкизмом еще с 1905 года. Вот какую краткую характеристику теории «перманентной революции» Троцкого приводит «Философский энциклопедический словарь»:

«Марксова идея непрерывной революции получила извращенную интерпретацию в троцкистской теории перманентной революции, выдвинутой А. Парвусом и Л. Троцким в годы Революции 1905-07 в России и ставшей платформой борьбы троцкистов против ленинизма. Непрерывность последовательности этапов революционного процесса была подменена в троцкистской теории субъективистской концепцией, которая произвольно смешивала все этапы, игнорируя закономерную связь между ними; в ней отрицался буржуазно-демократический характер революции и выдвигалась авантюристическая идея непосредственного перехода к революции социалистической (см. В.И. Ленин ПСС, т.17 с.381). Эта позиция Троцкого, который игнорировал переходные стадии революционного процесса, была выражена в лозунге «без царя, а правительство рабочее» (выделение мною. – авт.). Отвергая марксистко-ленинскую стратегию классовых союзов пролетариата с крестьянством и другими непролетарскими слоями трудящихся, троцкистская теория в сущности закрывала путь к формированию массовой политической армии социалистической революции, подрывала внутренние факторы развития и победы этой революции. Перманентность революционного процесса, судьбу социалистической революции в каждой стране Троцкий связывал с внешними факторами, с победой мировой революции. С этих механических позиций троцкисты выступали против ленинской теории и возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой стране (Здесь произошла методологическая ошибка авторов словаря при рассмотрении этого положения марксизма. Нужно различать краткосрочное событие – социалистическая революция. И весьма долгосрочное – построение социализма, которое является по определению В.И. Ленина «целой эпохой перехода от капитализма к коммунизму». 70 лет истории существования Советской власти стали как оказалось недостаточным сроком построения социализма. – авт.). Из этого вытекла противоречащая марксизму установка на «экспорт», искусственное подталкивание революции извне». 

Как расценивает Троцкий ленинизм с точки зрения этой борьбы? Он рассматривает его, как теорию, содержащую в себе “антиреволюционные черты”. На чём основан такой сердитый отзыв о ленинизме? На том, что ленинизм отстаивал и отстоял в своё время идею союза пролетариата и крестьянства.

Но Троцкий не ограничивается этим сердитым отзывом. Он идёт дальше, утверждая, что: “Всё здание ленинизма в настоящее время построено на лжи и фальсификации и несёт в себе ядовитое начало собственного разложения” (см. письмо Троцкого Чхеидзе 1913 г.).

Как видите, перед нами две противоположные линии раскрытия марксистской теории – ленинизм и троцкизм. Где же истина? Кто прав?

Вот и попытаемся разобраться…

Приверженцы троцкизма не представляют на наш суд конкретных теоретических положений и работ Льва Давидовича. Теперь понятно, что это происходит по причине отсутствия первоисточников. С другой стороны, для объективного анализа поднятой темы приходится опираться на работу Троцкого «Перманентная революция», написанную уже в конце 20-х годов прошлого века. Говорить об объективности, а тем более о теоретической ценности для исследования данной книжонки вообще не приходится по той причине, что с высоты опыта прошедших в России трех революций и достигнутых успехов в строительстве социализма видно, как Троцкий «причесал» свою теорию о перманентной революции. Изначально в начале ХХ века мировоззрение Троцкого было иным, поскольку он еще не знал (повторюсь) опыта свершения Великой Октябрьской революции 1917 года и последующих шагов построения в нашей стране социализма.

С другой стороны, противники троцкизма имеют возможность апеллировать в полемике работами Ленина, собранными с самого начала политической деятельности последнего.

Теория перманентной революции.

Изучая «теоретическое наследие» Троцкого, обращает внимание на себя то обстоятельство, как красиво Лев Давидович в работе «Перманентная революция» преподносит себя исключительно в качестве единомышленника Владимира Ильича. Это обстоятельство уже заставляет усомниться в исторической правдивости изложенных положений по той причине, что нет при этом ответа на риторический вопрос: а почему собственно такой «революционер и теоретик-марксист» Троцкий примкнул к большевизму только в мае месяце1917 года?!

Тем не менее, давайте обратимся к первоисточнику «Перманентная революция», датированному 1929 годом:

«В основных своих чертах теория перманентной революции была формулирована мною еще до решающих событий 1905 года. Россия шла навстречу буржуазной революции. Никто в рядах тогдашней русской социал-демократии (мы все тогда назывались социалдемократами) не сомневался в том, что мы идем навстречу именно буржуазной революции, т. е. такой, которая порождается противоречием между развитием производительных сил капиталистического общества и пережившими себя крепостнически-средневековыми сословными и государственными отношениями. Марксистскому разъяснению буржуазного характера предстоящей революции мне пришлось в те времена посвятить не мало речей и статей, в борьбе с народниками и анархистами…

Плеханов, Аксельрод, Засулич, Мартов и за ними все русские меньшевики исходили из того, что руководящая роль в буржуазной революции может принадлежать лишь либеральной буржуазии, как естественному претенденту на власть. По этой схеме партии пролетариата выпадала роль левого фланга демократического фронта: социалдемократия должна была поддерживать либеральную буржуазию против реакции и в то же время защищать против либеральной буржуазии интересы пролетариата. Другими словами, меньшевикам было свойственно понимание буржуазной революции преимущественно, как либерально-конституционной реформы.
      Совсем по иному ставил вопрос Ленин. Освобождение производительных сил буржуазного общества из оков крепостничества означало для него прежде всего радикальное разрешение аграрного вопроса, в смысле полной ликвидации класса помещиков и революционной перетасовки земельной собственности. С этим было неразрывно связано уничтожение монархии. Аграрная проблема, захватывающая жизненные интересы подавляющего большинства населения и составляющая в то же время основу проблемы капиталистического рынка, была поставлена Лениным с подлинно-революционной смелостью. Так как либеральная буржуазия, враждебно противостоящая рабочим, связана с крупной земельной собственностью многочисленными узами, то подлинное демократическое раскрепощение крестьянства может быть осуществлено только путем революционной кооперации рабочих и крестьян. Их совместное восстание против старого общества должно было, по Ленину, привести, в случае победы, к установлению "демократической диктатуры пролетариата и крестьянства" (Здесь Троцкий уже перевирает. Ленин и марксисты всегда ставили и ставят вопрос об установлении именно диктатуры пролетариата! А крестьянству отводилась роль союзника рабочего класса в установлении диктатуры пролетариата. По-другому и быть не могло, т.к. крестьянство является априори проводником мелкобуржуазной идеологии. Троцкий, зазубрив положение марксизма об установлении диктатуры пролетариата, не смог разглядеть роль крестьянства, как естественного союзника рабочего класса в революционном движении в России. Это обстоятельство еще более странным выглядит на фоне того, что Россия к 1905 году была преимущественно аграрной страной. – авт.)…
            В вопросе о решающем значении аграрного переворота для судьбы нашей буржуазной революции я был, по крайней мере, начиная с осени 1902 года, т. е. с момента моего первого побега заграницу, учеником Ленина. Что аграрная, а следовательно и общедемократическая революция, может быть совершена только в борьбе против либеральной буржуазии объединенными силами рабочих и крестьян, это для меня, вопреки нелепым росказням последних годов, стояло вне сомнения. Но я выступал против формулы "демократической диктатуры пролетариата и крестьянства", видя ее недостаток в том, что она оставляла открытым вопрос, какому же классу будет принадлежать действительная диктатура. Я доказывал, что крестьянство, несмотря на свой колоссальный социальный и революционный вес, не способно ни создать действительно-самостоятельную партию, ни, тем более, сосредоточить в руках такой партии революционную власть… Наша буржуазная революция, заключал я, лишь в том случае сможет радикально разрешить свои задачи, если пролетариат, при поддержке многомиллионного крестьянства, сможет сосредоточить в своих руках революционную диктатуру (Здесь Троцкий замысловато спрятал за мишурой слов свое утверждение о свершении революции только пролетариатом. Данный тезис в принципе является краеугольным в марксизме. Но сила марксизма заключается в том, что он дает общее направление развития общества. Поэтому и нужно рассматривать теорию Троцкого как выхолащивающую живое начало в марксизме. Ленин учитывал, а ход событий в 1917 году только подтвердил правильность его действий, что в преимущественно мелкобуржуазной стране, коей являлась Россия в начале ХХ века, нельзя рассчитывать на успех пролетарской революции без союзников. И таким союзником Владимир Ильич считал именно беднейшее крестьянство. В то же время сегодня при рассмотрении ситуации необходимо отметить, что сельское хозяйство в России уже перешло на буржуазные рельсы. На селе существуют капиталисты – это фермеры, хозяева АПК и различных продовольственных холдингов. И сельскохозяйственный пролетариат, который идет в наем. А крестьянство, как основной поставщик сельскохозяйственной продукции и зерна на рынок, практически перестало существовать как класс. Троцкий в своем стремлении казаться светочем марксизма встал на путь превращения этого учения в догмы. В этом и кроется весь Троцкий. –авт.)…

 - Но неужели же вы считаете, - возражали мне десятки раз Сталины, Рыковы и все прочие Молотовы 1905-1917 г.г., - что Россия созрела для социалистической революции? На это я неизменно отвечал: нет, этого я не считаю. Но мировое хозяйство в целом, и прежде всего европейское, вполне созрело для социалистической революции. Приведет ли диктатура пролетариата в России к социализму или нет - каким темпом и через какие этапы, - это зависит от дальнейшей судьбы европейского и мирового капитализма (Троцкий, уцепившись буквально за положение марксизма о победе революции во всем мире, выдает свой постулат о «мировой революции» за истину. Развал СССР и крах мировой социалистической системы только вроде подтверждают на первый взгляд правильность данного постулата. Такое положение дел вдохновляет сегодня современных троцкистов на утверждении якобы гения Льва Давидовича. Ниже мы более подробно обоснуем ошибочность и этого положения троцкизма. – авт.).

Таковы основные черты теории перманентной революции, как она сложилась уже в первые месяцы 1905 г. После того успели совершиться три революции. Русский пролетариат поднялся к власти на могучей волне крестьянского восстания. Диктатура пролетариата стала в России фактом прежде, чем в какой-либо из несравненно более развитых стран мира (Демагогия и трезвонность присущи Троцкому, которые все же не могут скрыть антимарксистскую суть троцкизма. Надо же какой «блестящий» вывод сделал сам себе Лев Давидович. До этого еще надо было додуматься, что «русский пролетариат поднялся к власти на могучей волне крестьянского восстания» в 1917 году! Оказывается по Троцкому крестьяне с вилами и топорами взяли Зимний. – авт.). В 1924 году, т. е. через семь лет после того, как исторический прогноз теории перманентной революции подтвердился с совершенно исключительным могуществом, эпигоны открыли против этой теории бешеную атаку, выдергивая отдельные фразы и полемические реплики из моих старых работ, основательно мною самим к этому времени позабытых...

Перманентная революция, в том смысле, какое Маркс дал этому понятию, значит революция, не мирящаяся ни с одной из форм классового господства, не останавливающаяся на демократическом этапе, переходящая к социалистическим мероприятиям и к войне против внешней реакции, революция, каждый последующий этап которой заложен в предыдущем, и которая может закончиться лишь с полной ликвидацией классового общества. (Троцкий весьма виртуозно передернул и слегка видоизменил марксизм с тем, чтобы придать весомость своей теории. Дело в том, что Маркс говорил о целой эпохе, которая должна быть между капитализмом и коммунизмом. И эта эпоха – социализм, которая в своем развитии предполагает целый комплекс революционных преобразований. Такой подход передергивания положений марксизма мы видели у Хрущева, а сегодня – у Зюганова. Только вот от таких горе-марксистов очень большие беды происходят в мире. – авт.)…

Плеханов, блестящий родоначальник русского марксизма, считал идею диктатуры пролетариата в современной нам России бредовой. На той же точке зрения стояли не только меньшевики, но и подавляющее большинство руководящих большевиков, в частности все без исключения нынешние руководители партии, которые были в свое время решительными революционными демократами, но для которых проблемы социалистической революции, не только в 1905 году, но еще и накануне 1917 года, были смутной музыкой отдаленного будущего.

Этим идеям и настроениям теория перманентной революции, возрожденная в 1905 году, объявляла войну. Она показывала, как демократические задачи отсталых буржуазных наций непосредственно ведут в нашу эпоху к диктатуре пролетариата, а диктатура пролетариата ставит в порядок дня социалистические задачи. В этом состояла центральная идея теории. Если традиционное мнение гласило, что путь к диктатуре пролетариата лежит через долгий период демократии, то теория перманентной революции устанавливала, что для отставших стран путь к демократии идет через диктатуру пролетариата. Этим самым демократия становится не самодовлеющим режимом на десятки лет, а лишь непосредственным вступлением к социалистической революции. Они связываются друг с другом непрерывной связью. Между демократическим переворотом и социалистическим переустройством общества устанавливается таким образом перманентность революционного развития. (Марксисту достаточно сложно с первого раза отыскать в этой круговерти слов Троцкого сам смысл, простите за некую тавтологию, - троцкизма. А все довольно просто. Здесь в ход пущена попытка состыковать изначально несовместимые понятия. Это «отсталые буржуазные нации» в исторических условиях перехода от феодализма к капитализма, когда только-только стал зарождаться империализм. Это «путь к диктатуре пролетариата лежит через долгий период демократии», только вот априори «демократия» - способ управления общества, а «диктатура пролетариата» - формация общественного строя. Положение «Между демократическим переворотом и социалистическим переустройством общества» вообще не несет никакой смысловой нагрузки, т.к. если эту фразу попытаться хоть как то перевести на обще доступный язык, то смысл сказанного был бы несколько иным: «социалистическая революция является отправной точкой социалистических преобразований общества». – авт.) 

Второй аспект "перманентной" теории характеризует уже социалистическую революцию, как таковую. В течение неопределенно долгого времени и в постоянной внутренней борьбе перестраиваются все социальные отношения. Общество непрерывно линяет. Один этап преобразования непосредственно вытекает из другого. Процесс этот сохраняет по необходимости политический характер, т. е. развертывается через столкновения разных групп перестраивающегося общества. Взрывы гражданской войны и внешних войн чередуются с периодами "мирных" реформ. Революции хозяйства, техники, знания, семьи, быта, нравов, развертываются в сложном взаимодействии друг с другом, не давая обществу достигнуть равновесия (Марксизм считает, что каждому экономическому базису определённой формации соответствует тождественная общественная надстройка. И достигнутое равновесие есть условие существование общественно-экономической формации. А тут троцкизм вывел новую формулу существования социализма. До этого еще надо было постараться додуматься. А выдавать этот бред за достижение марксизма – вообще верх пилотажа Троцкого. – авт.). В этом перманентный характер социалистической революции, как таковой.

Международный характер социалистической революции, составляющий третий аспект теории перманентной революции, вытекает из нынешнего состояния экономики и социальной структуры человечества. Интернационализм не есть отвлеченный принцип, но лишь теоретическое и политическое отражение мирового характера хозяйства, мирового развития производительных сил и мирового размаха классовой борьбы. Социалистическая революция начинается на национальной почве. Но она не может на ней закончиться. Сохранение пролетарской революции в национальных рамках может быть лишь временным режимом, хотя бы и длительным, как показывает опыт Советского Союза. Однако, при изолированной пролетарской диктатуре противоречия, внешние и внутренние, растут неизбежно вместе с успехами. Оставаясь и далее изолированным, пролетарское государство в конце концов должно было бы пасть жертвой этих противоречий (Развал Советского Союза вроде должен стать подтверждением правильности теории «перманентной революции», но реалии исследования причин, приведших к этой трагедии, доказывают, что все беды в СССР стали следствием отхода от позиций марксизма. Международный опыт Советского Союза наглядно показал несостоятельность троцкизма. Нельзя импортировать по разнарядке социализм в другие страны, к чему собственно и призывал троцкизм. – авт.). Выход для него только в победе пролетариата передовых стран. С этой точки зрения национальная революция не является самодовлеющим целым: она лишь звено интернациональной цепи. Международная революция представляет собою перманентный процесс, несмотря на временные снижения и отливы.

Борьба эпигонов направлена, хоть и не с одинаковой отчетливостью, против всех трех аспектов теории перманентной революции. Иначе и быть не может, так как дело идет о трех нерасторжимо-связанных частях целого. Эпигоны механически отделяют демократическую диктатуру от социалистической. Они отделяют национальную социалистическую революцию от международной. Завоевание власти в национальных рамках является для них по сути дела не начальным, а заключительным актом революции: дальше открывается период реформ, приводящих к национальному социалистическому обществу (Сплошное извращение марксизма! И продолжение в том же духе.  – авт.)…Они провозгласили возможность построения в Советском Союзе изолированного и самодовлеющего социалистического общества. Международная революция из необходимого условия победы стала для них лишь благоприятствующим обстоятельством. К этому глубокому разрыву с марксизмом, эпигоны пришли в процессе перманентной борьбы с теорией перманентной революции.

Борьба, начавшаяся с искусственного оживления исторических воспоминаний и с фальсификации отдаленного прошлого, привела к полной перестройке миросозерцания правящего слоя революции. Мы уже не раз разъясняли, что эта переоценка ценностей производилась под влиянием социальных потребностей советской бюрократии, которая становилась все более консервативной, стремилась к национальному порядку, и требовала, чтобы уже совершенная революция, обеспечившая за бюрократией привиллегированные позиции, была признана достаточной для мирного построения социализма. Возвращаться к этой теме мы здесь не будем. Отметим лишь, что бюрократия глубочайшим образом сознает связь своих материальных и идейных позиций с теорией национального социализма. Это ярче всего выражается именно сейчас, несмотря на то, или благодаря тому, что сталинский аппарат, под натиском противоречий, которых он не предвидел, изо всех сил забирает влево и наносит довольно суровые удары своим вчерашним правым вдохновителям. Вражда бюрократов к марксистской оппозиции, у которой она на-спех заимствовала ее лозунги и аргументы, нисколько, как известно, не ослабевает. От оппозиционеров, возбуждающих вопрос об обратном приеме в партию для поддержания курса на индустриализацию и проч., требуют прежде всего осуждения теории перманентной революции, и, хотя бы косвенного, признания теории социализма в отдельной стране. Этим сталинская бюрократия обнаруживает чисто тактический характер левого поворота при сохранении национал-реформистских стратегических основ. Незачем пояснять значение этого: в политике, как и в военном деле, тактика в последнем счете подчинена стратегии».

Вот такой выглядит теория «перманентной революции» в изложении самого Троцкого. Мы вправе уже составить определенное представление о «ценности» данной теории. Можно было бы здесь поставить точку в анализе, поскольку дальнейшее изложение Троцким своих теоретических изысков разбросаны в большом (свыше 20 лет) промежутке времени.

Отметим для себя…

Мы могли убедиться в том, что Лев Давидович, зная опыт построения социалистического государства, уже постарался всячески видоизменить положения своей теоретической работы, максимально приблизив их к теории марксизма. Удался ли Троцкому сей фокус передергивания и извращения теории марксизма?!

Тем не менее, во избежание возврата к этой брошюре и возможных обвинений в необъективном отношении к троцкизму с нашей точки зрения продолжим наш анализ работы «Перманентная революция», датированной 1929 годом:

«Какие обвинения были выдвинуты эпигонами против теории перманентной революции? Если отбросить в сторону бесконечные противоречия моих критиков, то всю их поистине необъятную литературу можно свести к следующим положениям:

1. Троцкий игнорировал различие между буржуазной революцией и социалистической; он считал уже в 1905 году, что пред пролетариатом России стоят задачи непосредственно социалистического переворота.

2. Троцкий забывал совершенно об аграрном вопросе. Крестьянство для него не существовало. Он изображал революцию, как единоборство пролетариата с царизмом.

3. Троцкий не верил, что мировая буржуазия допустит сколько-нибудь длительное существование диктатуры русского пролетариата, и считал гибель ее неизбежной, если пролетариат Запада не захватит власть в самый короткий срок и не придет нам на помощь. Этим самым Троцкий недооценивал давление западного пролетариата на свою буржуазию.

4. Троцкий вообще не верит в силу русского пролетариата, в его способность самостоятельно построить социализм и потому все свои надежды возлагал и возлагает на международную революцию.

Эти мотивы не только проходят через бесчисленные писания и речи Зиновьева, Сталина, Бухарина и других, но и формулированы в авторитетнейших резолюциях ВКП и Коммунистического Интернационала. Тем не менее приходится сказать, что они основаны на сочетании невежества с недобросовестностью.

Первые два утверждения критиков, как будет показано далее, ложны в самой своей основе. Нет, я именно исходил из буржуазно-демократического характера революции и приходил к выводу, что глубина аграрного кризиса может поднять к власти пролетариат отсталой России. Да, именно эту мысль я защищал накануне революции 1905 года. Именно эту мысль выражало самое название революции "перманентной", т. е. непрерывной, т. е. переходящей непосредственно из буржуазной стадии в социалистическую. Для выражения той же идеи Ленин употребил впоследствии превосходное выражение о перерастании буржуазной революции в социалистическую. Понятие переростания Сталин, задним числом (в 1924 году), противопоставил перманентной революции, как прямому скачку из царства самодержавия в царство социализма. Злополучный "теоретик" не дал себе даже труда продумать, что же в таком случае означает перманентность революции, т. е. непрерывность ее развития, раз дело идет о голом скачке? (Такая импровизация Троцкого вызывает усмешку. Неужели Лев Давидович всерьез надеялся, что его чтиво воспримут марксисты?! Ведь буржуазная и социалистическая революции изначально несут в себе диаметрально противоположные интересы. Только после установления капиталистических порядков можно и нужно говорить о подготовке социалистической революции, которая призвана смести установившиеся буржуазные законы развития общества. А об «непрерывной, т. е. переходящей непосредственно из буржуазной стадии в социалистическую» революцию мог говорить только провокатор. – авт.)

Что касается третьего обвинения, то оно продиктовано недолговечной верой эпигонов в возможность нейтрализовать империалистскую буржуазию на неограниченный срок при помощи "разумно" организованного давления пролетариата. В 1924-27 г.г. это была центральная идея Сталина. Плодом ее явился англо-русский комитет. Разочарование в возможности связать по рукам и по ногам мировую буржуазию при помощи союза с Перселем, Радичем, Ляфолетом и Чан-Кай-Ши привело к острому пароксизму страха перед немедленной военной опасностью. Через эту полосу Коминтерн проходит еще и сейчас (Вновь идет передергивание фактов. Советской власти необходима была мирная передышка для осуществления планов по экономическому подъему страны. Троцкий же в это время призывал к мировой революции. Тем самым обрекал Советскую власть на верную гибель. –авт.).

Четвертое возражение против теории перманентной революции сводится попросту к тому, что я в 1905 году не стоял на точке зрения теории социализма в отдельной стране, которую Сталин сфабриковал для советской бюрократии лишь в 1924 году. (Вот и началась ложь! – авт.) Это обвинение является чистейшим историческим курьезом. Можно в самом деле подумать, будто мои оппоненты, поскольку они вообще политически размышляли в 1905 году, считали Россию подготовленной для самостоятельной социалистической революции. На самом деле они в течение 1905-1917 годов неутомимо обвиняли меня в утопизме в виду допущения мною вероятности того, что пролетариат России придет к власти раньше, чем пролетариат Западной Европы. Каменев и Рыков обвиняли в утопизме Ленина в апреле 1917 года, причем популярно разъясняли Ленину, что социалистическая революция должна первоначально совершиться в Англии и других передовых странах, после чего только может наступить очередь России. На той же точке зрения стоял и Сталин до 4-го апреля 1917 года. Лишь постепенно и с трудом он усвоил ленинскую формулу диктатуры пролетариата в противовес демократической диктатуре. Еще весною 1924 года Сталин повторял вслед за другими, что Россия, отдельно взятая, не созрела для построения социалистического общества. Осенью 1924 года, в борьбе с теорией перманентной революции, Сталин впервые сделал открытие насчет возможности построения изолированного социализма в России. После этого красные профессора подобрали для Сталина цитаты, уличающие Троцкого в том, что он в 1905 году - о, ужас! - считал, что Россия может притти к социализму только с помощью пролетариата Запада.

Если взять историю идейной борьбы за четверть века, разрезать ее ножницами на мелкие куски, перемешать эти куски в ступе и затем поручить слепому склеить их вместе, то вряд ли получится более чудовищная теоретическая и историческая галиматья, чем та, которою эпигоны кормят своих читателей и слушателей (Кто бы говорил. Впрочем опровержение этому последует ниже. – авт.)…

Злобная травля против перманентной революции явилась в свою очередь, только расчисткой почвы для теории социализма в отдельной стране, т. е. для национал-социализма новой формации. Разумеется, эти новые социальные корни борьбы против "троцкизма" сами по себе ничего не говорят ни за ни против правильности теории перманентной революции. Но без понимания этих подспудных корней спор будет неизбежно принимать академически бесплодный характер.

Я не мог заставить себя в эти годы оторваться от новых задач и вернуться к старым вопросам, связанным с периодом революции 1905 г., поскольку они касались, главным образом, моего прошлого и против него искусственно направлялись. Разобрать старые разногласия и, в частности, старые мои ошибки в связи с условиями, их породившими, разобрать с такой полнотой, чтоб они стали понятны молодому поколению, не говоря о впавших в политическое детство стариках, можно только в масштабе целой книги…

Сталинские "Вопросы Ленинизма" представляют собою кодификацию этого идейного мусора, официальный учебник короткомыслия, коллекцию нумерованных пошлостей (я стараюсь дать наиболее умеренные определения)».

Здесь необходимо прервать на время наш экскурс в дебри троцкизма. Уж больно знакомые слова появились в данном фрагменте книжонки у Троцкого. Много позже, в 1956 году другой троцкист Хрущев начнет в Докладе «О культе личности…» один в один «приводить» доводы  своего гуру Троцкого. А что же Лев Давидович? Он плавно со своих теоретических «вывихов» перешел на сведение счетов со Сталиным. Эти «разоблачения» Троцкого стали питательной почвой антисталинианы, поднятой всякой шушерой сразу после смерти Иосифа Виссарионовича и продолжающейся до сегодняшних дней. Позвольте в дальнейшем нашем анализе по возможности опустить нападки Троцкого против Сталина и его весьма красноречивые самовосхваляющие перлы о том, что типа Лев Давидович был светочем марксизма и последовательным соратником Ленина. И даже защитником ленинизма от «недалекого» Сталина.

«Суть дела в том, - продолжает Троцкий в своей книге «Перманентная революция», - что единственная работа, где я в более или менее систематическом виде изложил свои взгляды на развитие революции, это обширная статья "Итоги и перспективы" (стр. 224-286 в книге "Наша революция", Петербург, 1906). Статья моя в польском органе Розы Люксембург и Тышко (1909 г.), - на которую Радек только и ссылается, но которую он, увы, излагает по Каменеву, - ни в каком случае не претендовала на законченность и полноту. Теоретически она опиралась на названную выше книгу "Наша революция". Никто не обязан читать сейчас эту книгу. После того произошли такие события и в этих событиях мы на деле так многому научились, что мне, признаться, просто претит нынешняя эпигонская манера рассматривать новые исторические проблемы не в свете живого опыта уже совершенных нами революций, а преимущественно в свете цитат, относившихся только к предвиденью нами будущих революций. Этим я, конечно, не хочу отрицать право Радека подойти к вопросу и с историко-литературной стороны. Но тогда уж нужно делать это как следует. Радек покушается на попытку осветить судьбу теории перманентной революции на протяжении чуть не четверти столетия, и при этом вскользь замечает, что у него "нет под рукой" тех именно работ, в которых эта теория мною изложена…

Радек совершенно обходит те старые заявления Ленина, в которых он очень сдержанно, очень скупо, но с тем большим весом, констатирует солидарность мою с большевизмом в основных революционных вопросах. Надо ни на минуту не забывать, что эти заявления делались Лениным в условиях, когда я не принадлежал к большевистской фракции, и когда Ленин беспощадно (и совершенно справедливо) нападал на меня за примиренчество, - не за перманентную революцию, где он ограничивался эпизодическими возражениями, а за примиренчество, за готовность надеяться на эволюцию меньшевиков влево. Ленин заботился о борьбе с примиренчеством гораздо больше, чем о "справедливости" отдельных полемических ударов по "примиренцу" Троцкому…

Здесь же, чтобы не оставлять места никаким недоговоренностям, скажу кратко: при всех своих пробелах теория перманентной революции, как она изложена даже в самых ранних моих работах, прежде всего в "Итогах и перспективах" (1906), неизмеримо больше проникнута духом марксизма, и следовательно неизмеримо ближе к исторической линии Ленина и большевистской партии, чем не только нынешние сталинские и бухаринские мудрствования задним числом, но и последняя работа Радека.

Этим я совершенно не хочу сказать, что концепция революции представляет во всех моих писаниях одну и ту же ненарушимую линию. Я занимался не сортировкой старых цитат, - к этому ныне вынуждает лишь период партийной реакции и эпигонства, - а пытался, худо ли, хорошо ли, оценивать реальные процессы жизни. На протяжении 12 лет (1905-1917) революционной журналистики были у меня и такие статьи, в которых конъюнктурная обстановка, и даже неизбежные в борьбе конъюнктурно-полемические преувеличения выпирали на передний план, нарушая стратегическую линию. Можно найти, напр., статьи, в которых я выражал сомнения по поводу будущей революционной роли всего крестьянства, как сословия, и в связи с этим отказывался, особенно во время империалистической войны, именовать будущую русскую революцию "национальной", считая это наименование двусмысленным. Нужно только не забывать, что интересующие нас исторические процессы, в том числе и процессы в крестьянстве, стали куда яснее теперь, когда они давно завершились, чем в то время, когда они только развертывались. Отмечу еще, что Ленин, который ни на минуту не упускал из виду мужицкую проблему во всем ее гигантском историческом объеме, и у которого мы все этому учились, уже после февральской революции считал неясным, удастся ли оторвать крестьянство от буржуазии и повести его за собой. Вообще же скажу по адресу строгих критиков, что гораздо легче в течение часа найти формальные противоречия в чужих газетных статьях за четверть века, чем самому выдержать единство основной линии, хотя бы в течение одного только года…

Наконец, я никогда и не пытался создавать группировку на основе идей перманентной революции. Моя внутрипартийная позиция была примиренческой и, поскольку я в известные моменты стремился к группировке, то именно на этой основе. Примиренчество мое вытекало из, своего рода, социально-революционного фатализма. Я считал, что логика классовой борьбы заставит обе фракции вести одну революционную линию. Мне был тогда неясен великий исторический смысл ленинской политики непримиримого идейного межевания и, где нужно, раскола, чтоб сплотить и закалить костяк подлинно пролетарской партии. В 1911 году Ленин об этом писал:

 "Примиренчество есть сумма настроений, стремлений, взглядов, связанных неразрывно с самой сутью исторической задачи, поставленной перед РСДРП в эпоху контр-революции 1908-1911 г. г. Поэтому целый ряд с.-д. в этот период впадал в примиренчество, исходя из самых различных посылок. Последовательнее всех выразил примиренчество Троцкий, который едва ли не один пытался подвести теоретический фундамент под это направление". (XI, ч. 2, стр. 371).

 Стремясь к единству во что бы то ни стало, я невольно и неизбежно идеализировал центристские тенденции в меньшевизме. Несмотря на трехкратные эпизодические попытки мои, никакой совместной работы с меньшевиками у меня не выходило и не могло выйти. В то же время примиренческая линия тем резче противопоставляла меня большевизму, что Ленин, в противовес меньшевикам, давал примиренчеству, и не мог не давать, беспощадный отпор. А на платформе примиренчества никакой фракции, разумеется, создать было нельзя.

Отсюда урок: недопустимо и гибельно ломать или смягчать политическую линию в целях вульгарного примиренчества; недопустимо прихорашивать центризм, делающий левые зигзаги; недопустимо преувеличивать и раздувать разногласия с действительно-революционными единомышленниками в погоне за блуждающими огоньками центризма. Вот каковы подлинные уроки из подлинных ошибок Троцкого. Эти уроки очень важны. Они и сейчас сохраняют всю свою силу».

Из выше приведенного фрагмента книжонки видно, что, во-первых, Троцкий сам признаёт некоторую ошибочность своих теоретических положений. Но как показал ход истории, после установления Советской власти Бронштейн продолжил развивать свои теоретические установки в области призыва к свершению мировой революции. Во-вторых, Троцкий так же признаёт всю вредность своих действий по формированию фракционных групп внутри партии. Но как показал ход истории, после установления Советской власти Бронштейн продолжил вербовку своих соратников внутри уже большевистской партии. Вывод напрашивается весьма нелицеприятный для Троцкого, что он является лгуном и лицемером. Более того, Лев Давидович с упорством, достойного лучшего применения, вновь и вновь изворачивается. Дошло до того, что критические замечания в свой адрес преподносит как признание якобы его правоты:

«Выше мы видели, как большевистская "Новая Жизнь" откликнулась на теорию перманентной революции почти при ее зарождении, т. е. еще в 1905 г. Упомянем еще, как редакция "Сочинений" Ленина отозвалась об этой теории после 1917 г. В примечаниях к XIV т., ч. II, стр. 481 говорится:

"Еще до революции 1905 года (Троцкий) выдвинул своеобразную и особенно знаменательную теперь теорию перманентной революции, утверждая, что буржуазная революция 1905 г. непосредственно перейдет в социалистическую, являясь первой из ряда национальных революций".

Допускаю, что это вовсе не есть признание правильным всего, что я писал о перманентной революции. Но это во всяком случае признание неправильным того, что пишет о ней Радек. "Буржуазная революция непосредственно перейдет в социалистическую" - это есть теория перерастания, а не перепрыгивания; отсюда вытекает реалистическая тактика, а не авантюристская. А что означают слова: "особенно знаменательная теперь теория перманентной революции"? Они означают, что октябрьский переворот осветил новым светом те стороны этой теории, которые раньше для очень многих оставались в тени, или просто казались "невероятными".

Послушаешь Троцкого и в Англии лет 200 буржуазная революция постоянно перерастает в пролетарскую!!! Вместо этого автор теории «перманентной революции» начинает весьма виртуозно переводить акценты на второстепенные аспекты: «Отличие "перманентной" точки зрения от ленинской выражалось политически в противопоставлении лозунга диктатуры пролетариата, опирающегося на крестьянство, лозунгу демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Спор шел вовсе не о том, возможно ли перепрыгнуть через буржуазно-демократическую стадию, и нужен ли союз рабочих и крестьян, спор шел о политической механике сотрудничества пролетариата и крестьянства в демократической революции».

Отсюда и следует с большой долей скепсиса рассматривать дальнейшие разглагольствования автора «Перманентной революции»:  

«ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ПЕРМАНЕНТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ?

(Основные положения).

Читатель, надеюсь, не будет возражать, если я, в заключение этой книжки, попытаюсь, не боясь повторений, сжато формулировать главные свои выводы.

1. Теория перманентной революции требует сейчас со стороны всякого марксиста самого внимательного к себе отношения, так как ходом классовой и идейной борьбы вопрос полностью и окончательно выведен из области воспоминаний о старых разногласиях внутри русских марксистов и превращен в вопрос о характере, внутренних связях и методах международной революции вообще. (Иными словами, по Троцкому выходит, основу его теории составляет стремление насильственного «социализирования» всего мира. – авт.)

2. В отношении стран с запоздалым буржуазным развитием, в частности, колониальных и полуколониальных, теория перманентной революции означает, что полное и действительное разрешение их демократических и национально-освободительных задач мыслимо лишь через диктатуру пролетариата, как вождя угнетенной нации, прежде всего ее крестьянских масс. (Обратите внимание, как виртуозно Троцкий набором высокопарных слов извратил марксизм. «…действительное разрешение их демократических и национально-освободительных задач…» Это как? Из контекста вышеизложенного автором теории «перманентной революции» подразумевалось под смыслом слова «демократическая» рассматривать слово - «капиталистическая». Поскольку системные задачи развития капитализма, а тем более – монополистического империализма, подразумевают финансовое порабощение развитыми капиталистическими странами менее слаборазвитых стран то, как совместить « разрешение их демократических и национально-освободительных задач» в единое целое вообще не реально. Далее, фраза: «лишь через диктатуру пролетариата, как вождя угнетенной нации», является верхом глупости. Это как «диктатура пролетариата» может быть «вождем нации»? Основой марксизма является положение о классовой борьбе. Любая нация в любом обществе имеет внутри себя разделение на классы. Поскольку диктатура пролетариата по определению является все же гегемонией одного класса над другим в конкретном обществе, то, как, при таком раскладе, диктатура одного класса среди определенной нации может стать вождем всей нации знают Троцкий и, пожалуй, Зюганов. Последний вообще выдвинул лозунг: «Коммунист, защищай русских!» И после этого Троцкий еще претендует на роль достойного уважения теоретика марксизма? – авт.)   

3. Не только аграрный вопрос, но и национальный отводят крестьянству, подавляющему большинству населения отсталых стран, исключительное место в демократической революции. Без союза пролетариата с крестьянством задачи демократической революции не могут быть не только разрешены, но даже серьезно поставлены. Союз этих двух классов осуществим, однако, не иначе, как в непримиримой борьбе против влияния национально-либеральной буржуазии. (Вновь мы видим, как Троцкий перевирает основные положения марксизма. Выходит, что нужно поддерживать олигархию или всякую другую буржуазию, которая не попадает под определение «национально-либеральной»? – авт.)

4. Каковы бы ни были первые эпизодические этапы революции в отдельных странах, осуществление революционного союза пролетариата и крестьянства мыслимо только под политическим руководством пролетарского авангарда, организованного в коммунистическую партию. Это значит, в свою очередь, что победа демократической революции мыслима лишь через диктатуру пролетариата, опирающегося на союз с крестьянством и разрешающего в первую голову задачи демократической революции. (Ленин все время говорил о союзе пролетариата с крестьянством. А тут «диктатура пролетариата, опирающаяся на союз с крестьянством»?! Бред, ибо диктатура есть власть класса, но не сам класс, а союз заключается между классами. Это азбучная истина сознательно Троцким извращается. – авт.)

5. Взятый в исторической оценке старый лозунг большевизма: "демократическая диктатура пролетариата и крестьянства" (Ложь! Большевики говорили только о союзе!!! Между пролетариатом и крестьянством. А Ленин говорил только о диктатуре пролетариата! Ибо диктатура крестьянства априори являлась бы реставрацией феодализма. – авт.)  выражал именно охарактеризованное выше соотношение пролетариата, крестьянства и либеральной буржуазии. Это доказано опытом Октября. Но старая формула Ленина не предрешала заранее, каковы окажутся политические взаимоотношения пролетариата и крестьянства внутри революционного блока. Иными словами, формула сознательно допускала известную алгебраичность, которая должна была уступить место более точным арифметическим величинам в процессе исторического опыта. Этот последний показал, однако, притом в условиях, исключающих какие бы то ни было лже-толкования, что, как бы велика ни была революционная роль крестьянства, она не может быть самостоятельной, ни, тем более, руководящей. Крестьянин идет либо за рабочим, либо за буржуа. Это значит, что "демократическая диктатура пролетариата и крестьянства" мыслима только, как диктатура пролетариата, ведущего за собою крестьянские массы.(Троцкий доказал с успехом в своей теории «перманентной революции» только одно – полное отсутствие знаний в теории марксизма о классовой борьбе. – авт.)

6. Демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, в качестве режима, отличного по своему классовому содержанию от диктатуры пролетариата, была бы осуществима лишь в том случае, если бы осуществима была самостоятельная революционная партия, выражающая интересы крестьянской и вообще мелко-буржуазной демократии, - партия, способная, при том или другом содействии пролетариата, овладеть властью и определять ее революционную программу. Как свидетельствует опыт всей новой истории, и особенно опыт России за последнюю четверть века, непреодолимым препятствием на пути создания крестьянской партии является экономическая и политическая несамостоятельность мелкой буржуазии и ее глубокая внутренняя дифференциация, в силу которой верхние слои мелкой буржуазии (крестьянства), во всех решительных случаях, особенно в войне и революции, идут с крупной буржуазией, а низы - с пролетариатом, вынуждая тем самым промежуточный слой делать выбор между крайними полюсами. Между керенщиной и большевистской властью, между Гоминданом и диктатурой пролетариата - нет и не может быть ничего промежуточного, т. е. никакой демократической диктатуры рабочих и крестьян. (Почему же ничто не препятствует существованию Аграрной партии в России или партии Любителей Пива. Тут вопрос необходимо было бы ставить так, а собственно крестьянской революционной партией какой общественно-экономический строй виделся бы в случае свершения революции? У Троцкого сплошь и рядом идет смешивание слов и положений, несовместимых с положениями марксизма. – авт.).

7. Стремление Коминтерна навязать ныне восточным странам лозунг демократической диктатуры пролетариата и крестьянства (??? – авт.), давно и окончательно исчерпанный историей, может иметь только реакционное значение. Поскольку этот лозунг противопоставляется лозунгу диктатуры пролетариата, он политически содействует растворению пролетариата в мелко-буржуазных массах и создает таким путем наиболее благоприятные условия для гегемонии национальной буржуазии, следовательно, для краха демократической революции. Включение этого лозунга в программу Коминтерна представляет собою прямую измену марксизму и октябрьской традиции большевизма.

 8. Диктатура пролетариата, поднявшегося к власти, в качестве вождя демократической революции (??? – авт.), неизбежно, и притом очень скоро, ставит перед ним задачи, связанные с глубокими вторжениями в права буржуазной собственности. Демократическая революция непосредственно перерастает в социалистическую, становясь тем самым перманентной революцией (Не может быть этого в природе, ибо буржуазная революция устанавливает господство капитализма, а социалистическая должна приводить к коммунизму. А так выходит по Троцкому, что человечество находится в состоянии перманентной революции. Лев Давидович выясняется не понимает разницу между понятиями эволюция и революция. – авт.).

9. Завоевание власти пролетариатом не завершает революцию, а только открывает ее. Социалистическое строительство мыслимо лишь на основе классовой борьбы в национальном и международном масштабе. Эта борьба, в условиях решающего преобладания капиталистических отношений на мировой арене, будет неизбежно приводить ко взрывам внутренней, т. е. гражданской, и внешней, революционной войны. В этом состоит перманентный характер социалистической революции, как таковой, независимо от того, идет ли дело об отсталой стране, только вчера завершившей свой демократический переворот, или о старой капиталистической стране, прошедшей через долгую эпоху демократии и парламентаризма (Какой же бальзам на душу ревизионистам марксизма. Здесь между строк у Троцкого идет утверждение эволюционного пути развития человечества и призыв добиваться социалистических преобразований через парламентаризм. – авт.).

10. Завершение социалистической революции в национальных рамках немыслимо. Одна из основных причин кризиса буржуазного общества состоит в том, что созданные им производительные силы не могут более мириться с рамками национального государства. Отсюда вытекают империалистские войны, с одной стороны, утопии буржуазных Соединенных Штатов Европы, с другой. Социалистическая революция начинается на национальной арене, развивается на интернациональной, и завершается на мировой. Таким образом, социалистическая революция становится перманентной в новом, более широком смысле слова: она не получает своего завершения до окончательного торжества нового общества на всей нашей планете (Читаешь и не покидает ощущение, что написано вроде марксистом, но гнильца при этом присутствует. И не определишь сразу, где эта гниль. В общепринятой марксистско-ленинской терминологии процесс становления коммунизма идет поэтапно с выполнением определенных задач. Сначала социалистическая революция происходит, которая устанавливает диктатуру пролетариата. Далее начинается этап строительства социализма, который должен уничтожить частную собственность и подавить капиталистические элементы в обществе. Одновременно должна установиться единая общенародная собственность на средства производства, что приведет к отмиранию товарно-денежных отношений, крестьянства как класса и отмиранию диктаторы пролетариата. Устанавливается всеобъемлющая система демократии. После появления еще ряда социалистических стран можно говорить о снятии буржуазного окружения и установления развитого социализма. И конечный пункт эволюционного развития социализма – собственно коммунизм. А тут у Троцкого – мировая революция. А там типа сам разбирайся, что хотел сказать Бронштейн. – авт.).

11. Указанная выше схема развития мировой революции снимает вопрос о странах, "созревших" и "несозревших" для социализма, в духе той педантски безжизненной классификации, которую дает нынешняя программа Коминтерна. Поскольку капитализм создал мировой рынок, мировое разделение труда и мировые производительные силы, постольку он подготовил мировое хозяйство в целом для социалистического переустройства.

Разные страны будут совершать этот процесс разным темпом. Отсталые страны могут, при известных условиях, раньше передовых притти к диктатуре пролетариата, но позже их - к социализму.

Отсталая колониальная или полуколониальная страна, пролетариат которой оказывается еще недостаточно подготовленным для объединения вокруг себя крестьянства и завоевания власти, тем самым оказывается в состоянии невозможности довести до конца свой демократический переворот. Наоборот, в стране, пролетариат которой пришел к власти в результате демократической революции, дальнейшая судьба диктатуры и социализма зависит, в последнем счете, не только и не столько от национальных производительных сил, сколько от развития международной социалистической революции. (Троцкий все постарался запутать. Дело в том, что социализм дает мощный импульс в развитии производственных отношений. При этом другие социалистические страны в своем развитии с помощью интеграции выравниваются. Более того, Ленин об этом говорил намного раньше появления теории Троцкого о том, что сам империализм в своем развитии и создании единого мирового рынка начнет постепенно подводить экономические показатели к некому среднему знаменателю (по крайней мере в упомянутых выше Соединенных Штатах Европы). –авт.) 

12. Теория социализма в отдельной стране, поднявшаяся на дрожжах реакции против Октября, есть единственная теория, последовательно и до конца противостоящая теории перманентной революции.

Попытка эпигонов, под ударами критики, ограничить применимость теории социализма в отдельной стране одной только Россией, ввиду ее особых свойств (пространства и естественные богатства), не улучшает, но ухудшает дело. Разрыв с интернациональной позицией всегда и неизбежно ведет к национальному мессианизму, т. е. к признанию за собственной страной особых преимуществ и качеств, позволяющих ей будто-бы выполнить ту роль, до которой не могут подняться другие страны (Вздор. Тем более опыт СССР есть прямое подтверждение вредности и абсурдности теоретических вывихов Троцкого. – авт.).

Мировое разделение труда, зависимость советской индустрии от иностранной техники, зависимость производительных сил передовых стран Европы от азиатского сырья и проч. и проч., делают построение самостоятельного социалистического общества невозможным ни в одной из стран мира (??? – авт.).

13. Теория Сталина-Бухарина не только механически противопоставляет, наперекор всему опыту русских революций, демократическую революцию социалистической, но и отрывает национальную революцию от интернациональной.

Революциям в отсталых странах она ставит задачей установление неосуществимого режима демократической диктатуры, который она противопоставляет диктатуре пролетариата. Этим она вводит в политику иллюзии и фикции, парализует борьбу пролетариата на Востоке за власть и тормозит победу колониальных революций.

Уже завоеванная пролетариатом власть означает, с точки зрения эпигонской теории, завершение революции ("на девять десятых", по формуле Сталина) и открытие эпохи национальных реформ. Теория врастания кулака в социализм и теория "нейтрализации" мировой буржуазии неотделимы, поэтому, от теории социализма в отдельной стране. Они вместе стоят и вместе падают.

 Коммунистический Интернационал низводится теорией национал-социализма на степень подсобного орудия, полезного для борьбы против военной интервенции. Нынешняя политика Коминтерна, его режим и подбор в нем руководящего персонала вполне отвечают этому низведению Коммунистического Интернационала на роль вспомогательного отряда, не предназначенного для разрешения самостоятельных задач.

14. Программа Коминтерна, созданная Бухариным, эклектична насквозь. Она делает безнадежную попытку примирить теорию социализма в отдельной стране с марксистским интернационализмом, который, однако, неотделим от перманентного характера международной революции. Борьба левой коммунистической оппозиции за правильную политику и здоровый режим Коминтерна неразрывно связана с борьбой за марксистскую программу. Вопрос о программе неотделим, в свою очередь, от вопроса о двух противостоящих друг другу теориях: перманентной революции и социализма в отдельной стране. Проблема перманентной революции давно переросла эпизодические и полностью исчерпанные историей разногласия Ленина и Троцкого. Борьба идет между основными идеями Маркса и Ленина, с одной стороны, эклектикой центристов с другой».

Очень трудно комментировать вышеизложенный бред Троцкого. Поэтому и мало сегодня серьезных аналитических исследований по данной тематике. Одновременно можно выявить довольно страшную тенденцию. Наличие последователей троцкизма в мире объясняется слабым теоретическим багажом знаний, так называемых евро-коммунистов, теории марксизма-ленинизма. Современные политиканы и их подпевалы, подхватив самовосхваляющие слова Троцкого о собственном гении в развитии ленинизма, стали муссировать тему о якобы противостоянии между Лениным и Сталиным. Это с одной стороны. С другой стороны, национал-патриоты стали привязывать Ленина и Троцкого в одну связку, якобы скрепленными масонскими деньгами, выдвигая теорию «жидобольшевизма». И такое положение дел вполне объяснимо ибо «Буржуазные хулители Советской власти, - как говорил товарищ Ленин, - а равно мелкобуржуазные подголоски, проявляют всегда ловкость рук».

О мировой революции…

А стоит ли так глубоко останавливаться на анализе столь нелепых, на мой взгляд, теоретических выкладках якобы течения в марксизме, каковым считают троцкизм?

Выше мы рассмотрели основу троцкизма – теорию «перманентной революции». За мишурой трезвонной риторики выглядывает антимарксизм. Такое положение дел не может скрыть даже подгонка и прилизывание Троцким своих более ранних (1906 года) теоретических выкладок с учетом достижений социалистического строительства Республики Советов. Верность теории всегда проверяется опытом. Вот и правильность теории марксизма мы увидели на примере развития нашей Родины в период 1917-53 года. Вредность троцкизма вышла боком в истории для СССР после 1953 года, когда у руля страны оказался последователь учения Бронштейна – Хрущев. Сегодня, по прошествии века с лишним с момента зарождения теории «перманентной революции», в России не так много приверженцев троцкизма, и, наоборот, в международном левом движении как раз имеются достаточное количество приверженцев Троцкого. Более того… Европейские коммунисты в абсолютной своей массе возводят на Олимп Бронштейна и всячески принижают роль Сталина. То и появляется необходимость искать притягательную составляющую в течении марксизма - троцкизме.

И начинать анализ и разбор теоретических изысков Льва Давидовича следует с самой основы. Таким положением у Троцкого является утверждение о мировой революции. Вот и будем разбираться…

Мне кажется, что рассматривать теоретическое положение Троцкого о «мировой революции» необходимо с двух частей рассуждений. Первое, давайте рассмотрим саму основу – возможно ли построение социализма в отдельно взятой стране?  И, второе, практическое наполнение свершения мировой революции.

Итак, возможно ли построение социализма в отдельно взятой стране? Из выше изложенного текста Троцкого «Перманентная революция» видно, что основу этой теории составляет положение марксизма о победе социализма в нескольких странах мира. И Лев Давидович на этой основе марксизма производит свою критику Сталина, который взялся, по его мнению, выстраивать социализм в отдельно взятой стране.

Многие политологи ухватились за такое так сказать расхождение теоретиков марксизма.

Для того чтобы добраться до истины необходимо учитывать методологический подход в освещении и разночтения в самом смысловом определении понятий.     

Энгельс в статье «Принципы коммунизма» утверждает:

«…Может ли эта революция произойти в одной какой-нибудь стране?

Ответ: Нет. Крупная промышленность уже тем, что она создала мировой рынок, так связала между собой все народы земного шара, в особенности цивилизованные народы, что каждый из них зависит от того, что происходит у другого. Затем крупная промышленность так уравняла общественное развитие во всех цивилизованных странах, что всюду буржуазия и пролетариат стали двумя решающими классами общества и борьба между ними — главной борьбой нашего времени. Поэтому коммунистическая революция будет не только национальной, но произойдет одновременно во всех цивилизованных странах, т. е., по крайней мере, в Англии, Америке, Франции и Германии. В каждой из этих стран она будет развиваться быстрее или медленнее, в зависимости от того, в какой из этих стран более развита промышленность, больше накоплено богатств и имеется более значительное количество производительных сил. Поэтому она осуществится медленнее и труднее всего в Германии, быстрее и легче всего в Англии. Она окажет также значительное влияние на остальные страны мира и совершенно изменит и чрезвычайно ускорит их прежний ход развития. Она есть всемирная революция и будет поэтому иметь всемирную арену». (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т.4, стр. 162-164.)

Вот и наступил вроде триумф Троцкого, как теоретика марксизма. Еще бы, если, особо не вдаваясь в смысл сказанного, легко можно противопоставить Энгельсу слова Ленина и Сталина о том, что свершение социалистической революции возможно в отдельно взятой стране. И закрепить эти доводы примером свершения Великой Октябрьской социалистической революции в 1917 году.

Но… Мы воочию в интерпретации данного фрагмента работы Энгельса должны рассмотреть разницу между метафизическим или догматическим восприятием положения марксизма на сравнении троцкизма, который старается буквально придерживаться теоретических положений, с одной стороны, и диалектическим живым ленинско-сталинским развитием марксизма, - с другой стороны.

По определению «революция» есть скачкообразный переход из одного качественного состояния общества в другое. Поэтому марксисты воспринимают свершение революции как разовый акт прихода к власти. Мы же столкнулись с неточной интерпретацией в таком переводе с немецкого смыслом сказанного Энгельсом. Здесь необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что временные сроки свершения революции в этом тексте достаточно размыты. Более того, Энгельс подразумевал не сам факт свершения революции, а процесс построения социалистического общества. Не единожды классики марксизма утверждали, что социалистическая революция может установить только диктатуру пролетариата. После свершения революции, которая лишь юридически фиксирует смену одной общественно-экономической формации другой, фактически расчищает путь революционным преобразованиям в развитии общества от капитализма к коммунизму, которые занимают по временному продолжению целую эпоху своего развития. И эту начальную эпоху развития коммунистической общественно-экономической формацией марксисты называют социализмом.

Что же делает Троцкий?

Троцкий, выхватив в марксизме положение о том, что «коммунистическая революция… произойдет одновременно во всех цивилизованных странах», стал преподносить эту мысль как догму. А положение об эпохе социалистических преобразований им вообще пренебрегались. Более того, Лев Давидович под положение марксизма о победе социализма одновременно во всех странах мира стал подгонять свою теорию. Он в своей теории «Перманентной революции» утверждает, что Россия к 1905 году уже якобы являлась передовой и развитой капиталистической державой мира. Между тем, по общему признанию буржуазных исследователей Россия в своем развитии близко подошла к лучшим мировым экономическим показателям лишь в 1913 году.            

Давайте вспомним и сравним слова Сталина с теоретическими выводами  Троцкого: «Раньше считали победу революции в одной стране невозможной, полагая, что для победы над буржуазией необходимо совместное выступление пролетариев всех передовых стран или, во всяком случае, большинства таких стран. Теперь эта точка зрения уже не соответствует действительности. Теперь нужно исходить из возможности такой победы, ибо неравномерный и скачкообразный характер развития различных капиталистических стран в обстановке империализма, развитие катастрофических противоречий внутри империализма, ведущих к неизбежным войнам, рост революционного движения во всех странах мира, – все это ведет не только к возможности, но и к необходимости победы пролетариата в отдельных странах. История революции в России является прямым тому доказательством. Необходимо только помнить при этом, что свержение буржуазии может быть с успехом проведено лишь в том случае, если имеются налицо некоторые, совершенно необходимые, условия, без наличия которых нечего и думать о взятии власти пролетариатом.

Вот что говорит Ленин об этих условиях в своей брошюре “Детская болезнь «левизны» в коммунизме”:

“Основной закон революции, подтвержденный всеми революциями, и в частности всеми тремя русскими революциями в XX веке, состоит вот в чем: для революции недостаточно, чтобы эксплуатируемые и угнетенные массы сознали невозможность жить по-старому и потребовали изменения; для революции необходимо, чтобы эксплуататоры не могли жить и управлять по-старому. Лишь тогда, когда “низы” не хотят старого и когда “верхи” не могут по-старому, лишь тогда революция, может победить. Иначе эта истина выражается словами: революция невозможна без общенационального (и эксплуатируемых и эксплуататоров затрагивающего) кризиса (курсив мой. – И. Ст.). Значит, для революции надо, во-первых, добиться, чтобы большинство рабочих (или во всяком случае большинство сознательных, мыслящих, политически активных рабочих) вполне поняло необходимость переворота и готово было идти на смерть ради него; во-вторых, чтобы правящие классы переживали правительственный кризис, который втягивает в политику даже самые отсталые массы.., обессиливает правительство и делает возможным для революционеров быстрое свержение его” (см. т. XXV, стр.222).

Но свергнуть власть буржуазии и поставить власть пролетариата в одной стране – еще не значит обеспечить полную победу социализма. Упрочив свою власть и поведя за собой крестьянство, пролетариат победившей страны может и должен построить социалистическое общество. Но значит ли это, что он тем самым достигнет полной, окончательной победы социализма, т.е. значит ли это, что он может силами лишь одной страны закрепить окончательно социализм и вполне гарантировать страну от интервенции, а значит, и от реставрации? Нет, не значит. Для этого необходима победа революции по крайней мере в нескольких странах. Поэтому развитие и поддержка революции в других странах является существенной задачей победившей революции. Поэтому революция победившей страны должна рассматривать себя не как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата в других странах.

Ленин выразил эту мысль в двух словах, сказав, что задача победившей революции состоит в проведении “максимума осуществимого в одной стране для развития, поддержки, пробуждения революции во всех странах” (см. т. XXIII, стр. 385)». (И.В. Сталин, Сочинения т.6, стр. 106-108)

Теперь сравним… Троцкий своей теорией «перманентной революции» утверждал о необходимости свершения мировой революции, а Ленин говорил о пробуждении революции во всех странах. Насколько же разнится позиция между ленинизмом и троцкизмом!

Более того, Маркс в «Манифесте Коммунистической партии» однозначно говорит:

«Если не по содержанию, то по форме борьба пролетариата против буржуазии является сначала борьбой национальной. Пролетариат каждой страны, конечно, должен сперва покончить со своей собственной буржуазией».

В унисон Марксу и Энгельсу вторит Ленин: «Конечно, окончательная победа социализма в одной стране невозможна». (В.И. Ленин ПСС. т.35, с.277)

Таким образом, никакого противостояния марксизма и ленинизма нет и быть в природе не может. В то же время троцкизм расходится с положениями марксизма, причем подленько так подкрепляет свою антимарксистскую суть трезвонными лозунгами: «Долой границы», «Война — мать революции», «Диктатура пролетариата — сегодня и в любой стране». Эти и другие хлесткие лозунги троцкистов использовались и используются для того, чтобы представить себя «истинно левым, революционным крылом борцов за социализм», а своих противников, в число которых Троцкий причислил и Сталина, изобразить в качестве пособников буржуазии. Именно таким путем Троцкий пытался в своё время очернить в глазах коммунистического содружества и рабочего класса ленинскую позицию, основанную на методичном решении задачи установления господства в мире коммунизма. И это надо признать, троцкистам отчасти это удалось.

А между тем В.И. Ленин неоднократно осуждал «теорию перманентной революции» как авантюристическую, способную лишь оттолкнуть от партии рабочего класса широкие народные массы. Он называл ее «несуразно-левой», имеющей такое же отношение к марксизму, как карикатура к оригиналу. Троцкий же обвинял Ленина в стремлении навязать теорию «самоограничения» пролетариата в революции.

Повторюсь…

Правильность любой теории проверяется практикой.

Исторический опыт большевиков показал, что ленинизм исходил из необходимости поэтапного решения задачи построения социализма в России, а через достигнутые успехи воздействовать на развитие рабочего движения в других странах. Вспомним исторические вехи. Вначале - осуществление пролетарской революции в 1917 году. Далее, установление диктатуры пролетариата в форме Советов, организация отпора навязанной международным империализмом интервенции, подавление открытого сопротивления свергнутых эксплуататорских классов в Гражданской войне, становление промышленности и сельского хозяйства на социалистических принципах развития с преимущественно общенародной собственностью на средства производства. В.И. Ленин и И.В. Сталин добились этого путем  последовательного втягивания в борьбу против капитала все новых и новых широчайших слоев населения страны. Своими успехами в строительстве социализма большевики оказали огромное влияние и на мировое рабочее движение. Первым шагом стало образование СССР. В ХХ веке практически было покончено с колониальной политикой империализма. В развитых странах капитала из-за боязни распространения пролетарских революций буржуазия вынуждена была идти повсеместно на значительные социальные уступки в своих странах.   

Тем не менее, если обращать внимание на буквальный смысл вопроса: возможно ли построение социализма в отдельно взятой стране? То…

История человечества сама рассудила, в чем практически заключается смысл о состоятельности социалистической революции в одной или нескольких странах одновременно.

Вспомним хронологию свершения социалистических революций в мире в начале прошлого века:

- 7 ноября 1917 года, Россия;

- 21 марта 1919 года, Венгрия;

- 13 апреля 1919 года, Бавария;

- 6 июня 1921 года, Монголия.

В Венгрии и Германии (наиболее экономически развитые страны) диктатура пролетариата не продержалась и года. В то же время в России и Монголии (Россия была по сути отсталой аграрной, а Монголия – вообще полуфеодальной странами)  Советская власть и Народная демократия просуществовали номинально до 90-х годов (Кстати, напомним о том, что Троцкий в своих теоретических изысканиях постоянно ссылался на опыт Китая и ни слова о Монголии.).

Это противоречит выводу Энгельса о том, что «коммунистическая революция произойдет одновременно во всех цивилизованных странах»? Отнюдь…

Дело в том, что Ленин утверждал, что власть взять – это полдела. Советская власть должна уметь себя еще защищать… в том числе и экономически. Вот и по причине экономической блокады социалистические ростки в Венгрии и Германии империализмом были растоптаны.

В то же время Россия, занимая территорию одной шестой части суши и имея несметные природные запасы, смогла выстоять в условиях экономической блокады со стороны стран империализма. Иными словами, Россия практически занимала территорию, которую занимают вся Европа и еще с десяток стран, т.е. выходит, что Советская власть была установлена сразу в нескольких стран (по территории) одновременно. Это при всем том, что мы не рассматриваем ни Монголию, ни те Советские республики, которые вошли позже в состав СССР.             

Для того чтобы подвести предварительный итог обсуждения теоретических положений теории «перманентной революции» обратимся за советом к товарищу Сталину:

«В годы Революции 1905—1907 троцкисты, извратив идею К. Маркса о перманентной революции, выдвинули свою «теорию перманентной революции», противопоставив её ленинскому учению о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции, о перерастании этой революции в социалистическую. Троцкисты отрицали революционность крестьянских масс, способность пролетариата установить прочный союз с крестьянством, игнорировали буржуазно-демократические задачи первой русской революции и предлагали волюнтаристическую идею установления диктатуры пролетариата в результате буржуазно-демократической революции (их тезис — «без царя, а правительство рабочее» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 11, с. 263; т. 31, с. 249, 317)). Перманентность революционного процесса, судьбу социалистической революции в каждой стране троцкисты связывали с победой мировой революции, а отсюда утверждали, что без государственной поддержки европейского пролетариата рабочий класс России не сможет удержаться у власти. В. И. Ленин указал, что теория Троцкого на деле помогает тем «либеральным рабочим политикам России, которые под отрицанием роли крестьянства понимают нежелание поднимать крестьян на революцию!» (там же, т. 27, с. 81)». (И.В. Сталин «Троцкизм или ленинизм?») 

До Октября большевики вели острую идейно-политическую борьбу с троцкизмом, выступавшим в качестве одной из разновидностей меньшевизма. Именно в связи с этой борьбой В. И. Ленин характеризовал Троцкого как лицемера Иудушку (подобного щедринскому герою Иудушке Головлеву), тушинского перелета, нечистоплотного интригана, который прикрывает свои расколь­нические действия фарисейской болтовней о единстве партии. Троцкий «плетется за меньшевиками, прикры­ваясь особенно звонкой фразой»,— писал В. И. Ленин.

Вторую часть теории троцкизма о практическом наполнении свершения мировой революции мы поговорим ниже.

Миф: «Троцкий был верным ленинцем».

Мы подробно рассматривали пока только теоретическую основу троцкизма. Но мы знаем, что до сих пор имеются горячие последователи дела Троцкого. Современные «Буржуазные хулители Советской власти, - как говорил товарищ Ленин, - а равно мелкобуржуазные подголоски, проявляют всегда ловкость рук».Они всячески стараются «привязать» Троцкого к Ленину и выставить Льва Давидовича в качестве финансиста масонскими деньгами, организатора и вдохновителя ни много, ни мало – свершения Социалистической революции в 1917 года. Всячески раздувают троцкизм, выставляя последователей этого течения якобы жертвами «кровожадного деспота и тирана» Сталина.     

Вот и попробуем разобраться с тем, как Лев Давидович смог достичь популярности троцкизма.  

Повторимся…Троцкий ради удовлетворения своих политических амбиций встал на путь собирания сторонников, играя на разногласиях между главными течениями в РСДРП — большевизмом и меньшевизмом. Ленин писал: «Троцкий был ярым искровцем в 1901—1903 годах. В конце 1903 года Троцкий — ярый меньшевик, то есть от искровцев перебежавший к экономистам. В 1904—1905 году он отходит от меньшевиков и занимает колеблющееся положение, то сотрудничая с Мартыновым (экономистом), то провозглашая несуразно-левую перманентную революцию» (В.И. Ленин, ПСС, т. 25, с. 205).

Разработав теоретические положения перманентной революции, на V Съезде РСДРП «Троцкий уже попытался сколотить свою отдельную центристскую, то-есть полуменьшевистскую группку» («История ВКП(б)» Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.85).  После окончательного размежевания внутри РСДРП на большевиков и меньшевиков Троцкий стал постоянно метаться из одного лагеря в другой. А небольшая его полуменьшевистская группка, по хлесткому замечанию И.В. Сталина, имела столь ничтожное влияние, что В.И. Ленин считал троцкизм идеологией одного лишь лица — самого Троцкого. По ленинской оценке, Троцкий в дореволюционный период представлял «только свои личные колебания и ничего больше». Вся его теоретическая и политическая позиция была эклектичной, подражательной. У Троцкого как политика по оценке Ленина «никогда никакой «физиономии» не было и нет, а есть только перелеты, переметывания от либералов к марксистам и обратно, обрывки сло­вечек и звонких фраз, надерганных отсюда и оттуда».

В годы реакции 1907—10 троцкизм являлся разновидностью ликвидаторства. «Троцкий повел себя, как подлейший карьерист и фракционер, — писал Ленин в 1909 году — Болтает о партии, а ведет себя хуже всех прочих фракционеров» (В.И. Ленин, ПСС, т. 47, с. 188). Таким образом, троцкизм с точки зрения марксизма представляет собой оппортунистическое течение в коммунистическом движении одновременно слева и справа, а теоретически – ревизионизм марксизма. 

В 1912 троцкисты, выступая в роли «объединителей партии», организовали Августовский антипартийный блок, объединивший всех оппортунистов, исключенных из рядов партии на Шестой (Пражской) Всероссийской конференции РСДРП. В годы Первой мировой войны 1914—1918 гг. троцкизм был составной частью международного центризма — течения внутри международной социал-демократии, которое колебалось между социал-шовинизмом и мелкобуржуазным пацифизмом. Троцкисты выступали против ленинского вывода о возможности в эпоху империализма победы пролетарской революции первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой стране. В противоположность ленинскому лозунгу превращения империалистической войны в гражданскую, Троцкий выдвинул лозунг «ни побед, ни поражений», а это означало, что всё остаётся по-старому, сохраняется, следовательно, и царизм. Ленин писал: «Кто стоит за лозунг ни побед, ни поражений, тот сознательный или бессознательный шовинист, тот в лучшем случае примирительный мелкий буржуа, но во всяком случае враг пролетарской политики, сторонник теперешних правительств, теперешних господствующих классов» (В.И. Ленин, ПСС т, т. 26, с. 290).Ленин вскрыл социальные корни троцкизма, вред его политической платформы и практических действий. Усилиями большевиков был разгромлен Августовский антипартийный блок.

Ленинцы вели упорную борьбу с троцкизмом в годы Первой мировой войны.

 В ноябре 1913 года Лев Троцкий стал вдохновителем и организатором «Межрайонной организации объединённых социал-демократов» или Межрайо́нцы. В объединение входили сторонники Л. Д. Троцкого, часть меньшевиков-партийцев, «вперёдовцев» и большевиков-примиренцев. «Межрайонцы» ставили своей задачей создание «единой РСДРП» путём примирения и объединения различных политических течений и фракционных группировок. Об этой линии «примиренцев» своего поведения Троцкий и говорил в своей работе «Перманентная революция».

Тем не менее, там же он подчеркивал постоянно о своей теоретической близости с ленинизмом. Более того, Лев Давидович утверждал, что в 1914—1917 годах Ленин якобы осуществил «идейное перевооружение», перешел на троцкистские позиции и признал эту «теорию», которая якобы и стала основой стратегии большевиков в 1917 году. Но все это, как мы убедились выше, является ложью, на которую так охотно ведутся политики и политиканы разного окраса и в наши дни. 

Троцкий постоянно подчеркивал, что в своей борьбе с партией он направляет главные удары против В.И. Ленина. «Великая будет драка,— и Ленин в ней примет смерть»,— хвастливо писал Троцкий своим единомышленникам в 1910 году. Он призывал меньшевиков к разрушению «самых основ ленинизма». В 1913 году он писал, что все здание большевизма «построено на лжи и обмане». А в мае 1917-го заявил: «Большевики разбольшевичились… Признания большевизма требовать от нас нельзя». Да и за спиной всех тех, которые в партии в тот период выступали против Ленина (а это – Бухарин, Каменьев, Рыков, Зиновьев и др.) маячила политическая фигура Троцкого-Бронштейна.  

Таким образом, Троцкий, возвышая свой гений как теоретика марксизма, априори не мог быть соратником Владимира Ильича Ленина в дни становления партии большевиков. Наоборот, Лев Давидович, используя сомнения примиренцев, отзовистов и других колеблющихся групп внутри партии, исподтишка всячески старался навредить Ленину и его сторонникам. Несколько позже в конце 30-х годов ХХ столетия Троцкий уже будет отрицать всё это, а факт того, что он все же до 1918 года подвергался арестам царской охранки, прибавлял троцкизму определенный политический шарм и популярность. 

Роль Троцкого в 1917 году.

Современной политической тусовкой сегодня подготовлена и ведется идеологическая война против Советского прошлого нашей страны. Антисоветчиками и их подпевалами в этой фронтальной атаке применяются все средства: передергивание исторических фактов, фальсификация документов, переписывание истории, «мемуары» жертв сталинизма, «правдивые свидетельские» исследования Солженицына и Троцкого, сочинение различных мифов и т.д. и т.п. Вот и создание некоторых «утверждений» якобы разоблачающих деяния Советской власти правдолюбы от буржуазии связали с фигурой Бронштейна. Состряпан якобы документальный 1,5 часовой фильм «Великие злодеи. Троцкий», в котором авторы весьма успешно для неподготовленного зрителя преподнесли целый ряд фальшивок поставленным профессиональным дикторским голосом с привлечением экспертов историков:

1. В начале данного фильма сразу дается утверждение, что создание Советов в России – это идея Троцкого. Это ложь, ибо в начале ХХ века Россия только начала капиталистическую индустриализацию. Рекрутирование рабочих началось из числа крестьянства. В 1905 году в России разразился экономический и политический кризис. Социальное положение рабочих резко ухудшилось.  

Как в свое время Франция явила миру Парижскую Коммуну, так сама жизнь дала большевикам такое действенное оружие для своей работы, как Советы. Дело в том, что в России и не только испокон веков в деревнях крестьяне каждого имения составляли определенную общину, делами которой ведал сельский сход – Советы.Главные правила жизненного общинного уклада восточных славян были такими: жить общей выгодой (если хорошо всем, то хорошо и мне), жить по совести и без обмана, жить взаимопомощью, сопереживанием, самоотверженностью (сам погибай, а товарища выручай). В состав схода входили главы семей. Такая форма самоуправления деревни при всех внешних ограничениях со стороны помещиков была достаточно эффективной, если учесть, что именно сельский сход (или Советы) распределял земельные наделы, решал повседневные хозяйственные вопросы, разрешал семейные разделы, взимал недоимки, позволял выдать паспорт идущему на заработки, решал вопрос необходимой помощи односельчанам. Такое положение дел на селе было обусловлено тем, что в общине действовала круговая порука. Повинности за неплательщика вносили всем миром, т.е. общиной.

Примерно такая же схема самоуправления до нынешних дней сохранилась и во многих районах Кавказа. Бывают случаи, когда Совет старейшин на Кавказе выносит решения порой противоположные распоряжениям официальной власти.

Но человечество в своем эволюционном развитии идет вперед.

Поскольку в начале прошлого века основную массу рабочих составляли вчерашние крестьяне, то и нет ничего удивительного в том, что в момент экономического кризиса, во время резкого ухудшения материального положения рабочие стихийно стали организовываться в Советы, для координации своих коллективных действий. Вот, что написал В.И. Ленин, давая оценку значимости Советов, в своей работе «Победа кадетов и задачи рабочей партии» в 1906 году: «Эти органы создавались исключительно революционными слоями населения, они создавались вне всяких законов и норм всецело революционным путем, как продукт самобытного народного творчества, как проявление самодеятельности народа, избавившегося или избавляющегося от старых полицейских пут. Это были, наконец, именно органы власти, несмотря на всю их зачаточность, стихийность, неоформленность, расплывчатость в составе и в функционировании».

Необходимо отметить, что Советы стали возникать стихийно, так сказать снизу. Депутаты избирались по производственному принципу — от коллективов рабочих фабрик, заводов, на сельских сходах и т. д. Самое интересное заключается в том, что большевики вообще вначале появления Советов считали даже вредным такое начинание. Но ход развития событий в 1905 году заставил пересмотреть большевиков своё отношение к Советам.

Таким образом, ни большевики, ни тем более, Бронштейн-Троцкий никого отношения к возникновению Советов в России не имеют.

2. Утверждение того, что якобы в 1905 году Троцкий был с большевиками, не выдерживает никакой критики. Выше мы убедились, что Ленин всячески подтверждал свое резкое неприятие Троцкого, как партийца, а тем более – как теоретика якобы марксизма.

3. Авторы фильма пытаются навязать мысль о том, что якобы злодеи большевики были той основной силой, которая подняла смуту и беспорядки в 1905 году. Вот только в то время население Российской Империи составляло свыше 200 миллионов человек. К сожалению, точной цифры состоящих на учете большевиков в 1905 году нет. Но известно, что в марте 1917 года РСДРП(б) насчитывала в своих рядах всего 24 тыс. человек. Поэтому с большой долей вероятности можно утверждать, что в 1905 году большевиков было не более 8-10 тысяч человек. А если учитывать факт того, что самая активная часть ленинцев в это же время находилась в ссылке или политической эмиграции, то реальная политическая сила большевиков в тот исторический момент в Российской империи была мизерной.

4. О политической активности Украины в 1908 году может говорить только политический шулер, ухватившись за конъектурный запрос современной России в муссировании темы Юго-Востока.

5. Накануне начала Первой мировой войны утверждается, что Троцкий довольно ловко устроился в Австрии и был там востребован в эмигрантских кругах, будучи агентом Парвуса. Доход составлял 200 тыс. крон. Но почему тогда Лев Давидович не мог расплатиться за выпитую чашку кофе? И такие логические нестыковки в этом так называемом документальном фильме встречаются довольно часто.

6. Авторы фильма убедительно утверждают, что сразу после февральских событий 1917 года Троцкий потребовал у посла России в США выдачу документов для возвращения в Россию в качестве руководителя большевистской партии. Во как? Вот только нестыковочка выходит. Дело в том, что Бронштейн был принят в партию большевиков только в мае 1917 года.  

7. Про весь остальной бред данного фильма о якобы кипучей революционной деятельности Троцкого в 1917 года пока оставим за скобками.  

Смысл рассуждений в документальном 1,5 часовом фильме «Великие злодеи. Троцкий» перекликается с одним из самых распространённых мифов антисоветчиков, каковым стало утверждение, что Троцкий якобы был организатором и вдохновителем свершения Великой Октябрьской революции в 1917 году. Этому обстоятельству во многом способствовали хвастливые автобиографические публикации самого Льва Давидовича. Такое положение вещей для нас, коммунистов, не является уникальным. «Буржуазные хулители Советской власти, - как говорил товарищ Ленин, - а равно мелкобуржуазные подголоски, проявляют всегда ловкость рук». А ради очернения советского периода истории нашей страны для них является «святым» делом домыслы и сплетни, характерные для желтой прессы, выдавать за доказанные факты. Так в продолжение темы об исключительной роли Троцкого в свершении Октябрьской революции 1917 года, используя еврейское происхождение Бронштейна, идет навязывание уже якобы факта финансирования масонством большевистской революции. Последнее «утверждение» зиждется помимо национальной принадлежности Троцкого еще и на том основании, что гонения царского режима заставили многих политических деятелей покинуть пределы Российской империи. Вот и 1917 год Лев Давидович встретил в политической эмиграции в США, что позже с «блеском» используют авторы-антисоветчики в разработке своей «Теории коммунистического заговора евреев». И неважно при этом, что другие «честные» историки и современные политиканы не менее яростно утверждают якобы о наличии в «перевороте 17 денег немецкого генштаба». Им же нельзя обойти своим «внимание» то обстоятельство, что практически большинство большевиков во главе с В.И. Лениным, находящихся в политической эмиграции, встретили 1917 год в Европе.

Так появляется грязная стряпня, призванная в сознании обывателя очернить все то, что связано с именем Ленина. Неважно, что эти «разоблачения» никак логически не стыкуются друг с другом. Главное, для антисоветчиков – увязать воедино Троцкого и большевиков в 1917 году. Это зачастую им и удаётся на основе слабого знания в обществе собственной истории, которая утверждает нечто обратное.

Февральская революция 1917 года позволила политическим эмигрантам вернуться в Россию. Как мы знаем, Ленин прибыл в Петроград в апреле 1917 года, а Троцкий как руководитель (подчеркиваем) «Межрайонной организации объединённых социал-демократов», которая ничего общего с партией большевиков не имела смог добраться до России лишь к маю 1917 года!!!

К этому времени большевики в условиях двоевластия в России отказались от лозунга завоевания власти мирным путем. Было принят курс на вооруженное восстание. Ленин вынужден был уйти в подполье. Троцкисты (скрытые и явные) настаивали при этом на том, чтобы Владимир Ильич сдался Временному правительству, аргументируя возможностью судебное заседание превратить в политический процесс разоблачения антинародной сути Временного правительства. Тем временем ЦК РСДРП(б) поручает товарищу Сталину заняться непосредственной подготовкой вооруженного восстания.

А что же Троцкий?  Прибыв в мае 1917 года в Петроград, Троцкий, по словам Луначарского, пришел к большевизму "несколько неожиданно и сразу с блеском". Чем было продиктовано такое неожиданное для Луначарского поведение Льва Давидовича? Возможно, политическое чутье подсказывало Троцкому вступить в партию Ленина. Но РСДРП(б) к маю месяцу 1917 года уже стала подвергаться вновь политическому преследованию со стороны Временного правительства.

Скорее всего, на данный шаг вхождения в партию большевиков Троцкого заставили пойти его собственные соратники по причине окончательного вступления меньшевиков на сторону защитников буржуазного Временного правительства. Впрочем, часть меньшевиков в этот исторический момент решила порвать с продажной политикой своего руководства и перейти в стан большевиков. Эту версию подтверждает поведение Льва Давидовича. Вначале он в составе "межрайонки" держался вне большевиков и меньшевиков, противился ее объединению с большевистской организацией столицы, выступал за сотрудничество с Временным правительством, ставил под сомнение ленинский курс на социалистическую революцию. После разгона июльской демонстрации отмежевался от большевиков и попросил Временное правительство заключить его в тюрьму?! Как бы эта просьба на первый взгляд не звучала верхом сумасшествия, а, поскольку, Троцкий был прагматиком и имел чрезмерные амбиции, то этот шаг давал последнему ряд дивидендов. Ведь краткосрочная отсидка поднимала имидж и политический «вес» Бронштейна. А, во-вторых, позволяла Льву Давидовичу со стороны наблюдать за развитием событий в стране. Здесь имеется ещё один пикантный момент… Дело в том, что по «утверждениям» буржуазных историков Троцкий прибыл в Россию с некоторой суммой в миллионном исчислении долларов США. Мне же верится, что у Льва была сумма, собранная социалистами США, в размере двух-трех десятков тысяч долларов. Так вот, учитывая это обстоятельство, Бронштейн, спрятавшись в «крестах», просто скрысил, выражаясь определенным сленгом, эти деньги. С высокой долей вероятности можно всё же сделать предположение о тесной связи с охранкой Троцкого. Факт того, что эта странная «просьба» о краткосрочной отсидке была удовлетворена, только подтверждает наши выводы.

Таким образом, с 3 июля по 2 сентября 1917 года в самые жаркие дни, когда решалась судьба возможности свершения вооруженного восстания, якобы «главный организатор и вдохновитель» которого оказывается сидел в «Крестах».   

Данный малоизвестный факт из биографии Троцкого подмывает всю состряпанную аргументацию буржуазных идеологов в их стремлении обществу навязать утверждение о якобы личной заслуге Троцкого в подготовке вооруженного восстания. 

Между тем вопреки намерениям Троцкого VI Съезд РСДРП(б) включил "межрайонку" в ряды большевиков, а ее представителей – Троцкого, находящегося в это время в тюрьме, и Урицкого избрал в состав ЦК. Вот что написано в учебнике «История ВКП(б). Краткий курс»:

«VI съезд принял в партию "межрайонцев" вместе с их лидером Троцким. Это была небольшая  группа, которая существовала в Петрограде с 1913 года и состояла из троцкистов-меньшевиков и части бывших большевиков, отколовшихся от партии. "Межрайонцы" во время войны были центристской организацией. Они боролись против большевиков, но они не были также во многом  согласны с меньшевиками, занимая, таким образом, промежуточное, центристское, колеблющееся положение. Во время VI съезда партии "межрайонцы" заявили, что они во всем согласны с  большевиками и просят принять их в партию. Съезд удовлетворил их просьбу, рассчитывая на то, что они со временем могут стать настоящими большевиками. Некоторые из "межрайонцев",  например, Володарский, Урицкий и другие действительно стали потом большевиками. Что касается Троцкого и его некоторых близких друзей, то они, как оказалось потом, вошли в партию не для работы в пользу партии, а для того, чтобы расшатывать ее и взорвать изнутри». («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.190)

Тем не менее, повторимся, что после разгона июльской демонстрации Троцкий вновь отмежевался от большевиков и попросил Временное правительство заключить его в тюрьму. Просьба была удовлетворена.

Более того, странности заключения Троцкого под стражу на этом не заканчиваются. Лев Давидович вышел в аккурат сразу после подавления корниловского мятежа и буквально на следующий день по предложению Рыкова, окруженный ореолом узника совести Временного правительства, возглавил Петросовет. А факт того, что в сентябре 1917 года Троцкий возглавил Петросовет, дают все же основание современным историкам причислить его к одному из руководителей вооруженного восстания. Но дело в том, что роль Льва Давидовича непомерно раздута. Обратимся за советом к товарищу Сталину:

«Среди членов партии усиленно распространяют слухи о том, что ЦК в целом был будто бы против восстания в октябре 1917 года. Рассказывают обычно, что 10 октября, когда ЦК принял решение об организации восстания, ЦК в своём большинстве высказался сначала против восстания, но в это время ворвался будто бы на заседание ЦК один рабочий и сказал: “Вы решаете вопрос против восстания, а я вам говорю, что восстание всё-таки будет, несмотря ни на что”. И вот после этих угроз ЦК, будто бы струсивши, вновь поставил вопрос о восстании и принял решение об организации восстания.

Это не простой слух, товарищи. Об этом пишет известный Джон Рид в своей книге “Десять дней”, который стоял далеко от нашей партии и, конечно, не мог знать истории нашего конспиративного собрания от 10 октября, попав, ввиду этого, на удочку сплетен, идущих от господ Сухановых. Этот рассказ передаётся и повторяется потом в ряде брошюр, принадлежащих перу троцкистов, между прочим, в одной из последних брошюр об Октябре, написанной Сыркиным. Эти слухи усиленно поддерживаются последними литературными выступлениями Троцкого.

Едва ли нужно доказывать, что все эти и подобные им арабские сказки не соответствуют действительности, что ничего подобного на самом деле не было на заседании ЦК, да и не могло быть. Мы могли бы ввиду этого пройти мимо этих нелепых слухов: мало ли вообще слухов фабрикуется в кабинетах оппозиционеров или стоящих вдали от партии людей. Мы, действительно, так и поступали до сего времени, не обращая внимания, например, на ошибки Джона Рида и не заботясь об исправлении этих ошибок. Но после последних выступлений Троцкого пройти мимо таких легенд уже нельзя, ибо на таких легендах стараются теперь воспитывать молодёжь и, к несчастью, кой-каких результатов уже добились в этом отношении. Я должен ввиду этого противопоставить этим нелепым слухам действительные факты.

Я беру протоколы заседания ЦК нашей партии от 10(23) октября 1917 года. Присутствуют: Ленин, Зиновьев, Каменев, Сталин, Троцкий, Свердлов, Урицкий, Дзержинский, Коллонтай, Бубнов, Сокольников, Ломов. Обсуждается вопрос о текущем моменте и восстании. После прений голосуется резолюция товарища Ленина о восстании. Резолюция принимается большинством 10 против 2. Кажется, ясно: ЦК большинством 10 против 2 постановил перейти к непосредственной практической работе по организации восстания. Центральный Комитет выбирает на этом же заседании политический центр по руководству восстанием под названием Политического бюро в составе: Ленина, Зиновьева, Сталина, Каменева, Троцкого, Сокольникова и Бубнова.

Таковы факты.

Эти протоколы сразу разрушают несколько легенд. Они разрушают легенду о том, что ЦК в своём большинстве стоял будто бы против восстания. Они разрушают также легенду о том, что ЦК в вопросе о восстании стоял будто бы перед расколом. Из протоколов ясно, что противники немедленного восстания — Каменев и Зиновьев — вошли в орган политического руководства восстанием наравне со сторонниками восстания. Ни о каком расколе не было и не могло быть речи.

Троцкий уверяет, что в лице Каменева и Зиновьева мы имели в Октябре правое крыло нашей партии, почти что социал-демократов. Непонятно только: как могло случиться, что партия обошлась в таком случае без раскола; как могло случиться, что разногласия с Каменевым и Зиновьевым продолжались всего несколько дней; как могло случиться, что эти товарищи, несмотря на разногласия, ставились партией на важнейшие посты, выбирались в политический центр восстания и пр.? В партии достаточно известна беспощадность Ленина в отношении социал-демократов; партия знает, что Ленин ни на одну минуту не согласился бы иметь в партии, да еще на важнейших постах, социал-демократически настроенных товарищей. Чем объяснить, что партия обошлась без раскола? Объясняется это тем, что, несмотря на разногласия, мы имели в лице этих товарищей старых большевиков, стоящих на общей почве большевизма. В чём состояла эта общая почва? В единстве взглядов на основные вопросы: о характере русской революции, о движущих силах революции, о роли крестьянства, об основах партийного руководства и т. д. Без такой общей почвы раскол был бы неминуем. Раскола не было, а разногласия длились всего несколько дней, потому и только потому, что мы имели в лице Каменева и Зиновьева ленинцев, большевиков.

Перейдём теперь к легенде об особой роли Троцкого в Октябрьском восстании. Троцкисты усиленно распространяют слухи о том, что вдохновителем и единственным руководителем Октябрьского восстания являлся Троцкий. Эти слухи особенно усиленно распространяются так называемым редактором сочинений Троцкого, Ленцнером. Сам Троцкий, систематически обходя партию, ЦК партии и Петроградский комитет партии, замалчивая руководящую роль этих организаций в деле восстания и усиленно выдвигая себя, как центральную фигуру Октябрьского восстания, вольно или невольно, способствует распространению слухов об особой роли Троцкого в восстании. Я далёк от того, чтобы отрицать несомненно важную роль Троцкого в восстании. Но должен сказать, что никакой особой роли в Октябрьском восстании Троцкий не играл и играть не мог, что, будучи председателем Петроградского Совета, он выполнял лишь волю соответствующих партийных инстанций, руководивших каждым шагом Троцкого. Обывателям, вроде Суханова, все это может показаться странным, но факты, действительные факты, целиком и полностью подтверждают это мое утверждение.

Возьмем протоколы следующего заседания ЦК от 16(29) октября 1917 года. Присутствуют члены ЦК, плюс представители Петроградского комитета, плюс представители военной организации, фабзавкомов, профсоюзов, железнодорожников. В числе присутствующих, кроме членов ЦК, имеются: Крыленко, Шотман, Калинин, Володарский, Шляпников, Лацис и др. Всего 25 человек. Обсуждается вопрос о восстании с чисто практически-организационной стороны. Принимается резолюция Ленина о восстании большинством 20 против 2, при 3 воздержавшихся. Избирается практический центр по организационному руководству восстанием. Кто же попадает в этот центр? В этот центр выбираются пятеро: Свердлов, Сталин, Дзержинский, Бубнов, Урицкий. Задачи практического центра: руководить всеми практическими органами восстания согласно директивам Центрального Комитета. Таким образом, на этом заседании ЦК произошло, как видите, нечто “ужасное”, т. е. в состав практического центра, призванного руководить восстанием, “странным образом” не попал “вдохновитель”, “главная фигура”, “единственный руководитель” восстания, Троцкий. Как примирить это с ходячим мнением об особой роли Троцкого? Не правда ли, несколько “странно” всё это, как сказал бы Суханов, или как сказали бы троцкисты. Между тем, здесь нет, собственно говоря, ничего странного, ибо никакой особой роли ни в партии, ни в Октябрьском восстании не играл и не мог играть Троцкий, человек сравнительно новый для нашей партии в период Октября. Он, как и все ответственные работники, являлся лишь исполнителем воли ЦК и его органов. Кто знаком с механикой партийного руководства большевиков, тот поймёт без особого труда, что иначе и не могло быть: стоило Троцкому нарушить волю ЦК, чтобы лишиться влияния на ход дел. Разговоры об особой роли Троцкого есть легенда, распространяемая услужливыми “партийными” кумушками.

Это не значит, конечно, что Октябрьское восстание не имело своего вдохновителя. Нет, у него был свой вдохновитель и руководитель. Но это был Ленин, а не кто-либо другой, тот самый Ленин, чьи резолюции принимались ЦК при решении вопроса о восстании, тот самый Ленин, которому подполье не помешало быть действительным вдохновителем восстания, вопреки утверждению Троцкого. Глупо и смешно пытаться теперь болтовней о подполье замазать тот несомненный факт, что вдохновителем восстания был вождь партии В.И. Ленин.

Таковы факты.

Допустим, говорят нам, но нельзя отрицать того, что Троцкий хорошо дрался в период Октября. Да, это верно, Троцкий действительно хорошо дрался в Октябре. Но в период Октября хорошо дрался не только Троцкий, недурно дрались даже такие люди, как левые эсеры, стоявшие тогда бок о бок с большевиками. Вообще я должен сказать, что в период победоносного восстания, когда враг изолирован, а восстание нарастает, нетрудно драться хорошо. В такие моменты даже отсталые становятся героями.

Но борьба пролетариата не представляет сплошного наступления, сплошной цепи успехов. Борьба пролетариата имеет также свои испытания, свои поражения. Настоящим революционером является не тот, кто проявляет мужество в период победоносного восстания, но тот, кто, умея драться хорошо при победоносном наступлении революции, умеет вместе с тем проявить мужество в период отступления революции, в период поражения пролетариата, кто не теряет голову и не дрейфит при неудачах революции, при успехах врага, кто не ударяется в панику и не впадает в отчаяние в период отступления революции. Недурно дрались левые эсеры в период Октября, поддерживая большевиков. Но кому не известно, что эти “храбрые” бойцы ударились в панику в период Бреста, когда наступление германского империализма бросило их в отчаяние и в истерику. Крайне печально, но факт несомненный, что у Троцкого, хорошо дравшегося в период Октября, не хватило мужества в период Бреста, в период временных неудач революции, для того, чтобы проявить достаточную стойкость в эту трудную минуту и не пойти по стопам левых эсеров. Бесспорно, что момент был трудный, нужно было проявить особое мужество и железное спокойствие для того, чтобы не растеряться, во-время отступить, во-время принять мир, вывести пролетарскую армию из-под удара германского империализма, сохранить крестьянские резервы и, получив таким образом передышку, ударить потом на врага с новыми силами. Но такого мужества и такой революционной стойкости, к сожалению, не оказалось у Троцкого в эту трудную минуту.

По мнению Троцкого, основной урок пролетарской революции состоит в том, чтобы “не сдрейфить” во время Октября. Это неверно, ибо это утверждение Троцкого содержит лишь частицу правды об уроках революции. Вся правда об уроках пролетарской революции состоит в том, чтобы “не сдрейфить” не только в дни наступления революции, но и в дни её отступления, когда враг берёт верх, а революция терпит неудачи. Революция не исчерпывается Октябрём. Октябрь есть лишь начало пролетарской революции. Плохо, если дрейфят при подымающемся восстании. Еще хуже, если дрейфят при тяжёлых испытаниях революции, после взятия власти. Удержание власти на другой день революции не менее важно, чем взятие власти. Если Троцкий сдрейфил в период Бреста, в период тяжёлых испытаний нашей революции, когда дело чуть было не дошло до “сдачи” власти, то он должен понять, что октябрьские ошибки Каменева и Зиновьева тут совершенно не при чём…

Перейдём теперь к вопросу о подготовке Октября. Послушав Троцкого, можно подумать, что партия большевиков весь подготовительный период от марта до октября только и делала, что топталась на месте, разъедалась внутренними противоречиями и всячески мешала Ленину, и если бы не Троцкий, та неизвестно, чем кончилось бы дело Октябрьской революции. Несколько забавно слышать эти странные речи о партии от Троцкого, объявившего в том же “предисловии” к III тому, что “основным инструментом пролетарского переворота служит партия”, что “без партии, помимо партии, в обход партии, через суррогат партии пролетарская революция победить не может”, причём сам аллах не поймёт, как могла победить наша революция, если “основной её инструмент” оказался негодным, а “в обход партии” нет, оказывается, никакой возможности победить. Но странностями угощает нас Троцкий не впервые. Надо думать, что забавные речи о нашей партии относятся к числу обычных странностей Троцкого.

Рассмотрим вкратце историю подготовки Октября по периодам.

1) Период новой ориентировки партии (март — апрель). Основные факты этого периода:

а) свержение царизма;

б) образование Временного правительства (диктатура буржуазии);

в) появление Советов рабочих и солдатских депутатов (диктатура пролетариата и крестьянства);

г) двоевластие;

д) апрельская демонстрация;

е) первый кризис власти.

Характерной чертой этого периода является тот факт, что существуют рядом, вместе, в одно и то же время и диктатура буржуазии, и диктатура пролетариата и крестьянства, причём последняя доверчиво относится к первой, верит в её мирные стремления, добровольно отдаёт власть буржуазии и превращает себя, таким образом, в её придаток. Серьёзных конфликтов между двумя диктатурами нет еще. Но есть зато “контактная комиссия”.

Это был величайший перелом в истории России ц небывалый поворот в истории нашей партии. Старая, дореволюционная платформа прямого свержения правительства была ясна и определённа, но она уже не подходила к новым условиям борьбы. Теперь уже нельзя было идти прямо на свержение правительства, ибо оно было связано с Советами, находившимися под влиянием оборонцев, и партии пришлось бы вести непосильную войну и против правительства, и против Советов. Но нельзя было также вести политику поддержки Временного правительства, ибо оно являлось правительством империализма. Необходима была новая ориентировка партии в новых условиях борьбы. Партия (её большинство) шла к этой новой ориентировке ощупью. Она приняла политику давления Советов на Временное правительство в вопросе о мире и не решилась сразу сделать шаг вперёд от старого лозунга о диктатуре пролетариата и крестьянства к новому лозунгу о власти Советов. Эта половинчатая политика была рассчитана на то, чтобы дать Советам разглядеть на конкретных вопросах о мире подлинную империалистическую природу Временного правительства и тем оторвать их от последнего. Но это была глубоко ошибочная позиция, ибо она следила пацифистские иллюзии, лила воду на мельницу оборончества и затрудняла революционное воспитание масс. Эту ошибочную позицию я разделял тогда с другими товарищами по партии и отказался от неё полностью лишь в середине апреля, присоединившись к тезисам Ленина. Нужна была новая ориентировка. Эту новую ориентировку дал партии Ленин в своих знаменитых Апрельских тезисах. Я не распространяюсь об этих тезисах, так как они известны всем и каждому. Были ли тогда у партии разногласия с Лениным? Да, были. Как долго длились эти разногласия? Не более двух недель. Общегородская конференция Петроградской организации (вторая половина апреля), принявшая тезисы Ленина, была поворотным пунктом в развитии нашей партии. Всероссийская апрельская конференция (конец апреля) лишь довершила в общероссийском масштабе дело Петроградской конференции, сплотив вокруг единой партийной позиции девять десятых партии.

Теперь, спустя семь лет, Троцкий злорадствует по поводу былых разногласий у большевиков, изображая эти разногласия, как борьбу чуть ли не двух партий внутри большевизма. Но, во-первых, Троцкий тут безбожно преувеличивает и раздувает дело, ибо партия большевиков пережила эти разногласия без малейшего потрясения. Во-вторых, наша партия была бы кастой, а не революционной партией, если бы она не допускала в своей среде оттенков мысли, причем известно, что разногласия бывали у нас и в прошлом, например, в период III Думы, что, однако, не мешало единству нашей партии. В-третьих, нелишне будет спросить, какова была тогда позиция самого Троцкого, охотно злорадствующего теперь по поводу былых разногласий у большевиков? Так называемый редактор сочинений Троцкого Ленцнер уверяет, что американские письма Троцкого (март) “целиком предвосхитили” ленинские “Письма из далека” (март), легшие в основу Апрельских тезисов Ленина. Так и сказано: “целиком предвосхитили”. Троцкий не возражает против такой аналогии, принимая её, видимо, с благодарностью. Но, во-первых, письма Троцкого “совсем не похожи” на письма Ленина ни по духу, ни по выводам, ибо они отражают целиком и полностью антибольшевистский лозунг Троцкого: “без царя, а правительство рабочее”, лозунг, означающий революцию без крестьянства. Стоит только просмотреть эти две группы писем, чтобы убедиться в этом. Во-вторых, чем объяснить в таком случае, что Ленин счел нужным отмежеваться от Троцкого на другой же день после своего приезда из-за границы? Кому не известны неоднократные заявления Ленина о том, что лозунг Троцкого: “без царя, а правительство рабочее”, является попыткой “перепрыгнуть через не изжившее себя крестьянское движение”, что этот лозунг означает “игру в захват власти рабочим правительством” ?

Что может быть общего между большевистскими тезисами Ленина и антибольшевистской схемой Троцкого с её “игрой в захват власти”? И откуда только берется у людей эта страсть сравнивать хибарочку с Монбланом? Для чего понадобилось Ленцнеру это рискованное присоединение к куче старых легенд о нашей революции ещё одной легенды о “предвосхищении” в американских письмах Троцкого известных “Писем из далека” Ленина?

Недаром говорится, что услужливый медведь опаснее врага.

2) Период революционной мобилизация масс (май—август). Основные факты этого периода:

а) апрельская демонстрация в Петрограде и образование коалиционного правительства с участием “социалистов”;

б) первомайская демонстрация в основных центрах России с лозунгом “демократического мира”;

в) июньская демонстрация в Петрограде с основным лозунгом “Долой министров-капиталистов!”;

г) июньское наступление на фронте и неудачи русской армии;

д) июльская вооружённая демонстрация в Петрограде, уход министров-кадетов из правительства;

е) привод с фронта контрреволюционных войск, разгром редакции “Правды”, борьба контрреволюции с Советами и образование нового коалиционного правительства во главе с Керенским;

ж) VI съезд нашей партии, давший лозунг подготовки вооружённого восстания;

з) контрреволюционное Государственное совещание и общая забастовка в Москве;

и) неудачное наступление Корнилова на Петроград, оживление Советов, отставка кадетов и образование “Директории”.

Характерной чертой этого периода нужно считать обострение кризиса и нарушение того неустойчивого равновесия между Советами и Временным правительством, которое, — плохо ли, хорошо ли, — существовало в предыдущий период. Двоевластие стало нестерпимым для обеих сторон. Хрупкое здание “контактной комиссии” доживает последние дни. “Кризис власти” и “министерская чехарда” являлись тогда самыми модными словечками момента. Кризис на фронте и разруха в тылу делают своё дело, усиливая крайние фланги и сжимая с двух сторон соглашателей-оборонцев. Революция мобилизуется, вызывая мобилизацию контрреволюции. Контрреволюция, в свою очередь, подстёгивает революцию, вызывая новые волны революционного прилива. Вопрос о переходе власти к новому классу становится очередным вопросом дня.

Были ли тогда разногласия в нашей партии? Да, были. Но они имели исключительно деловой характер, вопреки уверениям Троцкого, пытающегося открыть “правое” и “левое” крыло партии. То есть это были такие разногласия, без которых не бывает вообще живой партийной жизни и действительной партийной работы.

Не прав Троцкий, уверяя, что апрельская демонстрация в Петрограде вызвала разногласия внутри Центрального Комитета. Центральный Комитет был абсолютно един в этом вопросе, осуждая попытку группы товарищей арестовать Временное правительство в момент, когда в Советах и в армии большевики составляли меньшинство. Если бы Троцкий писал “историю” Октября не по Суханову, а по действительным документам, он без труда убедился бы в ошибочности своего утверждения.

Абсолютно не прав Троцкий, утверждая, что попытка, “по инициативе Ленина”, устроить демонстрацию 10 июня встретила обвинение в “авантюризме” со стороны “правых” членов Центрального Комитета. Если бы Троцкий писал не по Суханову, он знал бы наверняка, что демонстрация 10 июня была отложена в полном согласии с Лениным, причём необходимость отсрочки защищал Ленин в большой речи на известном заседании Петроградского комитета (см. протоколы Петроградского комитета).

Совершенно не прав Троцкий, говоря о “трагических” разногласиях внутри ЦК в связи с июльской вооружённой демонстрацией. Троцкий просто сочиняет, полагая, что некоторые члены руководящей группы ЦК “должны были видеть в июльском эпизоде вредную авантюру”. Троцкий, не входивший еще тогда в состав нашего ЦК и являвшийся лишь нашим советским парламентарием, мог, конечно, и не знать, что ЦК рассматривал июльскую демонстрацию лишь как средство прощупывания противника, что ЦК (и Ленин) не хотели и не думали превратить демонстрацию в восстание в момент, когда столичные Советы стояли еще за оборонцев. Вполне возможно, что кое-кто из большевиков, действительно, хныкал в связи с июльским поражением. Мне известно, например, что кое-кто из арестованных тогда большевиков готов был даже покинуть наши ряды. Но умозаключать отсюда против некоторых, будто бы “правых”, будто бы членов ЦК, — значит безбожно искажать историю.

Не прав Троцкий, заявляя, что в корниловские дни обнаружилась в части верхов партии тенденция к блоку с оборонцами, к поддержке Временного правительства. Речь идёт, конечно, о тех самых будто бы “правых”, которые не дают спать Троцкому. Троцкий не прав, так как есть на свете такие документы, как тогдашний ЦО партии, опрокидывающий заявления Троцкого. Троцкий ссылается на письмо Ленина в ЦК с предостережением против поддержки Керенского. Но Троцкий не понимает писем Ленина, их значения, их назначения. Ленин в своих письмах иногда нарочно забегает вперёд, выдвигая на первый план те возможные ошибки, которые могут быть допущены, и критикуя их авансом с целью предупредить партию и застраховать её от ошибок, или же иногда раздувает “мелочь” и делает “из мухи слона” с той же педагогической целью. Вождь партии, особенно если он находится в подполье, иначе и не может поступать, ибо он должен видеть дальше своих соратников и обязан бить тревогу по поводу каждой возможной ошибки, даже по поводу “мелочей”. Но делать из таких писем Ленина (а таких писем у него немало) вывод о “трагических” разногласиях и трубить по этому поводу — значит не понимать писем Ленина, не знать Ленина. Этим, должно быть, и объясняется, что Троцкий попадает иногда пальцем в небо. Короче: никаких, ровно никаких, разногласий не было в ЦК в дни корниловского выступления.

После июльского поражения между ЦК и Лениным действительно возникло разногласие по вопросу о судьбе Советов. Известно, что Ленин, желая сосредоточить внимание партии на подготовке восстания вне Советов, предостерегал от увлечения Советами, считая, что Советы, опоганенные оборонцами, превратились уже в пустое место. Центральный Комитет и VI съезд партии взяли более осторожную линию, решив, что нет оснований считать исключённым оживление Советов. Корниловское выступление показало, что решение было правильно. Впрочем, это разногласие не имело актуального значения для партии. Впоследствии Ленин признал, что линия VI съезда была правильна. Интересно, что Троцкий не уцепился за это разногласие и не раздул его до “чудовищных” размеров.

Единая и сплочённая партия, стоящая в центре революционной мобилизации масс, — такова картина положения нашей партии в этот период.

3) Период организации штурма (сентябрь — октябрь). Основные факты этого периода:

а) созыв Демократического совещания и провал идеи блока с кадетами;

б) переход Московского и Петроградского Советов на сторону большевиков;

в) съезд Советов Северной области 7в и решение Петроградского Совета против вывода войск;

г) решение ЦК партии о восстании и образование Военно-революционного комитета Петроградского Совета;

д) решение петроградского гарнизона о вооружённой поддержке Петроградского Совета и организация системы Комиссаров Военно-революционного комитета;

е) выступление большевистских вооружённых сил и арест членов Временного правительства;

ж) взятие власти Военно-революционным комитетом Петроградского Совета и создание Совета Народных Комиссаров II съездом Советов.

Характерной чертой этого периода нужно считать быстрое нарастание кризиса, полную растерянность правящих кругов, изоляцию эсеров и меньшевиков и массовую перебежку колеблющихся элементов на сторону большевиков. Следует отметить одну оригинальную особенность тактики революции в этот период. Состоит она, эта особенность, в том, что каждый, или почти каждый, шаг своего наступления революция старается проделать под видом обороны. Несомненно, что отказ от вывода войск из Петрограда был серьёзным шагом наступления революции, тем не менее это наступление было проделано под лозунгом обороны Петрограда от возможного наступления внешнего врага. Несомненно, что образование Военно-революционного комитета было ещё более серьёзным шагом наступления на Временное правительство, тем не менее оно было проведено под лозунгом организации советского контроля над действиями штаба округа. Несомненно, что открытый переход гарнизона на сторону Военно-революционного комитета и организация сети советских комиссаров знаменовали собой начало восстания, тем не менее эти шаги были проделаны революцией под лозунгом защиты Петроградского Совета от возможных выступлений контрреволюции. Революция как бы маскировала свои наступательные действия оболочкой обороны для того, чтобы тем легче втянуть в свою орбиту нерешительные, колеблющиеся элементы. Этим, должно быть, и объясняется внешне- оборонительный характер речей, статей и лозунгов этого периода, имеющих тем не менее глубоко наступательный характер по своему внутреннему содержанию.

Были ли разногласия в этот период внутри Центрального Комитета? Да, были, и немаловажные. О разногласиях по вопросу о восстании я уже говорил. Они полностью отразились в протоколах ЦК от 10 и 16 октября. Я не стану поэтому повторять уже сказанное раньше. Необходимо теперь остановиться на трёх вопросах: об участии в предпарламенте, о роли Советов в восстании и о сроке восстания. Это тем более необходимо, что Троцкий, в своём рвении выдвинуть себя на видное место, “нечаянно” извратил позицию Ленина по двум последним вопросам.

Несомненно, что разногласия по вопросу о предпарламенте имели серьёзный характер. В чём состояла, так сказать, цель предпарламента? В том, чтобы помочь буржуазии отодвинуть Советы на задний план и заложить основы буржуазного парламентаризма. Мог ли предпарламент выполнить такую задачу при сложившейся революционной обстановке — это другой вопрос. События показали, что эта цель была неосуществима, а сам предпарламент представлял выкидыш корниловщины. Но несомненно, что именно такую цель преследовали меньшевики и эсеры, создавая предпарламент. Что могло означать при этих условиях участие большевиков в предпарламенте? Не что иное, как введение в заблуждение пролетарских масс насчёт подлинного лица предпарламента. Этим, главным образом, и объясняется та страстность, с которой бичует Ленин в своих письмах сторонников участия в предпарламенте. Участие в предпарламенте было, несомненно, серьёзной ошибкой.

Но было бы ошибочно думать, как это делает Троцкий, что сторонники участия пошли в предпарламент с целью органической работы, с целью “введения рабочего движения” “в русло социал-демократии”. Это совершенно неверно. Это неправда. Если бы это было верно, партии не удалось бы “в два счёта” ликвидировать эту ошибку путём демонстративного ухода из предпарламента. Жизненность и революционная мощь нашей партии в том, между прочим, и выразилась, что она мигом исправила эту ошибку.

А затем, позвольте мне исправить маленькую неточность, вкравшуюся в сообщение “редактора” сочинений Троцкого Ленцнера, о заседании большевистской фракции, решившем вопрос о предпарламенте. Ленцнер сообщает, что докладчиков на этом заседании было двое — Каменев и Троцкий. Это неверно. На самом деле докладчиков было четверо: двое за бойкот предпарламента (Троцкий и Сталин) и двое за участие (Каменев и Ногин).

Ещё хуже обстоит дело с Троцким, когда он касается позиции Ленина по вопросу о форме восстания. У Троцкого выходит, что, по Ленину, в октябре партия должна была взять власть “независимо от Совета и за спиной его”. Критикуя потом эту чепуху, приписываемую Ленину, Троцкий “скачет и играет”, разрешаясь в результате снисходительной фразой: “Это было бы ошибкой”. Троцкий говорит тут неправду о Ленине, он искажает взгляд Ленина на роль Советов в восстании. Можно было бы привести целую груду документов, говорящих о том, что Ленин предлагал взятие власти через Советы, Петроградский или Московский, а не за спиной Советов. Для чего понадобилась Троцкому эта более чем странная легенда о Ленине?

Не лучше обстоит дело с Троцким, когда он “разбирает” позицию ЦК и Ленина по вопросу о сроке восстания. Сообщая о знаменитом заседании ЦК от 10 октября, Троцкий утверждает, что на этом заседании “была вынесена резолюция в том смысле, что восстание должно произойти не позже 15 октября”. Выходит, что ЦК назначил срок восстания на 15 октября и потом сам же нарушил это постановление, оттянув срок восстания на 25 октября. Верно ли это? Нет, неверно. Центральный Комитет вынес за этот период всего две резолюции о восстании — от 10 октября и от 16 октября. Зачтём эти резолюции.

Резолюция ЦК от 10 октября:

“ЦК признаёт, что как международное положение русской революции (восстание во флоте в Германии, как крайнее - проявление нарастания во всей Европе всемирной социалистической революции, затем угроза мира· империалистов с целью удушения революции в России), так и военное положение (несомненное решение русской буржуазии и Керенского с К° сдать Питер немцам), так и приобретение большинства пролетарской партией в Советах, — всё это в связи с крестьянским восстанием и с поворотом народного доверия к нашей партии (выборы в Москве), наконец явное подготовление второй корниловщины (вывод войск из Питера, подвоз к Питеру казаков, окружение Минска казаками и пр.),— всё это ставит на очередь дня вооружённое восстание.

Признавая таким образом, что вооружённое восстание неизбежно и вполне назрело, ЦК предлагает всем организациям партии руководиться этим и с этой точки зрения обсуждать и разрешать все практические вопросы (съезда Советов Северной области, вывода войск из Питера, выступления москвичей и минчан и т. д.)”.

Резолюция совещания ЦК с ответственными работниками от 16 октября:

“Собрание вполне приветствует и всецело поддерживает резолюцию ЦК, призывает все организации и всех рабочих и солдат к всесторонней и усиленнейшей подготовке вооружённого восстания, к поддержке создаваемого для этого Центральным Комитетом центра и выражает полную уверенность, что ЦК и Совет своевременно укажут благоприятный момент и целесообразные способы наступления”.

Вы видите, что Троцкому изменила память насчёт срока восстания и резолюции ЦК о восстании.

Совершенно не прав Троцкий, утверждая, что Ленин недооценивал советскую легальность, что Ленин не понимал серьёзного значения взятия власти Всероссийским съездом Советов 25 октября, что будто бы именно поэтому Ленин настаивал на взятии власти до 25 октября. Это неверно. Ленин предлагал взятие власти до 25 октября по двум причинам. Во-первых, потому, что контрреволюционеры могли в любой момент сдать Петроград, что обескровило бы подымающееся восстание и ввиду чего дорог был каждый день. Во-вторых, потому, что ошибка Петроградского Совета, открыто назначившего и распубликовавшего день восстания (25 октября), не могла быть исправлена иначе, как фактическим восстанием до этого легального срока восстания. Дело в том, что Ленин смотрел на восстание, как на искусство, и он не мог не знать, что враг, осведомлённый (благодаря неосторожности Петроградского Совета) насчёт дня восстания, обязательно постарается подготовиться к этому дню, ввиду чего необходимо было предупредить врага, т. е. начать восстание обязательно до легального срока. Этим, главным образом, и объясняется та страстность, с которой бичевал Ленин в своих письмах фетишистов даты — 25 октября. События показали, что Ленин был совершенно прав. Известно, что восстание было начато до Всероссийского съезда Советов. Известно, что власть была взята фактически до открытия Всероссийского съезда Советов, и была она взята не съездом Советов, а Петроградским Советом, Военно-революционным комитетом. Съезд Советов лишь принял власть из рук Петроградского Совета. Вот почему длинные рассуждения Троцкого о значении советской легальности являются совершенно излишними.

Живая и мощная партия, стоящая во главе революционных масс, штурмующих и свергающих буржуазную власть, — таково состояние нашей партии в этот период.

Так обстоит дело с легендами о подготовке Октября». (И.В. Сталин «Троцкизм или ленинизм?», Речь на пленуме коммунистической фракции ВЦСПС 19 ноября 1924 г.)

Столь развернутый анализ Иосифа Виссарионовича Сталина ситуации камня на камне не оставил от «утверждения» злопыхателей о якобы главенствующей роли Троцкого в подготовке и свершении Октябрьской революции 1917 года. Здесь вообще уместно будет следующее утверждение о том, что именно Сталин был практическим организатором вооруженного восстания.

А для убедительности нашего вывода о роли И.В. Сталина в подготовке Великой Октябрьской революции обратимся к хронологии событий 1917 года в привязке действий партии большевиков…  

В отличие от Троцкого Сталин являлся членом ЦК РСДРП(б) с 1912 года. По прибытии в Петроград 12 марта 1917 года из ссылки Иосиф Виссарионович сразу взялся за партийную работу. Уже 15 марта Сталин был избран членом Президиума Русского бюро ЦК РСДРП(б), вошел в редколлегию газеты «Правда», а также вошел в Исполком Петроградского Совета.

В условиях сложившегося двоевластия Сталин жестко проводил в Петросовете линию большевиков. В то же время не забывал про организаторскую работу в самой партии.   

14 — 22 апреля был делегатом I Петроградской общегородской конференции большевиков. Был избран руководителем Петроградского отделения партии.

 24 — 29 апреля на VII Всероссийской конференции РСДРП(б) был переизбран членом ЦК РСДРП(б).

Ввиду вынужденного ухода Ленина в подполье, Сталин выступил на VI съезде РСДРП(б) (июль — август 1917) с отчётным докладом ЦК. На заседании ЦК РСДРП(б) 5 августа был избран членом узкого состава Центрального Комитета.

А теперь обратимся к судьбоносному для истории России лету 1917 года…

После июньского расстрела демонстрации рабочих и полной поддержки со стороны меньшевиков и эсеров Временного правительства большевики предприняли решительную попытку взять под свой контроль Советы. Сталин в этой ситуации стал одним из организаторов перевыборов Советов и участвовал в муниципальной кампании в Петрограде. 3 — 24 июня участвовал в качестве делегата на I Всероссийском Съезде Советов рабочих и солдатских депутатов; был избран членом ВЦИК и членом Бюро ВЦИК от фракции большевиков. Таким образом, летом 1917 года, поскольку Ленин вынужден был перейти на нелегальное положение, то товарищ Сталин стал главной фигурой большевиков из числа тех, кто смог сохранить статус легальной работы в столице России.

Между тем, политическая ситуация в России качественно изменилась. Хрупкое равновесие двоевластия в стране завершилось победой Временного правительства. Но эта победа оказалась «пирровой» для буржуазии. Во-первых, Советы стали полностью поддерживать большевиков. Во-вторых, среди центристов и правых началась борьба за власть в стране. Дело в том, что крупная буржуазия в условиях двоевластия пыталась установить свою диктатуру, вплоть до реставрации монархии. Эти попытки продолжались постоянно. А когда гонения против большевиков приняли открытый характер, когда с подачи меньшевиков была распущена Красная Гвардия рабочих и роль Советов была минимизирована, то крупная буржуазия в союзе с генералитетом в августе 1917 года предприняла очередную попытку установить по существу военную диктатуру под руководством Корнилова. Так миллионер Рябушинский тогда цинично заявил, что «костлявая рука голода, народная нищета схватит за горло лжедрузей народа – демократические Советы и Комитеты». Ради такого «святого» дела с благословения и при прямой поддержке Временного правительства буржуазия стала готовиться к разгрому обессиленных Советов и созданию неприкрытой контрреволюционной  диктатуры.

Но в какой-то момент Корнилов нарушил договоренности с Керенским. Генералитет в союзе с крупными фабрикантами и промышленниками стал готовить военный поход на Петроград. Стал готовиться в России военный переворот. Все эти события напугали Временное правительство потерей власти. Дружба и единение буржуазии закончились. В этой непростой для себя ситуации Керенский обратил свой взор на Советы, которые все еще являлась другой силой в условиях сложившегося двоевластия в стране.

Вот только сами Советы в России к лету 1917 года стали качественно другими. Так, к этому времени большевики уже прочно стали контролировать Советы в Петрограде и Москве. Это произошло в условиях усиления репрессивных мер со стороны Временного правительства против РСДРП(б). Безусловно, годы и опыт работы на нелегальном положении партии позволили относительно безболезненно пережить атаку реакции. Временное правительство попыталось арестовать и предать суду Ленина. Каменев и Бухарин подло наставали на том, чтобы Владимир Ильич сдался. Они аргументировали своё предложение стремлением превратить судебное разбирательство в разоблачительный политический процесс. Сталин и другие товарищи жестко выступили против «предложения» троцкистов. Ленин перебрался в Финляндию. Это позволило избежать ареста. И, самое главное, партия большевиков всегда опиралась в своей работе на огромную поддержку пролетариата, батраков, крестьян, солдат и матросов.     

В противостоянии Временного правительства и корниловцев было примерно равное соотношение сил. Как ни странно, но в тот исторический момент все должно было решить отношение Советов, которые уже контролировала партия большевиков, вернее, чью сторону этого противостояния они поддержат.

И, как следствие, Керенский вынужден был обратиться за поддержкой к большевикам. Что делать партии в данной ситуации?

Владимир Ильич Ленин неоднократно в своих работах призывал большевиков следовать принципу, ЧЕМ ХУЖЕ для власти, ТЕМ ЛУЧШЕ для партии. Вот и данная ситуация, сложившаяся летом 1917 года, не давала однозначного ответа. Революция в феврале по своей сути для России была прогрессивной. Корниловский заговор являлся контрреволюционным. Это, во-первых. А, во-вторых, большевики не снимали никогда с повестки дня вопрос взятия власти. Ситуация, сложившаяся в России к лету 17 года, позволяла надеяться и не без оснований, что возможным стало в ближайшее время свершить СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ революцию. ЦК партии посчитал, что лучше иметь в противниках слабое аморфное Временное правительство, которое своим пустозвонством и предательством интересов народа ежедневно теряло влияние как среди рабочих, крестьян, батраков, солдат и матросов, так и среди буржуазии, нежели с военной диктатурой генералитета и крупной буржуазии, которую установил бы в случае своей победы Верховный главнокомандующий генерал Корнилов.

ЦК РСДПР(б) поручил тов. Сталину организовать отпор корниловцам. Большевики, не переставая критиковать Временное правительство, направили своих лучших агитаторов в мятежные войска для разъяснения сложившейся ситуации в России. Сталин от имени и по поручению ЦК партии в переговорах с Временным правительством выдвинул ряд требований:

- реанимация в полном объеме института Советов;

- провозглашение в России республиканской формы правления;

- воссоздание народных дружин Красной гвардии и рабочей милиции;

- для организации отпора мятежников полное вооружение Красной гвардии.

Эти и другие требования большевиков были выполнены.

Здесь кроется еще один нюанс, который всячески стараются не замечать всякого рода хулители Советской власти. Дело в том, что Временное правительство еще в марте 1917 года своим распоряжением обязало промышленников и фабрикантов выплачивать среднее жалование тем рабочим, которых избирали в состав Красной гвардии при Советах рабочих депутатов. И летом все того же 1917 года это положение было вновь реанимировано. Одновременно народные дружины Красной гвардии Советов, подконтрольные уже большевикам, смогли получить тем же летом 1917 года вооружение и боеприпасы от всё того же Временного правительства для отпора в Петрограде мятежным войскам.

Вот откуда появилось у большевиков оружие, которое так и не было возвращено Временному правительству. Приплюсуем сюда финансирование российской буржуазией отрядов Красной гвардии.

Выходит, что главным «спонсором» в грядущей Социалистической революции выступило само Временное правительство. По этому поводу Википедия приводит следующие доводы: "Победа Керенского в этом противостоянии стала прелюдией большевизма, ибо она означала победу советов, которые все в большей и большей степени оказывались захваченными большевиками, и с которыми правительство Керенского было способно вести лишь соглашательскую политику.    

Историк русской революции С.П. Мельгунов (один из идеологов белогвардейской эмиграции. – авт.) отмечает повсеместное развитие большевистских ячеек после неудачи августовского выступления и отмечает, что меры, пусть и вынужденные, что были предприняты правительством Керенского для ликвидации Корниловского движения, нанесли смертельный удар идее коалиционного правительства и развязали руки «безответственным демагогам» из лагеря большевиков, призванных Керенским для борьбы против Корнилова. Питер Кенез,современный американский историк-исследователь Гражданской войны в России солидаризируется с выводами Мельгунова о сильном ударе по идее коалиции, отмечая полный разрыв между и так не доверявшими друг другу антибольшевистскими социалистами и русским офицерством, и идет дальше, отмечая, что главной причиной победы красных в Гражданской войне  стала именно недостаточная сплочённость в лагере их оппонентов.      

Л.Д. Троцкий  подтверждает выводы С.П. Мельгунова и А.И. Деникина: «После корниловских дней открылась для советов новая глава. Хотя у соглашателей все еще оставалось немало гнилых местечек, особенно в гарнизоне, но Петроградский Совет обнаружил столь резкий большевистский крен, что удивил оба лагеря: и правый и левый. В ночь на 1 сентября под председательством все того же Чхеидзе Совет проголосовал за власть рабочих и крестьян. Рядовые члены соглашательских фракций почти сплошь поддержали резолюцию большевиков..»

В результате призыва большевиков с Правительственной трибуны для противодействия корниловцам, большевикам была предоставлена возможность совершенно легально вооружаться. По свидетельству Урицкого в руки петроградского пролетариата попало до 40 тыс. винтовок. Также в эти дни в рабочих районах началось усиленное формирование отрядов Красной гвардии, о разоружении которой после ликвидации Корниловского выступления не могло идти и речи.  Это оружие и было использовано большевиками против Временного правительства менее, чем через 2 месяца — в Октябре 1917 года…

В 1937 году, 20 лет спустя после описываемых событий, другой участник событий – И.Л. Солоневич писал в «Голосе России», что результатом провала заговора генерала Корнилова стала власть Сталина над Россией…» 

Вот так! Ни много, ни мало!

Выше приведенные Сталиным в своей работе «Троцкизм или ленинизм?» документы и резолюции заседаний ЦК РСДРП(б) однозначно доказывают о безграничной поддержке товарищей и самого Ленина всех усилий Иосифа Виссарионовича в дальнейших действиях по организации вооруженного восстания.  

10 октября товарищ Сталин на заседании ЦК РСДРП(б) был избран членом Политического бюро, созданного «для политического руководства на ближайшее время», т.е. для непосредственного руководства вооруженным восстанием.

В ночь на 16 октября на расширенном заседании ЦК товарищ Сталин был избран членом Военно-революционного центра, который вошёл в Петроградский ВРК.

24 октября (6 ноября), после разгрома юнкерами типографии газеты «Правда», Сталин обеспечил выход газеты, в которой опубликовал редакционную статью «Что нам нужно?» с призывом к свержению Временного правительства и замене его Советским правительством, избранным «представителями рабочих, солдат и крестьян».

А что же Троцкий?

После своего освобождения в сентябре месяце по предложению Рыкова возглавил Петросовет, когда основная подготовительная работа большевиками уже была проведена. Феномен Троцкого заключается в его харизме как великого оратора, умеющего увлечь аудиторию. Современники признавали за ним неплохие и организаторские навыки, что и позволило ему, по словам Луначарского, прийти к большевизму только телом, а не убеждениям "несколько неожиданно и сразу с блеском".И всё. «Между тем,- повторим фрагмент работы Сталина «Троцкизм или ленинизм?», - здесь нет, собственно говоря, ничего странного, ибо никакой особой роли ни в партии, ни в Октябрьском восстании не играл и не мог играть Троцкий, человек сравнительно новый для нашей партии в период Октября. Он, как и все ответственные работники, являлся лишь исполнителем воли ЦК и его органов. Кто знаком с механикой партийного руководства большевиков, тот поймёт без особого труда, что иначе и не могло быть: стоило Троцкому нарушить волю ЦК, чтобы лишиться влияния на ход дел. Разговоры об особой роли Троцкого есть легенда, распространяемая услужливыми “партийными” кумушками.

Это не значит, конечно, что Октябрьское восстание не имело своего вдохновителя. Нет, у него был свой вдохновитель и руководитель. Но это был Ленин, а не кто-либо другой, тот самый Ленин, чьи резолюции принимались ЦК при решении вопроса о восстании, тот самый Ленин, которому подполье не помешало быть действительным вдохновителем восстания, вопреки утверждению Троцкого. Глупо и смешно пытаться теперь болтовней о подполье замазать тот несомненный факт, что вдохновителем восстания был вождь партии В.И. Ленин».

Таким образом, из всего вышеизложенного видно, что все время, предшествующее свершению Великой Октябрьской революции в 1917 году рядом с Владимиром Ильичом Лениным был Иосиф Виссарионович Сталин!

Теперь разберёмся с так называемым следом сионистских денег в организации революции 1917 году. Имеется даже утверждение о якобы выделенной масонами суммы в размере 20 млн. долларов США!!! через Троцкого. Правда, в состряпанном документальном фильме «Великие злодеи. Троцкий.» речь идет о куда меньшей сумме – 10 тыс. $. Причем эта скромная сумма была собрана социалистами США. Тем не менее, просторы интернета захлестывает все же «утверждение» о сионистском масонском финансировании революции.    

Такая трактовка «русскими патриотами» событий 1917 года выглядит довольно нелогично. Прежде всего, по причине все же «роли второго плана» Троцкого в партийной иерархии большевиков. Сочинители мифа о засилии еврейства в партии большевиков рассчитывали на слабое знание истории. Если говорить о составе партии по национальному принципу, то необходимо констатировать преобладание евреев все же у меньшевиков, а у большевиков значительное преимущество было за русскими.

Допустим, утверждение национал-патриотов России о том, что масоны (если они еще вообще существовали?) якобы сделали свою ставку на партию большевиков, является верным. То тут же возникает ряд вопросов:

Во-первых, почему масоны сделали ставку свою именно на большевиков? Ведь к началу 1917 года РСДРП(б) была довольно малочисленна (не более 17 тыс. человек), руководители партии находились кто в ссылке, кто в политической эмиграции. Для масонов (повторимся, что при допуске об их существовании) намного привлекательнее для решения задачи захвата власти в России выглядела бы организация Бунда (еврейская социал-демократическая организация), которая к началу 1917 года уже насчитывала свыше 35 тысяч членов или сионистская партия со своим личным составом около 300 тысяч. А на крайний случай - меньшевики.

Это утверждение выглядит еще более глупым, если мы переложим сложившуюся ситуацию в начале 1917 года на современные реалии политической жизни в России. Нами имеется в виду, что сколь выглядели бы глупыми масоны, если бы сегодня при наличии готовых продаться любому таких партий как КПРФ, ЛДПР, Навального и еще с десятка два партий, вдруг решили бы спонсировать движение Хабаровой, к примеру?!

Во-вторых, в продолжение вышесказанного: откуда взялась сумма в 20 млн. $ (а в пересчете на современные деньги минимум – 500 млн. $), которую масоны (а по утверждениям тех, кто придерживается версии их существования, масоны были достаточно умными) так легкомысленно доверили Троцкому? Или как физически смог все тот же Троцкий перевезти наличность в таком объеме в Россию из США в условиях Первой мировой войны?

В-третьих, почему Троцкий в таком случае появился на политическом Олимпе России только в начале сентября, когда вся подготовительная работа для вооруженного восстания уже была сделана Сталиным? И что Троцкому вдруг захотелось отсидеться в тюрьме вместо активной подготовки якобы заказанного и проплаченного масонами захвата власти?

В-четвертых, почему Зиновьев и Каменев (как утверждают национал-патриоты, являясь иудеями и ставленниками масонов) разгласили дату якобы подготовленного масонами переворота?

В-пятых, почему масоны, являясь всесильными в мире, позволили начаться в 1918 году Гражданской войне? Ведь они уже к этому времени добились решения своей задачи в России, создав якобы полностью еврейское правительство.

Вот и выходит, что злопыхатели Советской власти сознательно занялись возвеличиванием Троцкого, который не был никогда соратником Ленина и не имел никого отношения к самой организации вооруженного восстания. Все эти потуги антисоветчиков и национал-патриотов направлены лишь для дискредитации идеи Великой Октябрьской Социалистической революции 1917 года в глазах простых обывателей.

Начало вредительства…

Фигура Троцкого в наши дни весьма популярна среди коммунистического движения Запада. На нашу критику, направленную против этой одиозной личности в истории большевизма, западные товарищи недоуменно спрашивают: «Вы столь яростно нападаете на Троцкого только по причине недопонимания вами теории перманентной революции?» В унисон высказываются и доморощенные троцкисты. Для примера приведу утверждение, которое встретилось мне в соцсетях:

«Так вот то, что наговорил Сталин о «троцкизме - враге ленинизма» - полная чепуха. На самом деле ленинизм и троцкизм - это одно и то же. Так сказать, две стороны одной медали. То есть, и Ленин, и Троцкий были оба правы.

Ленин говорил, что социализм можно построить в одной стране, а Троцкий будто бы говорил, что нельзя? Так вот эти обе точки зрения - и Ленина, и Троцкого - верны! А чтоб было понятно, объясню это на примере одной аналогии.

Если разжечь костёр в лесу, то к чему это приведёт? А приведёт к одному из двух результатов: или костёр прогорит и потухнет, или начнётся пожар. Так вот с социализмом то же самое получается!

Строительство социализма в одной стране аналогично разжиганию костра в лесу. Костёр социализма или потухнет, или начнётся пожар мировой революции!

И почему от строительства социализма в одной стране может случиться мировая революция? А очень просто: народы других стран, видя успехи социализма в одной стране, начнут совершать революции в своих странах, и тоже начнут строить социализм!

В результате социализм начнёт строиться ОДНОВРЕМЕННО во всех странах, и одновременно во всех странах победит!

И из вышесказанного и следует тот вывод, что Троцкий был прав, утверждая, что невозможно построить социализм в одной стране! Как только ты начнёшь строить социализм в одной стране, так это приведёт к построению социализма во всём мире, а не только в одной стране!

Понимаете?

Троцкий был прав!!!

Мировая революция, как мы все знаем, не произошла. И почему?

А потому и не произошла, что Сталин в СССР не социализм строил, а культ своей личности. Так что мировая революция ну никак не могла произойти! Раз костёр социализма Сталин потушил в СССР, то откуда же мировой пожар начнётся? Это просто невозможно.

Социализм был бы построен в СССР, и мировая революция началась бы только тогда, если бы во главе СССР был Троцкий. Или Ленин. Но он, к сожалению, умер».

Вот, пожалуй, ёмкое объяснение сути троцкизма в изложении последователя этого течения в псевдо марксизме. Такая трактовка теоретических основ троцкизма основана на отсутствии систематических познаний марксизма.

Свою лепту в общий хор стремящихся опорочить имя Ленина внес 21 января 2016 года уже Президент Российской Федерации господин Путин: «Управлять течением мысли это правильно, нужно только чтобы эта мысль привела к правильным результатам, а не как у Владимира Ильича. А то в конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом. И мировая революция нам не нужна была. Вот такая мысль там». Подчеркиваю… утверждение Владимира Владимировича: «И мировая революция нам не нужна была», которое изначально по смыслу своему является провокационной,есть не что иное, как стремление последнего привязать ленинизм к идеологическим вывихам Троцкого.

Впрочем… «Буржуазные хулители Советской власти, - как говорил товарищ Ленин, - а равно мелкобуржуазные подголоски, проявляют всегда ловкость рук». А мы, марксисты, в сотый, тысячный раз вынуждены вновь и вновь доказывать, что черное есть черное, а не наоборот.

Мы выше уже разобрались с самой сутью теории «перманентной революции» по Троцкому. Тем не менее, фраза безвестного приверженца троцкизма: «Раз костёр социализма Сталин потушил в СССР, то откуда же мировой пожар начнётся? Это просто невозможно.Социализм был бы построен в СССР, и мировая революция началась бы только тогда, если бы во главе СССР был Троцкий» требует некоторых пояснений. 

Во-первых, автор цинично признается в том, что Троцкий намеревался развести костер ради поджога и уничтожения всего леса. При этом Советская республика рассматривалась им как хворост для начала уничтожения всего, т.е. Советская власть изначально рассматривалась исключительно в качестве жертвы.

Во-вторых, костер никогда не потухнет, если в него добавлять постепенно дрова. В.И. Ленин и И.В. Сталин очищающий огонь осторожным путем всегда поддерживали. Благодаря достигнутым успехам в строительстве социализма в нашей стране, в мире всколыхнулась национально-освободительная борьба, в ХХ веке практически уже не осталось колоний.

В-третьих, именно троцкисты Хрущев и другие, дорвавшись до власти в стране, методично стали разрушать социализм в стране.

В-четвертых, современные троцкисты забывают, что после Второй мировой войны, в которой они выступали на стороне фашистов, сформировалась мировая система социализма. А ранее Великая Октябрьская революция привела к установлению Советской власти на Украине, Закавказье, Средней Азии и других республик.

Тем не менее, для объективного анализа самой сути троцкизма нам необходимо определиться с некоторым критерием, лекалом, по которому будем и сверять всю деятельность Льва Давидовича. Исконным примером должна стать практическая деятельность большевиков и теоретическое наследие, оставленное нам в назидание В.И. Лениным и И.В. Сталиным.

Такой выбор обусловлен практическим опытом прихода к власти в 1917 году, победой во время Гражданской войны, построением мощной мировой Державы, разгромом фашизма партии большевиков. Даже развал СССР по причине отхода от положений марксизма-ленинизма стал горьким уроком правильности линии поведения, начертанной В.И. Лениным и И.В. Сталиным.

Выше мы подробно рассмотрели всю вредность самой теории «перманентной революции» по Троцкому. За скобками пока нами была оставлена практическая сторона реализации теоретических изысков троцкистов. Но любая теория мертва без практического ее применения. А на практике должны применить её конкретные люди. Это прекрасно понимал Троцкий, который стал исподволь рекрутировать себе соратников непосредственно внутри партии. И это ему весьма удалось. Три судебных процесса во второй половине 30-х есть тому подтверждение. Как раз этот аспект деятельности троцкизма, направленный против ленинской линии, и стала главной угрозой существования Советской власти.

Поэтому мы и будем в своем анализе рассматривать деятельность отдельных лиц в партии сквозь призму того, что они все оказались в лагере троцкистов. Тем более, что и Сталин пошел по данному алгоритму. Рассмотрим хронологию становления троцкизма уже непосредственно в партии большевиков.  

Так, Апрельская (VII) конференция РСДРП(б) поддержала Ленина (против выступили Каменев, Зиновьев, Рыков, Бухарин). Партия взяла курс на свершение революции. А VI Съезд РСДРП(б), который проходил с 26 июля по 3 августа 1917 года закрепил правильность решения о вооруженном восстании.

«Основными  вопросами съезда были политический отчет Центрального Комитета и вопрос о политическом положении. В докладах по этим вопросам тов. Сталин со всей четкостью показывал, что, несмотря  на все усилия буржуазии подавить революцию, революция растет и развивается. Он  показывал, что революция ставит вопрос об осуществлении рабочего контроля над производством и распределением продуктов, о передаче земли  крестьянам, о передаче власти из рук буржуазии в руки рабочего класса и крестьянской бедноты. Он  говорил, что революция становится по своему характеру - социалистической.

Политическое положение в стране  после июльских дней резко изменилось. Не стало двоевластия. Советы с их эсеро-меньшевистским  руководством не захотели взять всю власть. Поэтому Советы стали безвластными. Власть сосредоточилась в  руках буржуазного Временного  правительства, а последнее продолжало разоружать революцию, громить ее организации, громить партию большевиков. Возможности мирного развития революции  исчезли. Остается, говорил тов. Сталин, одно - взять власть силой, свергнув Временное правительство. Но взять власть силой может лишь пролетариат в союзе с деревенской беднотой…

"Мирный период революции  кончился,-- говорил тов. Сталин,- наступил период не-мирный, период схваток и взрывов..."  (Протоколы VI съезда РСДРП (б), стр. 111).

Партия шла к вооруженному восстанию.

На съезде нашлись люди, которые, отражая буржуазное  влияние, выступили против курса на социалистическую революцию.

Троцкист Преображенский предлагал в резолюции о завоевании власти указать, что только при наличии пролетарской революции на Западе можно будет направить страну по социалистическому пути (выделение в тексте здесь и далее мною. –авт.).

Против этого троцкистского предложения выступил тов. Сталин…

Бухарин, находясь на троцкистских позициях, утверждал, что крестьяне настроены оборончески, что они находятся в блоке с буржуазией и не пойдут за рабочим классом.

Возражая Бухарину, тов. Сталин доказывал, что крестьяне бывают разные: есть зажиточные крестьяне, которые поддерживают империалистическую буржуазию, и есть крестьянская беднота, которая ищет союза с рабочим классом и поддержит его в борьбе за победу революции.

Съезд отверг поправки Преображенского и Бухарина и утвердил проект резолюции тов. Сталина.

Съезд обсудил экономическую платформу большевиков и утвердил  ее. Ее основные пункты: конфискация помещичьей земли и национализация всей земли в стране, национализация банков, национализация крупной промышленности, рабочий контроль над производством и распределением.

Съезд подчеркнул значение борьбы за рабочий контроль над производством, который сыграл большую  роль  при переходе к национализации крупной промышленности.

VI съезд во всех своих решениях с особой силой подчеркнул ленинское положение о союзе пролетариата и беднейшего крестьянства, как условии победы социалистической революции.

Съезд осудил меньшевистскую  теорию  нейтральности  профсоюзов. Съезд указал, что серьезные задачи, которые стоят  перед рабочим  классом России, могут быть выполнены лишь в том случае, если  профсоюзы будут оставаться боевыми классовыми организациями, признающими политическое руководство партии большевиков.

Съезд принял резолюцию "О союзах  молодежи",  которые в то время нередко возникали самочинно. Партии удалось в  результате последующей работы закрепить эти молодые организации за партией, как партийный резерв.

На Съезде обсуждался вопрос о явке Ленина на суд. Каменев, Рыков, Троцкий  и другие  еще до съезда считали, что Ленину надо явиться на суд контрреволюционеров. Тов. Сталин решительно высказывался против явки Ленина на суд. VI съезд также высказался против явки Ленина на суд, считая, что это будет не суд, а расправа. Съезд не сомневался в том, что буржуазия добивается только одного - физической расправы с Лениным, как со своим опаснейшим врагом. Съезд выразил протест против буржуазно-полицейской травли вождей революционного пролетариата и послал приветствие Ленину". («История ВКП(б)» краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.188-191)

Мы уже видим явное противостояние троцкистов ленинской линии в партии. 

«10 октября1917 года состоялось историческое заседание  ЦК партии, на котором было решено в ближайшие дни начать вооруженное восстание…

Против этого исторического решения выступали и голосовали два члена ЦК -Каменев и Зиновьев. Они, так же, как и меньшевики, мечтали о буржуазнойпарламентарной республике и  клеветали на рабочий класс, утверждая, что унего нет сил для осуществления социалистической  революции, что он еще недорос до взятия власти.

Хотя Троцкий на этом заседании прямо не голосовал против резолюции, ноон предложил такую поправку к резолюции, которая должна была свести на-нет ипровалить  восстание. Он предложил не начинать восстания до открытия IIсъезда Советов, что означало - затянуть дело восстания, заранеерасшифровать день восстания, предупредить об этом Временное правительство» («История ВКП(б)» краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.196).

Необходимо подчеркнуть, что Троцкий присутствовал на этом заседании ЦК в статусе Председателя Петроградского Совета. Зная чрезмерные амбиции Льва Давидовича, нетрудно догадаться, что он видел себя в случае подчинения партии Советам руководителем России. Но его мечтам так и не суждено было сбыться, хотя попытки переломить ситуацию в свою пользу предпринимались им до конца своей жизни.  

Победа Великой Октябрьской Социалистической революции 1917 года позволила установить в России диктатуру пролетариата в форме Советов. Это обстоятельство открыло дополнительные возможности и для Троцкого и его сторонников реализовать свои порой преступные намерения против Советской власти ради удовлетворения своих амбициозных планов. Практически сразу после работы исторического II Съезда Советов «Попробовали сделать вылазку против Советской власти также известные оппортунисты внутри партии: Каменев, Зиновьев, Рыков, Шляпников и другие. Они стали требовать создания "однородно-социалистического правительства" сучастием меньшевиков и эсеров, только что свергнутых Октябрьской революцией. 15 ноября 1917 года ЦК партии большевиков принял резолюцию, которая отвергала соглашение с этими контрреволюционными партиями, а Каменева и Зиновьева объявляла штрейкбрехерами революции. 17 ноября Каменев, Зиновьев,Рыков, Милютин, несогласные с политикой партии, заявили о своем выходе изсостава ЦК. В тот же день, 17 ноября, Ногин от своего имени и от имени входивших в Совет народных комиссаров Рыкова, В. Милютина, Теодоровича, А. Шляпникова, Д. Рязанова, Юренева, Ларина сделал заявление о несогласии с политикой ЦК партии и о выходе поименованных лиц из  состава Совета народных комиссаров. Бегство кучки трусов вызвало ликование врагов Октябрьской революции. Вся буржуазия и ее пособники злорадствовали, кричали о развале большевизма, пророчили гибель большевистской  партии. Но кучка дезертиров ни на минуту не поколебала партии. ЦК партии с презрением заклеймил их, как дезертиров революции и пособников буржуазии, и перешел к очередным делам» («История ВКП(б)» краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.201-202).

Такое поведение действующих и будущих троцкистов вызывает некоторое недоумение. И это еще мягко сказано. Не прошло еще и месяца с момента победы вооруженного восстания 7 ноября 1917 года, как группой лиц, входящих в Советское правительство, был вполне осознанно спровоцирован правительственный кризис. Этот демарш троцкистов на фоне экономического и социального коллапса, царившего в тот исторический момент, должен был по их замыслам привести если не к погибели главенства ленинской линии, то к резкому усилению оппортунистической составляющей. Ан нет! Все вышло с точностью до наоборот. Ленинские принципы победили. Наверное, уже останется исторической тайной, чем руководствовались троцкисты тогда. То ли удовлетворением своих чрезмерных амбиций, то ли элементарным дефицитом познаний марксизма, то ли отстаиванием своих идеологических принципов, то ли банальным предательством и продажностью.  

Брест-Литовск.

В экскурсе хронологии становления Советской власти нам не обойти вниманием самую болезненную тему – заключение мирного договора в Брест-Литовске. Все, кому не лень, стараются всячески обвинить В.И. Ленина якобы в предательстве национальных интересов. Вот и Президент России 25 января не обошел своим вниманием эту тему. СМИ растиражировали следующее сообщение: «Путин добавил, что в Первой мировой войне «получилось, что мы проиграли проигравшей стране». Советская Россия в марте 1918 года заключила с Германией и ее союзниками сепаратный Брестский мир. В ноябре Германия капитулировала перед странами Антанты. «Через несколько месяцев (после Брестского мира) Германия капитулировала, а мы оказались проигравшими проигравшей стране. Уникальный случай в истории. Ради чего? Ради борьбы за власть», — сказал президент». При этом никто из антисоветчиков не приводит анализ причин, вынудивших СНК РСФСР заключить этот унизительный мирный договор с Германией. А между тем…

Мы знаем, что одним из лозунгов свершения Великой Октябрьской революции в 1917 году стал «Нет войне!». Поэтому «II Всероссийский Съезд Советов открылся в Смольном в 10 часов 45 минут вечера 25 октября (7 ноября) 1917 года, когда победоносное восстание в Петрограде было уже в полном разгаре и власть в столице фактически находилась в руках Петроградского Совета.

Большевики получили на Съезде подавляющее большинство. Меньшевики, бундовцы и правые эсеры, видя, что их песенка спета, покинули Съезд, заявив об отказе участвовать в его работе. Октябрьскую революцию они в оглашенном на Съезде Советов заявлении называли "военным заговором". Съезд заклеймил меньшевиков и эсеров, отметив, что не только не жалеет об их уходе, а приветствует его, так как, благодаря уходу предателей, Съезд стал действительно революционным Съездом рабочих и солдатских депутатов.

От имени Съезда было объявлено о переходе всей власти в руки Советов.

"Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, Съезд берет власть в свои руки",- говорилось в воззвании II Съезда Советов.

Ночью 26 октября (8 ноября) 1917 года II Съезд Советов принял Декрет о мире…  Съезд предлагал воюющим странам заключить немедленно перемирие по меньшей мере на три месяца для ведения переговоров о мире. Обращаясь к правительствам и народам всех воюющих стран, Съезд в то же самое время обращался к "сознательным  рабочим трех самых передовых наций человечества и самых крупных участвующих в настоящей войне государств: Англии, Франции и Германии". Он призывал этих рабочих помочь "успешно довести до конца дело мира и вместе с тем дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых масс населения от всякого рабства и всякой эксплуатации".(«История ВКП(б)» краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.199-200)

Но прекращение войны в планы империалистических стран никак не входило. Одно дело было одностороннее декларирование о прекращении военных действий, а другое – стремление противоположной стороны всячески продолжить войну. Именно с этой стороны Советскую власть подстерегала смертельная опасность. Дело в том, что провозглашенный Декрет о мире внес существенный вклад в дезорганизацию старой армии, а новая так еще и не началась формироваться. Объявленный односторонний выход Советской России из Первой мировой войны не привел к автоматическому завершению военных действий. Над страной нависла смертельная угроза сохранения суверенитета. Ленин прекрасно понимал, что империализм пойдет на прямую оккупацию России. Спасти молодую республику, вставшую первой на путь построения у себя социализма, могла только мирная передышка. Советское правительство стало прилагать максимум усилий для подписания мирного договора в Брест-Литовске.

21 ноября Совнарком приказал ген. Духонину, исполнявшему обязанности верховного главнокомандующего, обратиться к командованию неприятельских армий с предложением прекратить боевые действия и приступить к мирным переговорам. Одновременно Нарком Иностранных Дел (НКИД) направил послам государств, состоявших ранее в союзе с царской Россией, ноту о том, чтобы считать Декрет о мире формальным предложением немедленного перемирия и открытия мирных переговоров. Духонин отказался выполнить приказ Совнаркома и был немедленно смещён. Послы союзных держав не ответили НКИД. Начальники военных миссий этих стран по приказу своих правительств 23 ноября заявили уже смещённому Духонину протест против всяких мирных переговоров или приостановки военных действий, угрожая России тяжёлыми последствиями.

В этот же день НКИД обратился к посланникам нейтральных стран (Норвегии, Нидерландов, Испании, Швейцарии,  Дании, Швеции) с просьбой довести советское предложение до сведения своих и неприятельских правительств. 30 ноября НКИД снова предложил дипломатическим представителям союзных с Россией стран принять участие в переговорах, но Антанта и на этот раз отказалась.

27 ноября главнокомандующий немецким восточным фронтом сообщил о готовности 

вступить в переговоры с русским верховным главнокомандующим о заключении перемирия. 

Советское правительство   выразило пожелание отсрочить начало переговоров на пять дней, чтобы  ещё раз предложить бывшим союзникам царской России по военному блоку Антанты  принять участие в переговорах. 28 ноября Совнарком обратился к народам всех воюющих стран с

сообщением об отказе правительств союзных держав признать Советскую власть и вступить в 

мирные переговоры. В Обращении Совнарком отметил: "... 1 декабря мы приступаем к мирным 

переговорам. Если союзные народы не пришлют своих представителей, мы будем вести с 

немцами переговоры одни. Мы хотим всеобщего мира. Но если буржуазия союзных стран 

вынудит нас заключить сепаратный мир, ответственность падёт целиком на неё". 30 ноября  

НКИД снова предложил дипломатическим представителям союзных с Россией стран принять        участие в переговорах, но Антанта и на этот раз отказалась.

Все эти события происходили на фоне практического отсутствия армии в России. Молодая Советская республика практически была оголена со всех сторон. И на повестке дня встал жизненный вопрос о мирной передышке. 

На конференцию, открывшуюся 3 декабря 1917 года в Брест-Литовске, прибыли делегация Советской России и военные представители Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии.

Советская делегация с самого начала работы мирной конференции предложила своим коллегам обратиться, по примеру Советской России, ко всем остальным воюющим державам с приглашением принять участие в переговорах, но представители германского блока отказались под предлогом ограниченности своих полномочий. Тогда дипломаты, представляющие на переговорах интересы РСФСР, потребовали довести это предложение до сведения правительств германского блока, на что получили согласие представителей Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. Вслед за тем советская делегация озвучила Декрет о мире, настаивая на заключении всеобщего мира. В ответ представитель Германии генерал Гофман указал, что представители Советской России не уполномочены делать какие-либо заявления от имени Антанты, а сам он и вся делегация австро-германского блока не уполномочены вести переговоры с отсутствующими державами. Как военные они могут говорить только о военных условиях перемирия.

Немцы всячески уклонялись от всеобщих переговоров, стремясь навязать России сепаратное соглашение.

4 декабря  советская делегация предложила свои условия перемирия, подчеркнув ещё раз, 

что перемирие должно явиться основой всеобщего мира. Основными пунктами были: 

          1) перемирие заключается на всех фронтах на 6 месяцев, 

          2) немцы очищают о-ва Моонзунда и, главное, 

3) запрещается переброска войск с Советского фронта на Западный фронт. 

Это требование говорило о стремлении Советской России учитывать интересы союзников царской России по блоку Антанты в первой мировой войне. Такое положение вещей явилось основным пунктом разногласий в переговорах. Генерал Гофман резко возразил, что такие условия

предлагаются только побеждённой стране.

Однако, опасаясь разрыва переговоров, Гофман внёс предложение обсуждать условия по каждому представленному пункту в отдельности. По основному спорному вопросу о перебросках войск Гофман настаивал на том, что Германия возьмёт обязательство не увеличивать числа войск на русском фронте. Мы видим, что немецкая сторона была заинтересована в перегруппировке своих сил для продолжения кровопролитной войны. Советская делегация категорически заявила, что для неё речь идёт о перемирии на всех фронтах в целях установления всеобщего демократического мира. Она потребовала перерыва, отказалась подписать какие бы то ни было условия перемирия, оформив лишь ещё на одну неделю фактическое прекращение боевых действий. 

7 декабря Народный Комиссариат Иностранных Дел сообщил послам стран Антанты, что переговоры о перемирии прерваны по инициативе советской делегации для того, чтобы иметь возможность в течение этого времени информировать народы и правительства стран Антанты о характере переговоров. Советская Россия была последовательна в своем стремлении положить конец войне. НКИД ещё раз пригласил союзные правительства для царской России военного блока Антанты принять участие в переговорах о перемирии и мире. Несколько позже при заключении Версальского договора, положившего конец Первой мировой войне, никто не удосужился пригласить Советскую Россию.

Не получив и на этот раз ответа, советская делегация 15 декабря 1917 заключила перемирие с представителями австро-германского военного блока на следующих условиях:

1. Срок перемирия устанавливается с 17 декабря 1917 года по 14 января 1918 года с автоматическим продлением, пока одна из сторон не денонсирует его в 7-дневный срок.

2. Перемирие распространяется на все сухопутные и воздушные силы на фронте от Балтийского до Чёрного моря, а так же и на русско-турецком театре войны.

3. Договаривающиеся стороны обязуются не усиливать находящиеся на этом обозначенном театре войны войсковые части и не производить оперативных передвижек войск, за исключением тех перебросок, которые к моменту подписания этого соглашения были уже начаты.

4. Турецкое и русское командование заявляют о готовности отозвать войска из Персии.

Таким образом, в основном вопросе разногласий немцы пошли на уступки советской делегации. Это ответ тем злопыхателям, которые с пеной у рта пытаются доказать, что якобы «Ленин в Брест-Литовске «сдал» Россию за деньги немецкого генштаба, выделенные на свершение революции».

22 декабря в Брест-Литовске делегация Советской России и делегации Германии, Австро-Венгрии, Болгарии  и Турции, возглавляемые Министрами Иностранных Дел, начали переговоры о заключении мира. Советские дипломаты, выполняя наставления СНК, продолжали бороться одним фронтом с германским блоком за всеобщий мир. Более того, на первом же заседании мирной конференции советская сторона выдвинула следующие конкретные предложения, исходя из общего принципа Декрета о мире: 

1. Не допускается насильственное присоединение захваченных во время войны территорий; войска, занявшие территории противоборствующих стран, выводятся.

2. Восстанавливается политическая самостоятельность народов, лишённых этой самостоятельности во время войны.

3. Национальным группам, не пользовавшимся политической самостоятельностью, гарантируется возможность путём референдума решить вопрос о своей принадлежности к тому или иному государству.

4. Права национальных меньшинств ограждаются специальным законом.

5. Не допускаются никакие контрибуции, а взысканные контрибуции возвращаются; возмещение убытков частных лиц производится из особых фондов, образованных взносами всех воюющих держав.

6. Вопросы колоний решаются согласно первым четырём пунктам.

Что-то не похоже, что Советская Россия в этих переговорах находилась в положении униженной стороны.

Тем не менее, империалисты австро-германского военного блока все же считали создавшееся в конце 1917 года в Советской России политическое и экономическое положение наиболее удобным для достижения своих захватнических целей, но они расходились в вопросе о формах реализации своих планов. Военная партия Германии, к примеру, возглавляемая Вильгельмом II, Гинденбургом и Людендорфом, требовала нанесения удара по ослабевшей русской армии, свержения Советской власти и заключения открыто грабительского мира. Другая группа считала необходимым прикрыть захватнические планы демократическими фразами. Третья сторона видела в заключении мира с Советами возможность закрыть для себя на время Восточный театр военных действий и сконцентрировать все усилия на Западном, а по завершении войны на Западе уже не составляла бы особого труда и оккупировать ослабленную Россию.

Сильной стороной германской дипломатии являлось наличие огромной армии, но были в её позиции и слабые стороны: неспокойный, жаждавший конца войны тыл, противоречия в лагере германского блока и боязнь своей хищнической политикой дать повод Антанте поднять мировое общественное мнение против Германии (вернее – экономический бойкот товарам немецких фирм на мировом рынке). Военная группа тогда на время уступила ведение переговоров "мирной" партии.

Советская делегация находилась в постоянном поиске достижения мирного договора.

Переговоры проходили сложно, но Германия во многом была готова подписать договор на условиях, предложенных РСФСР. Такое положение вещей сохранялось вплоть до того момента, пока в процесс переговоров не влез Троцкий.

В так называемом документальном фильме «Великие злодеи. Троцкий» авторы подленько так преподносили факт получения должностей в Советском правительстве. В подсознание вдалбливалась мысль о том, что должности раздавались большевиками по заслугам перед разведками западных стран. Вот только не понять буржуазным хулителям Советской власти и их подпевалам всех мастей, что Великая Октябрьская революция была призвана смести диктатуру буржуазии и установить диктатуру пролетариата в лице прежде сего большевиков и левых эсеров, выразителей интересов рабочих, беднейшего крестьянства и солдат. Тем не менее, к организации и работе советских институтов государственного управления привлекались отдельные лица царской школы, изъявивших желание сотрудничества с новой властью. Уместно вспомнить характеристику английского дипломата полковника Р. Робинса, данную еще в 1917 году: «Первый СНК, если основываться на количестве книг, написанных его членами, и языков, которыми они владеют, по своей культуре и образованности был выше любого кабинета министров в мире». Наряду с выдающимся личностями в Советском правительстве Дзержинским, Чичериным, Луначарским, Брусиловым и другими попадали и скрытые враги Советской власти.

Одним из таких скрытых врагов в советском правительстве можно и не без оснований считать одиозную фигуру Троцкого. Выше мы подчеркивали, как Лев Давидович, окутанный ореолом узника совести Временного правительства, после краткосрочной отсидки в «Крестах» 3 сентября 1917 года стал Председателем Петросовета. Вовремя оказавшись в нужном месте и обладая при этом неординарным искусством ораторского мастерства, Троцкий оказался востребованным в советском правительстве при существующем кадровом голоде. И вот с 8 ноября 1917 года Лев Давидович стал занимать должность Наркома по Иностранным делам. Поэтому именно он стал представителем Республики Советов на переговорах в Брест-Литовске в начале 1918 года. Если Советская делегация в 1917 году навязывала на мирных переговорах свои условия, то с появлением Троцкого за столом переговоров ситуация резко переменилась… 

При возобновлении  22 января заседания мирной конференции в Брест-Литовске Кюльман (представитель немецкой стороны), опираясь на свои оговорки от 25 декабря, заявил, что поскольку Антанта не присоединилась к советской формуле мира, то и германский блок считает себя свободным от неё. Выступившие после него министры иностранных дел остальных стран германского блока присоединились к Кюльману. Германский дипломатический корпус перешел в атаку. И тут же подленько в своём стиле Лев Давидович начал методически сдавать ранее завоеванные советской делегацией в процессе переговоров позиции. «Крайне печально, но факт несомненный, что у Троцкого, хорошо дравшегося в период Октября, не хватило мужества в период Бреста, в период временных неудач революции, для того, чтобы проявить достаточную стойкость в эту трудную минуту и не пойти по стопам левых эсеров. Бесспорно, что момент был трудный, нужно было проявить особое мужество и железное спокойствие для того, чтобы не растеряться, во-время отступить, во-время принять мир, вывести пролетарскую армию из-под удара германского империализма, сохранить крестьянские резервы и, получив таким образом передышку, ударить потом на врага с новыми силами. Но такого мужества и такой революционной стойкости, к сожалению, не оказалось у Троцкого в эту трудную минуту».(И.В. Сталин «Троцкизм или ленинизм?», Речь на пленуме коммунистической фракции ВЦСПС 19 ноября 1924 г.)

В чем это выразилось?

Буквально на следующий день, то есть – 23 января 1918 года, Кюльман пригласил делегацию Украинской Центральной Рады на заседание мирной конференции и немедленно после оглашения ею декларации спросил у Троцкого, который был председателем советской делегации, признаёт ли он эту делегацию самостоятельной или считает её частью советской делегации. Несмотря на то, что советская делегация юридически выступала на мирной конференции как правопреемница Российской Империи, т.е. представляла интересы и Украины, которая на тот момент не имела статуса отдельного государства. Это первое. Во-вторых, 22 декабря 1917 года советские дипломаты четко озвучили требования из шести пунктов, с которыми германская сторона практически готова была согласиться. И в этих пунктах нет даже намека на самостоятельность Украины. В третьих, против Центральной Рады на Украине в начале 1918 года поднялось и ширилось народное восстание, и дни её были сочтены. И, главное, вопреки всем этим обстоятельствам и собственной доктрине «о мировой революции» Троцкий изменнически на мирной конференции признал делегацию Украинской Центральной Рады самостоятельной. Так началась практическая антисоветская деятельность Бронштейна, которая привела ко многим трагедиям в истории советского прошлого нашей страны.

Именно провокаторская позиция Троцкого, а не Владимира Ильича Ленина, как пытаются преподнести сегодня современные буржуазные историки и политиканы во главе с Путиным, стала основанием для резкого осложнения хода переговоров. Так, уже 31 января ген. Гофман, положив на стол карту, заявил: "Я оставляю карту на столе и прошу господ присутствующих с ней ознакомиться". Границы, предложенные немцами, отрезали от России территорию свыше 150 тыс. км2. Германия и Австро-Венгрия занимали Польшу, Литву, часть Эстонии и Латвии; немцы сохраняли за собой Моонзундские о-ва и Рижский залив; в их руки переходили все основные порты Балтийского моря, через которые  шло до 30% морского ввоза и вывоза России. Отсутствие естественных рубежей на границе делало её крайне невыгодной в стратегическом отношении и создавало постоянную угрозу оставшейся части Прибалтики и Петрограду.

Что делать в таких условиях советскому правительству?

Советская делегация потребовала нового перерыва на 10 дней, чтобы доложить правительству о немецком предложении. 

Советское правительство было уверено, что в принципе мира между социалистическим и капиталистическим мирами не может быть. Да, возможны отдельные локальные исторические моменты мирного сосуществования, но только не в глобальном масштабе. Поэтому, воспользовавшись кратковременной мирной передышкой, 15 января 1918 года Совет Народных Комиссаров издал Декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной армии, который был опубликован 20 января. На фронте началась запись в новую армию солдат-добровольцев, из которых формировали красноармейские роты, мало-помалу сводившиеся в полки; но, например, в Петрограде первый пункт записи в Красную армию открылся лишь 21 февраля.

Столь пристальное внимание к процессу заключения мирного договора нам необходимо здесь для того, чтобы показать, как трудно шел сам процесс переговоров. Если в начале переговоров немецкая делегация была достаточно склонна к принятию позиции Советского правительства, то к февралю, резко изменила свою позицию и стала даже диктовать свои условия. Продолжим…

Несмотря на всю тяжесть предлагаемых германской стороной условий заключения мирного договора, Ленин и Сталин настаивали на их принятии, чтобы дать стране передышку. "Подписание договора при поражении есть средство собирания сил",- говорил Ленин. Подписание мира позволяло ликвидировать сопротивление буржуазии внутри страны, открывало возможность социалистической перестройки хозяйства, роспуска старой армии и создания новой. К тому же всё, чего можно было в тех исторических условиях добиться дипломатическим путём, было достигнуто. Как мы знаем, и в самом руководстве Советского правительства не было единодушия и осознания сложившегося тяжелого для страны положения. Против предложения Ленина выступила троцкистско-бухаринская оппозиция в тайном блоке с эсеро-меньшевистскими партиями:

«Все контрреволюционеры, начиная от меньшевиков и эсеров и кончая самыми отъявленными белогвардейцами, вели бешеную агитацию против подписания мира. Их линия была ясна: они хотели сорвать мирные переговоры, спровоцировать наступление немцев и составить под удар неокрепшую еще Советскую власть, поставить под угрозу завоевания рабочих и крестьян.

Их союзниками в этом черном деле оказались Троцкий и его сподручный Бухарин, который вместе с Радеком и Пятаковым  возглавлял враждебную партии группу, именовавшую себя для маскировки группой "левых коммунистов". Троцкий и группа "левых коммунистов" повели внутри партии ожесточенную борьбу против Ленина, требуя продолжения войны. Эти люди явно  играли на-руку  германским империалистам и контрреволюционерам внутри страны, так как вели дело к тому, чтобы поставить молодую, не имевшую еще армии Советскую республику под удар германского империализма.

Это была какая-то провокаторская  политика, искусно  маскируемая левыми фразами.

10 февраля 1918 года мирные переговоры в Брест-Литовске были прерваны.

Несмотря на  то, что Ленин  и Сталин от имени  ЦК партии настаивали на подписании мира, Троцкий, будучи председателем советской делегации в Бресте, предательски нарушил прямые директивы большевистской партии. Он заявил об отказе Советской республики подписать мир на предложенных Германией условиях и в то же самое время сообщил немцам, что Советская республика вести войну не будет и продолжает демобилизацию армии.

Это было чудовищно. Большего и не могли требовать немецкие империалисты от предателя интересов Советской страны». («История ВКП(б)» краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.206-207).

Заявив, что "неподписание Троцким мирного договора автоматически влечёт за собой 

прекращение перемирия", Германия объявила, что 18 февраля она начнёт военные действия, 

нарушив тем самым своё обещание предупредить о перерыве за неделю. Сломив сопротивление 

троцкистско-бухаринских изменников, 19 февраля рано утром Ленин сообщил в Берлин, что 

Совнарком согласен подписать немецкие условия. Но Германия в ответ предъявила новый 

ультиматум. Она потребовала немедленно очистить от русских войск Лифляндию, Эстляндию, 

Украину и Финляндию, возвратить Турции анатолийские провинции, демобилизовать русскую 

Армию.

Тем временем, 18 февраля 1918 года германские и австро-венгерские войска объявили о прекращении перемирия и начали наступление по всему Восточному фронту. Как отмечает историк Юрий Фельштинский, относительно небольшие немецкие отряды продвигались, почти не встречая сопротивления: «Из-за царившей у большевиков паники и слухов о приближении мифических германских войск города и станции оставлялись без боя ещё до прибытия противника. Двинск, например, был взят немецким отрядом в 60—100 человек. Псков был занят небольшим отрядом немцев, приехавших на мотоциклах. В Режице германский отряд был столь малочислен, что не смог занять телеграф, который работал ещё целые сутки».

Газеты тех дней сообщали, что когда немцы начали наступление, в Минске "Совет народных комиссаров в западной области начала организовывать отряды для защиты города. Однако, узнав о приближении врага, эта охрана тут же бросила свои посты и бросилась к вокзалам, принимая поезда приступом. Жители заперлись в домах, в городе угасло электричество. В 12 часов ночи в город вступили немецкие войска».  

Немцы наступали небольшими летучими отрядами из добровольцев, которые, «не встречая сопротивления, продвигались на поездах, автомашинах и санях далеко впереди от медленно подтягивающихся главных сил». Скорость продвижения немцев доходила до 50 км в сутки. Двинувшись от линии Пинск-Двинск-Рига, немцы в течение первой же недели наступления заняли Минск, Полоцк, Псков и Ревель. 

Надежды большевиков на сводные красноармейские части и рабочую Красную Гвардию при Советах не оправдались. По воспоминаниям Антонова-Овсеенко, «сводные отряды в значительной части оказались недееспособны, дали большой процент дезертирства, ослушания. Отряды Красной Гвардии обнаружи­ли в общем слабую выносливость, плохую маневренность и боеспособность». Узнав о мобилизации Красной Гвардии и готовящемся преобразовании её в Красную Армию, многие петроградские красногвардейцы поспешили сдать оружие и разойтись по домам. Солдаты устали от войны.

В статье «Тяжёлый, но необходимый урок», опубликованной в «Правде» 25 февраля, В.И. Ленин так характеризовал ситуацию тех дней: «Мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о невыполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве (…) В Советской республике нет армии».

Нужно признать, что при отсутствии мало мальского сопротивления со стороны нашей Армии, которой в начале 1918 года попросту вообще уже не было, немецкие войска при желании смогли бы без потерь и затрат оккупировать огромнейшие территории и «похоронить» не то, что Советскую власть, а всю Россию. А спасением в тех условиях было только на любых условиях получить мирную передышку для организации сопротивления начавшейся агрессии только подписанием мирного договора. Имея такое плачевное состояние дел в Армии, диктовать свои условия при подписании мирного договора – это верх безумия, а продолжать войну…  А тут антисоветчики всех мастей, повылазив из всех щелей истошно орут: «Позор! Караул! Ленин в Брест-Литовске продал пол России!»

Правда заключается в том, что, несмотря на катастрофическое положение в стране Советское правительство во главе с Лениным не подалась панике. Советская власть прикладывала максимум усилий  для удержания ситуации под своим контролем. Наряду с продолжением мирных переговоров продолжалось строительство новой Красной Армии. 23 февраля 1918 года было опубликовано воззвание СНК от 21 февраля «Социалистическое отечество в опасности», а также «Воззвание Военного главнокомандующего» Н. Крыленко, которое заканчивалось словами: «Все к оружию. Все на защиту революции!». Поголовная мобилизация для рытья окопов и высылка окопных отрядов поручается Советам с назначением ответственных комиссаров с неограниченными полномочиями для каждого отряда. Настоящий приказ рассылается в качестве инструкции во все советы по всем городам». 23 февраля 1918 г. председатель СНК В. И. Ленин опубликовал в «Правде» статью «Мир или война», в которой настаивал на необходимости немедленного заключения мира; в конце статьи он призвал: «…готовить революционную армию не фразами и возгласами (как готовили её те, кто с 7-го января не сделал ничего для того даже, чтобы попытаться остановить бегущие наши войска), а организационной работой, делом, созданием серьёзной, всенародной, могучей армии».

Положение большевиков осложнялось ещё и тем, что значительная часть русского общества приветствовала наступление немцев в страхе от «страшилок», которые распускались в те дни против большевиков.

Утром 23 февраля Советскому правительству был предъявлен германский ультиматум. На заседании ЦК РСДРП(б) Ленин, несмотря на сильную оппозицию, склонил членов ЦК принять ультиматум. Ленин потребовал заключения мира на германских условиях, пригрозив в противном случае подать в отставку. Ленин считал, что главное — это ценой любых потерь сохранить островок уже существующей пролетарской власти. В ночь на 24 февраля он был принят. Однако наступление немецких войск продолжалось до подписания мирного договора.

После 23 февраля красные отряды начали оказывать сопротивление германским войскам. В городе Валке наступавшие немецкие части вступили в бой с отрядом латышских стрелков.

«…лишь 22 февраля германское правительство выразило согласие подписать мир, причем условия мира были гораздо тяжелее первоначальных.

Ленину, Сталину и Свердлову пришлось выдержать упорнейшую борьбу в ЦК против Троцкого, Бухарина и других троцкистов, чтобы добиться решения о мире. Ленин указывал, что «Бухарин  и  Троцкий  на деле  помогли германским империалистам и помешали росту и развитию революции в  Германии"  (Ленин, т. XXII, стр. 307).

 23 февраля ЦК постановил принять условия немецкого командования и подписать мирный договор. Предательство  Троцкого и Бухарина дорого обошлось Советской  республике. Латвия, Эстония, не говоря уже о Польше, отходили к  Германии, Украина отделялась от Советской республики и превращалась в вассальное (зависимое) немецкое государство. Советская республика обязалась платить немцам контрибуцию» («История ВКП(б)» краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.207-208).

Ленин предложил советской делегации вернуться в Брест-Литовск со следующей директивой: «всячески затягивать переговоры до предъявления немцами ультиматума, после чего немедленно подписать мир». И это было единственно верным решением на тот момент.

Советская делегация вернулась в Брест-Литовск.

3 марта 1918 года советская делегация вновь отказалась от всякого обсуждения, 

бесполезного при создавшихся условиях, и подписала мирный договор. 15 марта Всероссийский 

Съезд Советов большинством голосов ратифицировал этот договор. Из Постановления IV Чрезвычайного Съезда Советов:

«Съезд признает правильным образ действий Центрального Исполнительного Комитета Советов и Совета Народных Комиссаров, постановивших заключить данный, невероятно тяжелый, насильственный и унизительный мир ввиду неимения нами армии и крайнего истощения войною сил народа, получившего от буржуазии и буржуазной интеллигенции не поддержку в его действиях, а корыстно-классовое использование их.

Съезд признает также безусловно правильным образ действий мирной делегации, которая отказалась войти в подробное обсуждение германских условий мира, ибо эти условия навязаны нам явным ультиматумом и неприкрытым насилием…

Теперь, после Октябрьского переворота, после свержения политической власти буржуазии в России, после разрыва и опубликования нами всех тайных империалистических договоров, после аннулирования иностранных займов, после предложения рабочим и крестьянским правительством справедливого мира всем без изъятия народам, Россия, вырвавшись из тисков империалистической войны, вправе заявить, что она не участвует в ограблении и подавлении чужих стран» (Постановление было принято Съездом 15 марта 1918 г. по докладу В.И. Ленина)

13 ноября 1918 года Брест-Литовский мирный договор был аннулирован Советским правительством.

Вот такая предыстория появления Брест-Литовского мирного договора, о значении которого до сих пор ломаются копья. Как видно из вышеизложенного, условия этого договора были кабальными для молодой республики Советов. И нелепым выглядят после этого потуги злопыхателей советского прошлого нашей страны за уши притянуть «обвинение» в том, что якобы большевики свершили «кровавый Октябрьский переворот на немецкие деньги и под диктовку немецкого генштаба в благодарность сознательно отдали пол России Германии».

Самое страшное заключается в том, что обыватели ведутся на такую чушь, хотя факты говорят об обратном. В завершение подведем логический итог всему вышесказанному:

Во-первых, если и были скрытые враги в Советском правительстве, то это (при условии, что действовали они не по причине чрезмерных амбиций, граничащих с шизофренией) была так называемая троцкистско-бухаринская группировка. Ибо грубое несдержанное поведение Троцкого на переговорах спровоцировало наглое поведение немецкой стороны.

Во-вторых, само Советское правительство понимало, что «данный, невероятно тяжелый, насильственный и унизительный мир» был заключен в Брест-Литовске по причине «неимения нами армии и крайнего истощения войною сил народа, получившего от буржуазии и буржуазной интеллигенции не поддержку в его действиях, а корыстно-классовое использование их». И это ну никак не выглядит как сознательная сделка со стороны Советской власти.

В-третьих, ВРЕМЕННО отдав Германии часть территории, Советская Россия смогла взять мирную передышку всего то в каких-то полгода для создания с нуля Красной Армии, которая в спровоцированной империализмом Гражданской войне выстояла и победила объединенные капиталистические войска, вооруженные и обученные по последним на тот момент знаниям военной науки.

В-четвертых, если исходить из логики «правдолюбов», выдвигавших одно абсурдное обвинение в «грехах» Советской власти вслед за другим, то можно будет, наверное, говорить, что Гитлер был агентом Кремля, что фашистская Германия именно по этой причине и подписала Пакт о безоговорочной капитуляции в мае 1945 года. Иначе никак не сможем объяснить как Патриарх Тихон в своем послании 5(18) марта 1918 г. высказался с резким осуждением Брестского мира: «Заключенный ныне мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом, и отдаются на волю чуждого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры, … мир, отдающий наш народ и русскую землю в тяжкую кабалу, — такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения. Церкви же Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству неисчислимые потери».

В-пятых, сама история доказала, что другого пути выхода из всеобъемлющего кризиса у Советского правительства в тот момент просто не было.  

В-шестых, «деятельность» Троцкого в истории заключения кабального мирного договора не осталась незамеченной. 13 марта 1918 года он был смещен с должности наркома по иностранным делам.

В завершении анализа темы о заключении Брест-Литовского мирного договора необходимо подчеркнуть, что «Буржуазные хулители Советской власти, - как говорил товарищ Ленин, - а равно мелкобуржуазные подголоски, проявляют всегда ловкость рук». Поэтому в условиях существования капиталистических законов развития (особенно в момент экономического кризиса) ради отвлечения внимания общества от причин ухудшения его состояния буржуазные политиканы и их подпевалы начинают очернять имена Ленина и Сталина, передергивать факты деятельности Советской власти, переписывать на свой лад историю и так далее и тому подобное. Вот к привязке к данной теме вернемся к заявлению Президента России, сделанное им 25 января 2016 года: «Путин добавил, что в Первой мировой войне «получилось, что мы проиграли проигравшей стране». Советская Россия в марте 1918 года заключила с Германией и ее союзниками сепаратный Брестский мир. В ноябре Германия капитулировала перед странами Антанты. «Через несколько месяцев (после Брестского мира) Германия капитулировала, а мы оказались проигравшими проигравшей стране. Уникальный случай в истории. Ради чего? Ради борьбы за власть», — сказал президент».

Господин Путин! Ой, как некрасиво!

Я не буду повторяться по поводу того, что Советская власть вынуждена была пойти на подписание с Германией унизительного мирного договора по ряду объективных причин. Но Вы, господин Путин, расскажите народу России о «героическом» мирном договоре, подписанного на условиях даже не страны, а кучки головорезов в Хасав-Юрте. Или это не считается?! Кстати, произошло это при наличии у России полнокровных Вооруженных Сил, а в начале 1918 года у Советской власти ВООБЩЕ ОТСУТСТВОВАЛА АРМИЯ!!!

Брестский мир, заключенный в 1918 году спас не большевиков, находящихся у власти, а само существование России! Именно этот изначально на кабальных условиях заключенный мир позволил России собрать силы для отпора начавшейся интервенции.

Поэтому советское правительство думало в отличие от нынешнего руководства не о сохранении своей личной власти, а о самом существовании России. Вы же, господин Путин, своим утверждением: «Ради борьбы за власть» расписались в том, что для Вас и Вам подобным куда приятнее была бы оккупация Германией России, нежели сохранение Советской власти.  

Деятельность группы «левые коммунисты»

Выше мы подробно рассмотрели все обстоятельства подписания советским правительством Брест-Литовского мирного договора в марте 1918 года, о значении которого до сих пор ломаются копья. Как видно из вышеизложенного, условия этого договора были кабальными для молодой республики Советов. Но этот позорный унизительный для РСФСР мирный договор позволил отвести от края пропасти страну большевикам.

В то же время тяжелый процесс ведения переговоров с Германией и провокаторская деятельность Троцкого способствовали активизации деструктивных элементов внутри партии:     

«Между тем "левые коммунисты", продолжая борьбу против Ленина, скатывались все ниже и ниже в болото предательства.

Московское областное бюро партии, временно захваченное "левымикоммунистами" (Бухарин, Осинский, Яковлева, Стуков, Манцев), принялораскольническую резолюцию недоверия ЦК и заявило, что оно считает "едва лиустранимым раскол партии в ближайшее время". Они дошли в этой резолюции до принятия антисоветского решения: "В  интересах международной  революции, -писали "левые  коммунисты" в этом решении, - мы считаем целесообразным идтина возможность утраты Советской  власти, становящейся теперь чистоформальной".

Ленин назвал это решение "странным и чудовищным".

В то время для партии не была еще ясна действительная причина  такогоантипартийного поведения  Троцкого и "левых коммунистов". Но как этоустановил недавно процесс антисоветского "право-троцкистского блока" (начало1938 года), Бухарин и возглавляемая им группа "левых коммунистов" совместнос Троцким и "левыми" эсерами, оказывается, состояли тогда в тайном  заговорепротив Советского правительства. Бухарин, Троцкий и их сообщники позаговору, оказывается, ставили себе цель - сорвать брестский мирныйдоговор, арестовать В. И. Ленина, И. В. Сталина, Я. М. Свердлова, убить их исформировать новое правительство из бухаринцев, троцкистов и "левых" эсеров.

 Организуя тайный контрреволюционный заговор, одновременно группа "левыхкоммунистов" при поддержке Троцкого вела открытую атаку противбольшевистской партии, стремясь расколоть партию и разложить партийные ряды.Но партия сплотилась в этот тяжелый момент вокруг Ленина, Сталина, Свердловаи поддержала Центральный Комитет в вопросе о мире так же, как и во всехдругих вопросах.

Группа "левых коммунистов" оказалась изолированной и разбитой» («История ВКП(б)» краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.208).

Позвольте сделать некоторое отступление. Столь подробный анализ ситуации в партии большевиков дает ответ на вопрос, который не имеет вроде прямого отношения к данной теме: почему в современной России нет единства в коммунистическом движении?

В царской России к началу 1917 года на политическом небосклоне насчитывалось около 300!!! партий и движений. Современные историографы иногда классифицируют российские партии начала века, исходя из наличия трех политических лагерей. Таким образом, выделяют правительственные партии (помещичье-монархические и буржуазно-консервативные), либерально-оппозиционные (буржуазно-либеральные) и революционно-демократические (мелкобуржуазные и пролетарские). В последней группе помимо РСДРП(б) существовали номинально на левом фланге меньшевики, эсеры, бундовцы, левые еврейские социалисты, анархисты и т.д.. Но и это ещё не всё…

Внутри многих партий происходили брожения и размежевания. Так появились из одной партии РСДРП большевики и меньшевики. Из единой партии «социал-революционеров» выделилась достаточно многочисленная группа – левые эсеры. Но не всегда идеологические брожения приводили к размежеванию. Этим объясняется появление внутри большевистской партии различных группировочек и течений таких, как троцкисты-центристы, «левые коммунисты», правые центристы и другие. Эти группировочки не обладали твердой структурной организации. Многие постоянно метались от одних к другим. Такое положение вещей было обусловлено недопониманием данными членами партии РСДРП(б) теоретических положений марксизма, а также разночтением отдельных положений марксизма. Второй аспект, который нельзя сбрасывать со счетов при стремлении осознать происходящие политические процессы, заключается в банальном. Это порой чрезмерные амбиции так называемых лидеров рождающихся в недрах партии группировочек.

История повторяется уже сегодня. Современная Россия имеет зарегистрированных свыше 70 партий. Из некогда единой КПРФ сегодня размежевались КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КОММУНИСТЫ РОССИИ и Объединенная Коммунистическая партия, а чуть раньше была еще и Всероссийская Коммунистическая партия Будущего. Если последним по своим идеологическим постулатам еще ох как далеко до большевиков, то КПРФ оказалась куда правее по политическим пристрастиям тех же меньшевиков. Скажу более, идеология господина Зюганова явно перекликается с постулатами Троцкого в несколько видоизменной форме. А многократно растиражированные в СМИ лидером КПРФ заявление о том, что «мы уже на ХХ Съезде дали оценку деятельности Сталина» ставит на одну доску Зюганова и Хрущева.        

Одновременно вырисовывается еще одна историческая параллель…

Явное обслуживание интересов буржуазии троцкистами и зюгановцами, которые при этом всегда прикрывают свою гнилую суть трезвонной марксистской риторикой. И обратите внимание, какое явное одобрение их деятельности имеется у левых за рубежом.

Мы еще остановимся в дальнейшем несколько на деятельности Хрущева, который старался откреститься от своей причастности к троцкизму. Но зафиксируем для себя факт того, что в своем пресловутом Докладе «О культе личности…» он разнес в пух и прах учебник «История ВКП(б). Краткий курс.» под редакцией комиссии ЦК ВКП(б). Вопрос, а чем руководствовался Хрущев? Номинально для публики им было сказано в своем Докладе на ХХ Съезде КПСС, что:    

«И еще один факт из той же "Краткой  биографии" Сталина. Известно, что над созданием "Краткого курса истории Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков)" работала комиссия Центрального Комитета партии. Этот, к слову говоря, также весьма пропитанный культом личности труд составлялся определенным коллективом авторов. И это положение было отражено в макете "Краткой биографии" Сталина в следующей формулировке:

"Комиссия Центрального Комитета ВКП(б) под руководством товарища Сталина, при его личном активнейшем участии, создает "Краткий курс истории Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков)".

Однако эта формулировка не могла уже удовлетворить Сталина, и в изданной "Краткой биографии" это место заменено следующим положением:

"В 1938 году вышла в свет книга "История ВКП(б). Краткий  курс", написанная товарищем Сталиным и одобренная Комиссией ЦК ВКП(б)". Что же тут еще больше скажешь! (Оживление в зале.)

Как видите, произошло поразительное превращение труда, созданного коллективом, в книгу, написанную Сталиным. Нет нужды говорить о том, как и почему произошло подобное превращение.

Возникает законный вопрос: если Сталин является автором этой книги, то зачем ему нужно было так прославлять  личность Сталина, и, по существу, весь послеоктябрьский период истории нашей славной Коммунистической партии делать лишь фоном деяний "сталинского гения"?

Разве нашли в этой книге  достойное отражение усилия партии по социалистическому   преобразованию страны, построению социалистического общества, индустриализации  и  коллективизации страны  и другие мероприятия, осуществленные партией, твердо идущей по  пути, начертанному Лениным? Там главным образом говорится о Сталине, его выступлениях, его  докладах. Все, без какого бы то ни было исключения, связано с его именем.

И когда сам же Сталин заявляет, что именно он написал "Краткий курс истории ВКП(б)",  то это не может не вызывать по меньшей  мере удивления и недоумения. Разве может марксист-ленинец так писать о самом себе, возводя до небес культ своей личности?»

Любой, кто внимательно читал учебник «История ВКП(б). Краткий курс.» с полным основанием может обвинить Хрущева во лжи.

Действительность заключается в том, что в этом учебнике на примере выше приведенных фрагментов мы видим полное разоблачение преступных деяний троцкистов. Вот для того, чтобы скрыть преступную деятельность своего идеологического наставника Троцкого  против Советской власти «главный кукурузник» СССР и сделал столь яростный выпад против этого документального разоблачения.

Но вернемся к нашей теме…

6 марта 1918 года прошел VII Съезд партии, насчитывающей 145 тысяч коммунистов. Этот Съезд в истории партии получил название  «Экстренный». Большевики решали неотложные дела в преддверии Гражданской войны. Рассматривали вопросы дальнейшей экономической политики. Несмотря на сопротивление Троцкого, Бухарина и других горе-коммунистов, Съезд поддержал ленинскую позицию по всем вопросам. Съезд принял решение о переименовании партии в РКП(б). Были приняты решения по дальнейшему строительству социалистической системы.

Примерно в это же время в партии появилось еще одно течение - группа«левых коммунистов», наиболее ярким представителем которых был Н.И. Бухарин.Левые коммунисты настаивали на отказе от каких-либо компромиссов с мировой и российской буржуазией, скорейшей экспроприации всех форм частной собственности, свертывании товарно-денежных отношений, отмене денег, введении принципов уравнительного распределения и социалистических порядков буквально «с сегодняшнего дня».

Особо ярко расхождения в партии проявились в прениях на VII (Экстренном) Съезде по вопросу о ратификации Брестского мира:

«Докладывая о брестском мире, Ленин говорил на этом съезде, что  "...тот тяжелый кризис, который переживает наша партия, в связи с образованием в ней левой оппозиции, является одним из величайших кризисов, переживаемых русской революцией" (Ленин, т. XXII, стр. 321).

30 голосами против 12 при 4 воздержавшихся была принята резолюция Ленина по вопросу о брестском мире.

Ленин писал на другой день после принятия резолюции в статье "Несчастный мир":

"Невыносимо тяжелы условия мира. А все же история возьмет свое... За работу организации, организации и организации. Будущее, несмотря ни на какие испытания - за нами" (там же, стр. 288)...

Таким образом, VII съезд выполнил огромное историческое дело: он разбил затаившихся  врагов внутри  партии, "левых  коммунистов" и троцкистов, он добился выхода из империалистической войны, он добился мира, передышки, он дал партии выиграть время для  организации Красной армии, и обязал партию навести социалистический порядок в народном хозяйстве» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.209-210).

А тем временем, с 1918 года троцкизм ради достижения своих целей зачастую стал переходить ту грань, которая разделяет борьбу теоретических взглядов и антисоветскую деятельность. Противники ленинской линии в партии в итоге встали на путь антигосударственных преступлений. Они организовали и продолжили фронтальную атаку против Советской власти по всем направлениям.

Выше мы рассмотрели деятельность троцкистов, направленных на срыв заключения Брест-Литовского мирного договора. Одновременно "Левые коммунисты", выступая заодно с эсерами и меньшевиками, повелиборьбу против Ленина и по этим (экономическим – авт.) вопросам. Бухарин, Осинский  и другиевыступали против насаждения дисциплины, против единоначалия на предприятиях,против использования специалистов в промышленности, против проведенияхозяйственного расчета. Они клеветали на  Ленина, утверждая, что такаяполитика означает возврат к буржуазным порядкам. Одновременно "левые  коммунисты" проповедовали троцкистские взгляды, что социалистическоестроительство и победа социализма в России невозможны.

За "левыми" фразами у "левых коммунистов" скрывалась защита кулака,лодыря, спекулянта, которые были против дисциплины и  враждебноотносились к государственному регулированию хозяйственной жизни, к учету иконтролю.

Вырешив вопросы организации новой, советской промышленности, партияперешла к вопросам деревни. В деревне кипела в это время борьба бедноты скулачеством. Кулаки набирали силу и захватывали отобранные у помещиковземли. Беднота нуждалась в помощи. Кулаки, борясь с пролетарскимгосударством, отказывались продавать государству хлеб по твердым ценам. Онихотели при помощи голода заставить Советское государство отказаться отпроведения социалистических мероприятий» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.211-212).

Лето 1918 года принесло новые испытания Советской власти на прочность. И вновь замечены были троцкисты:

«4 июля 1918 года открылся V съезд Советов. На съезде "левые" эсеры развернули ожесточенную борьбу против Ленина, в защиту кулаков. Они требовали прекращения борьбы с кулачеством и отказа от посылки рабочих продовольственных отрядов в деревню. Когда "левые" эсеры убедились, что их линия встречает твердый отпор со стороны большинства съезда, они организовали мятеж в Москве, захватили Трехсвятительский переулок и оттуда начали было артиллерийский обстрел Кремля. Однако, в течение нескольких часов эта «лево-эсеровская» авантюра была подавлена большевиками. В ряде пунктов страны местные организации "левых" эсеров также пытались восстать, но повсюду эта авантюра была быстро ликвидирована.

Как установлено теперь процессом антисоветского "правотроцкистского блока", мятеж "левых" эсеров был поднят с ведома и согласия Бухарина иТроцкого и являлся частью общего плана контрреволюционного заговорабухаринцев, троцкистов и "левых" эсеров против Советской власти.

 В то же самое время "левый" эсер Блюмкин, впоследствии агент Троцкого, забрался в германское посольство и, с целью спровоцировать войну с Германией, убил Мирбаха – германского посла в Москве. Но Советскому правительству удалось предотвратить войну и сорвать провокацию контрреволюционеров».(«История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.213).

Несмотря на все вытворяемые троцкистами преступления, в 1918 году у большевиков не было еще окончательных доказательств антисоветской деятельности троцкистов. В.И. Ленин в тот период уже стал ставить вопрос о выводе из партии группы так называемых «левых коммунистов. Но товарищи по партии и прежде всего И.В. Сталин надеялись на то, что так называемая оппозиция последователей Льва Давидовича всего лишь заблуждается.

А что же Троцкий?

Несмотря на то, что у большевиков имелся огромный дефицит управленческих кадров во всех сферах, Троцкий 13 марта 1918 года уже был смещен с должности наркома по иностранным делам. Этот шаг советского правительства был продиктован наказанием за срыв так удачно складывающегося в самом начале для РСФСР процесса подготовки мирного договора в Брест-Литовске. После этого последовали публичные раскаяния Льва Давидовича в содеянном. Он клятвенно стал заверять ЦК партии, что «в корне пересмотрел свою позицию». Партия поверила. Уже в марте 1918 года назначается Народным Комиссаром по военным делам, а 6 сентября 1918 года Троцкий становится еще и председателем Реввоенсовета РСФСР.

И, о чудо! Тут же Лев Давидович отбросил свои же идеи о необходимости самороспуска армии, заменив этот принцип всеобщим вооружением народа. Троцкий стал строить Красную Рабоче-Крестьянскую Армию по тому единственно возможному образцу, по которому она строилась во всем мире и в тех самых проклятых буржуазных государствах, то есть регулярную армию. Что входило в понятие регулярной армии?

Это - принцип принудительности, то есть мобилизация, призыв на основе всеобщей воинской повинности. Это - дисциплина. Это - командование в регулярной армии должно быть профессиональным. Это - использование военной науки сражаться. Это – подготовленные офицеры и генералы.

На этих основах началась строиться Красная Рабоче-Крестьянская Армия с привлечением генералов и офицеров выучки еще с царских времен, изъявивших служить Советской власти.

А Троцкий в должности Наркома по военным делам и председателя Реввоенсовета РСФСР рьяно взялся за организационное строительство Красной Армии. И не только… Так в статусепредседателя Реввоенсовета он одним из первых своих распоряжений издал приказ о том, что должны создаваться концлагеря, в которых «будут содержаться паникеры, дезертиры, те, кто бросит позиции и поведет себя изменнически по отношению к делу революции». Наиболее злостных нарушителей воинской дисциплины по этому приказу предполагалось расстреливать на месте.

Требуя от красноармейцев безусловного соблюдения воинской дисциплины, Троцкий во время Гражданской войны разъезжал по стране в сопровождении многочисленной охраны, нескольких поваров и целого духового оркестра, используя для этого целый железнодорожный состав. 

Пожалуй, с этого момента следует считать новый этап развития троцкизма. Этот этап стал началом новой попытки практического воплощения теории «перманентной революции» в жизнь.

Троцкому не позволили Ленин и Сталин зимой 1918 года сорвать Брест-Литовский мирный договор. Троцкому не удалось спровоцировать с помощью заговора левых эсеров летом 1918 года новую войну с Германией. И вот осенью 1918 года, возглавив Реввоенсовет и имея пост по существу Министра обороны, Лев Давидович получил реальные рычаги власти в советском правительстве. Становление Красной Армии, массовые волнения пролетариата в Европе дали питательную среду для его идеи о развязывании военного похода на Запад под лозунгом необратимости начала мировой революции. Безусловно, навязанная империализмом, Гражданская война наложила определенные ограничения для реализации планов мировой революции. Другим сдерживающим фактором стала непримиримая позиция В.И. Ленина о первоочередной задаче в выстраивании экономической и политической социалистической системы в России.

После покушения на Владимира Ильича Ленина Троцкий включился в борьбу за право возглавить уже Советское правительство. Но в этом вопросе товарищи по партии выразили поддержку товарищу Сталину. Троцкий меняет тактику. Он тут же стал всячески очернять и унижать Сталина, в то же время резко превозносить Ленина. Пикантность данной ситуации заключается в том, что сегодня правдолюбы благодаря «дальновидности» Бронштейна стали противопоставлять друг другу Ленина и Сталина.

Учитывая чрезмерные амбиции Троцкого, можно с большой долью вероятности сделать следующее утверждение, что он стал рассматривать возможность насильственного экспорта социализма в страны Европы с помощью Красной Армии. Установив, таким образом, через мировую революцию социализм в Европе, Троцкий рассчитывал, что именно он, как вдохновитель и организатор «крестового похода» социализма против мирового капитала согласно им же разработанной теории «перманентной революции», установит свой диктат над всей Европой. И тогда уже неважно будет, по какому пути развития пойдет Новая Европа. Для Троцкого главным было получить власть. Эта авантюра нашла достаточно много горячих поклонников среди военного и политического руководства страны того времени.

Но тут на пути достижения намеченных троцкистами целей встал вначале Ленин, а потом – Сталин, которые видели всю губительность реализации этих замыслов не только для социализма, но и всей России. Более того, они считали действия троцкистов преступными. А прошедшие открытые для иностранных представителей СМИ и дипкорпуса судебные процессы доказали это.  Дело в том, что Владимир Ильич считал необходимым, прежде всего, поставить на рельсы социалистического строительства именно экономику России, ибо без прочной экономической базы нет будущего у Советской власти. А если идти по стезе троцкизма, то произошло бы окончательное разрушение экономики России, окончательное обнищание населения. Да и соотношение военной мощи было в пользу Европы. При развязывании так называемой мировой революции по Троцкому Россия и Советская власть одномоментно превращалась в агрессора и инициатором захватнической войны. А тогда с большой долей вероятности пролетариат Европы выступил бы против Советской власти на стороне своей национальной буржуазии.

В этом отношении насколько осторожно действовал в конце Великой Отечественной войны товарищ Сталин, который имел все основания ввести Советскую Армию в Грецию, Италию, Испанию, Португалию. Но он этого не сделал, утверждая о бесперспективности установления в этих странах социализма по причине слабости компартий и разрозненности пролетарского движения.

Военная оппозиция.

Ситуация вокруг В.И. Ленина и внутри партии с каждым днем стала все больше и больше накалятся.

Покушения на Ленина и начавшаяся Гражданская война, повлекшая за собой временные поражения Красной Армии, увеличили внутри партии метания неустойчивых. Из-за недопонимания теоретических положений марксизма стали появляться внутри партии различные платформы и фракции. Троцкизм все больше и больше стал набирать силу. Такое положение дел не могло оставлять партию безучастной. И вот в 1919 году прошел VIII Съезд РКП(б): 

«Особо стоял на съезде вопрос о строительстве Красной армии. На съезде выступала так называемая "военная оппозиция". Она объединяла немалоеколичество бывших "левых коммунистов". Но вместе с представителями разгромленного "левого коммунизма" "военная оппозиция" включала и работников, никогда не участвовавших ни в какой оппозиции, но недовольных руководством Троцкого в армии. Большинство военных делегатов было резко настроено против Троцкого, против его преклонения перед военными специалистами из старой царской армии, часть которых прямо изменяла нам во время гражданской войны, против высокомерного и враждебного отношения Троцкого к старым большевистским кадрам в армии. Приводились на съезде примеры "из практики", когда Троцкий пытался расстрелять целый ряд неугодных ему ответственных военных коммунистов-фронтовиков, действуя этим на-руку врагу, и только вмешательство ЦК и протесты военных работников предотвратили гибель этих товарищей.

Борясь против искривления Троцким военной политики партии, "военнаяоппозиция" защищала, однако, неправильные взгляды по ряду вопросов военногостроительства. Ленин и Сталин решительно выступили против "военной оппозиции", защищавшей пережитки партизанщины в  армии и боровшейся противсоздания регулярной Красной армии, против использования военспецов, противтой железной дисциплины, без которой армия не может быть настоящей армией. Возражая "военной оппозиции", тов. Сталин требовал создания регулярной армии, проникнутой духом строжайшей дисциплины.

"Либо, - говорил тов. Сталин, - создадим настоящую рабоче-крестьянскую, по преимуществу крестьянскую, строго дисциплинированную армию и защитим республику, либо пропадем".

Отклонив ряд предложений "военной оппозиции", съезд в то же времяударил по Троцкому, потребовав улучшения работы центральных военныхучреждений и усиления роли коммунистов в армии…

На съезде был обсужден, далее, вопрос о партийном и советскомстроительстве, о руководящей роли партии в  работе Советов. При обсужденииэтого вопроса съезд дал отпор оппортунистической группе Сапронова - Осинского, отрицавшей руководящую роль партии в работе Советов.

Наконец, в связи с огромным наплывом новых членов партии съезд принялрешение об улучшении социального состава партии и проведенииперерегистрации.

Это было начало первой чистки рядов партии» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.224-225).

Опасения, высказанные на Съезде партии в адрес применяемых методов военного строительства Троцкого, оказались столь обоснованными, что практически сразу нашли свое подтверждение в ходе боев. Одновременно на фоне допущенных проколов Бронштейна раскрылся еще и военный дар Сталина.

Заострим внимание на два аспекта:

1. Именно Троцкий, а не Сталин был инициатором создания концлагерей.

2. Именно Троцкий, а не Сталин пытался расстрелять целый ряд неугодныхему ответственных военных коммунистов-фронтовиков.

Это я к тому, что злопыхатели Советской власти всячески пытаются заклеймить Сталина в массовых репрессиях якобы совершенных им лично. При этом Троцкого стараются выставить белым и пушистым. Несколько позже, последователь Троцкого Хрущев в своем пресловутом докладе на ХХ Съезде КПСС «О культе личности…» помимо выше озвученных «обвинений» постарается показать якобы полное невежество Сталина в военном деле. А между тем состоятельность Иосифа Виссарионовича как полководца была доказана уже летом 1919 года когда «Деникин начал свой основной поход против Советской власти… Троцкий развалил работу на южном фронте, и наши войска терпели поражение за поражением. К половине октября белые овладели всей Украиной, взяли Орел и подходили к Туле, которая снабжала нашу армию патронами, винтовками, пулеметами. Белые приближались к Москве. Положение Советской республики становилось более, чем серьезным. Партия забила тревогу и призвала народ к отпору. Ленин дал лозунг: "Все на борьбу с Деникиным"…

Для организации разгрома Деникина ЦК направил на южный фронт товарищей Сталина, Ворошилова, Орджоникидзе, Буденного. Троцкий был отстранен от руководства операциями Красной армии на юге. До приезда тов. Сталина командование южного фронта совместно с Троцким разработало план, по которому главный удар наносился Деникинуот Царицына на Новороссийск, через донские степи, где Красная армия встретила бы на своем пути полное бездорожье и должна была проходить по районам с казачьим населением, значительная часть которого находилась тогда под  влиянием белогвардейцев. Тов. Сталин подверг резкой критике этот  план и предложил ЦК свои план разгрома Деникина: направить главный удар через Харьков - Донбасс - Ростов. Этот план обеспечивал быстрое продвижение наших войск против Деникина, ввиду явного сочувствия населения на пути продвижения нашей армии через рабочие и крестьянские районы. Кроме того, наличие богатой сети железных дорог в этом районе давало возможность обеспечить нашим войскам регулярное снабжение всем необходимым. Наконец, этот план давал возможность освободить Донбасс и обеспечить нашу страну топливом» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.227-228).

Группы «де-цисты», «рабочая оппозиция» и др.

Тем временем весной 1920 года в условиях повсеместного отступления белогвардейцев состоялся IX съезд РКП(б). И в очередной раз на месте ранее разгромленных различных оппортунистических группировочек, направляющих свою деятельность против В.И. Ленина, в партии появилась очередная – «демократический централизм» («де-цисты»). Эту группку возглавили Сопронов, Смирнов, Осинский. Съезд дал решительный отпор «де-цистам», которые в условиях относительно уже мирного этапа развития страны Советов настаивали на отмене единоначалия в экономике. С другой стороны прозвучало предложение Троцкого о всеобщей милитаризации труда, о введении в стране «казарменного коммунизма», с чем большевики категорически отказались соглашаться. И на то были веские причины в виде появляющихся уже народных волнений недовольством политикой «военного коммунизма».

Данное противостояние в партии вскоре продолжилось:

«ЦК понимал, что отпала необходимость в продразверстке, что нужно ее заменить продналогом, чтобы дать возможность крестьянам использовать большую часть излишков своего производства по своему усмотрению. ЦК понимал, что такая мера дала бы возможность оживить сельское хозяйство, расширить производство зерна и технических культур, необходимых для развития промышленности, оживить в стране товарооборот, улучшить снабжение городов, создать новую, хозяйственную основу союза рабочих и крестьян.

ЦК отдавал себе также отчет в том, что оживление промышленности является первейшей задачей, но он считал, что нельзя оживлять промышленность без вовлечения в это дело рабочего класса и его профсоюзов, что рабочих можно вовлечь в это дело, если их убедить, что хозяйственная разруха является таким же опасным врагом народа, как интервенция и блокада, что партия и профсоюзы безусловно сумеют провести это дело, если они будут действовать в отношении рабочего класса не путем военных приказов, как это бывало на  фронте, где действительно необходимы приказы, а путем убеждения, методом убеждения.

Но не все члены партии думали так, как ЦК. Оппозиционные группки - троцкисты, "рабочая оппозиция", "левые коммунисты", "демократические централисты" и т.п. – находились в состоянии разброда и переживали колебания перед трудностями перехода на рельсы мирного хозяйственного строительства. В партии имелось немало бывших меньшевиков, бывших эсеров, бывших бундовцев, бывших боротьбистов и всякого рода полунационалистов сокраин России. Они большей частью примыкали к тем или иным оппозиционнымгруппкам. Не будучи настоящими марксистами, не зная законов экономическогоразвития, не имея партийно-ленинской закалки, эти люди только усиливалиразброд и колебания оппозиционных группок. Одни из них думали, что не нужноослаблять жесткого режима военного коммунизма, что, наоборот,- нужно"завинчивать дальше гайки". Другие думали, что партия и государство должныотойти в сторону от дела восстановления народного хозяйства, что это делодолжно быть всецело передано в руки профсоюзов.

Было ясно, что при таком разброде в некоторых прослойках партиинайдутся люди, любители дискуссий, разные оппозиционные "лидеры", которыепостараются навязать партии дискуссию.

Так оно и произошло.

Дискуссия началась с вопроса о роли профсоюзов, хотя вопрос опрофсоюзах не был тогда главным вопросом партийной политики.

Застрельщиком дискуссии и борьбы против Ленина, против ленинскогобольшинства ЦК явился Троцкий. Желая обострить положение, он выступил назаседании коммунистов - делегатов V Всероссийской конференции профсоюзов вначале ноября 1920 года с сомнительным лозунгом "завинчивания гаек" и"перетряхивания профсоюзов". Троцкий выдвинул требование немедленного"огосударствления профсоюзов". Он был против метода убеждения рабочих масс.Он был за перенесение военного метода  в профсоюзы. Троцкий был противразвертывания в профсоюзах демократии, против выборности органов профсоюзов.

Вместо метода убеждения, без которого немыслима деятельность рабочихорганизаций, троцкисты предлагали метод голого принуждения, гологокомандования. Своей политикой троцкисты там, где они попадали в руководствопрофсоюзной  работой, вносили в профсоюзы конфликты, раскол и разложение.Троцкисты своей политикой восстанавливали беспартийную массу рабочих противпартии, раскалывали рабочий класс (Вот откуда пошла идея о «руководящей и направляющей роли партии». А поскольку вдохновителем подмены диктатуры пролетариата на диктатуру партноменклатуры был Хрущев, который именно в эти годы стал голосовать за предложения Троцкого, то легко убедиться насколько враждебными были идеи Бронштейна. – авт.).

Дискуссия о профсоюзах на деле имела гораздо более широкое значение,чем вопрос о профсоюзах. Как позднее указывалось в резолюции пленума  ЦК РКП(б) (17 января 1925  года), на деле спор шел "об отношении к крестьянству,подымавшемуся против военного коммунизма,  об отношении к беспартийной массерабочих, вообще о подходе партии к массе в полосу, когда гражданская войнауже кончалась" (ВКП(б) в резолюциях, ч. 1, стр. 651).

Вслед за Троцким выступили и другие антипартийные группы: "рабочаяоппозиция" (Шляпников, Медведев, Коллонтай и другие), "демократическиецентралисты" (Сапронов,  Дробнис, Богуславский, Осинский, В. Смирнов идругие), "левые коммунисты" (Бухарин, Преображенский).

"Рабочая оппозиция" выставила лозунг передачи управления всем народнымхозяйством "всероссийскому съезду производителей". Она сводила на-нет рольпартии, отрицала значение диктатуры пролетариата в хозяйственномстроительстве. "Рабочая оппозиция" противопоставляла профсоюзы Советскомугосударству и коммунистической партии. Она считала высшей формой организациирабочего класса не партию, а профсоюзы. "Рабочая оппозиция"  была по  сутидела анархо-синдикалистской антипартийной группой.

Группа  "демократического централизма" (децисты) требовала  полнойсвободы фракции и группировок. Децисты, так же как и троцкисты, старалисьподорвать руководящую роль партии в Советах и профсоюзах. Ленин назвалдецистов  фракцией "громче всех крикунов", а платформу децистов - эсеро-меньшевистской.

Троцкому в его борьбе против Ленина и партии помог Бухарин. Бухаринвместе с Преображенским, Серебряковым, Сокольниковым создали "буферную"группу. Эта группа защищала и прикрывала злейших фракционеров -- троцкистов.Поведение Бухарина  Ленин называл "верхом распада идейного". Вскоре бухаринцыоткрыто объединились с троцкистами против Ленина» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.240-242).

Выше мы убедились, что Троцкий в своем стремлении возвыситься над всеми выступал всячески за сохранение и расширение положений политики «военного коммунизма». Тем кощунственней выглядят его попытки обелить своё поведение.

В 1936 году из-под пера Бронштейна вышло исследование «Преданная революция», в котором он утверждает совсем противоположное:

«Утопические надежды эпохи военного коммунизма подвергались впоследствии жестокой и во многом основательной критике. Теоретическая ошибка правящей партии останется, однако, совершенно необъяснимой, если оставить без внимания, что все тогдашние расчеты строились на ожидании близкой победы революции на Западе. Считалось само собою разумеющимся, что победоносный немецкий пролетариат, в кредит под будущие продукты питания и сырья, будет снабжать советскую Россию не только машинами, готовыми фабричными изделиями, но и десятками тысяч высококвалифицированных рабочих, техников и организаторов. И, нет сомнения, если б пролетарская революция восторжествовала в Германии - а ее победе помешала только и исключительно социал-демократия - экономическое развитие Советского Союза, как и Германии, пошло бы вперед столь гигантскими шагами, что судьба Европы и мира сложилась бы к сегодняшнему дню неизмеримо более благоприятно. Можно, однако, сказать с полною уверенностью, что и в этом счастливом случае, от непосредственного государственного распределении продуктов пришлось бы все равно отказаться в пользу методов торгового оборота».

В данном фрагменте обращает на себя внимание «фирменный» стиль троцкистов – после очередной своей пакости публично каяться в своих ошибках и перекладывать проблемы со своей больной головы на здоровую. Вот и в этом исследовании Лев Давидович подчеркивает, «что все тогдашние расчеты строились на ожидании близкой победы революции на Западе». Оказывается призывы к мировой революции, к экспорту революции на Запад принадлежат не Троцкому, а «правящей партии». Да и преклонение Бронштейна перед гением и исключительностью германского пролетариата оказалось на деле (если рассматривать времена ГДР) всего лишь бредом воспалённого мозга.

Впрочем, есть одна пословица: «Горбатого только могила исправит!»    

Много позже критиканы и антисоветчики всех мастей начнут истерически вопить о том, что «кровожадный» Сталин беспощадно расправлялся якобы с ленинской гвардией в лице троцких, бухариных, рыковых и прочая, прочая. А тем временем, точку в навязанной троцкистами внутрипартийной дискуссии, которая отняла слишком много сил и нервов, призван был поставить Х Съезд РКП(б):

«8 марта 1921 года открылся Х съезд партии. На съезде присутствовало 694 делегата с решающим голосом, представлявших 732.521  члена партии. Делегатов с совещательным голосом было 296 человек.

Съезд подвел итоги дискуссии о профсоюзах и одобрил подавляющим большинством голосов ленинскую платформу.

Открывая съезд, Ленин заявил, что дискуссия была непозволительной роскошью. Он указал, что враги делали ставку на внутреннюю борьбу и раскол в коммунистической партии.

Учитывая огромную опасность, которую представляло для большевистской партии и для диктатуры пролетариата наличие  фракционных групп,  Х съезд особенное внимание уделил вопросу об единстве партии. С докладом по этому вопросу выступил Ленин. Съезд осудил все оппозиционные группировки и указал, что они "на деле помогают классовым врагам пролетарской революции".

Съезд предписал немедленно распустить все фракционные группы и поручил всем организациям строго следить за недопущением каких-либо фракционных выступлений, причем невыполнение постановления съезда влекло за собой безусловное и немедленное исключение из партии. Съезд дал ЦК полномочия, в случае нарушения дисциплины членами ЦК и в случае возрождения или допущения фракционности, принимать все меры партийного взыскания вплоть до исключения их из Центрального Комитета и из партии» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.242-243).

Но Х Съезд РКП(б) вошел в историю прежде всего своим принятием НЭПа. «Проведение нэпа встречало сопротивление со стороны неустойчивыхэлементов партии. Сопротивление  шло с двух сторон. С одной стороны,выступали "левые" крикуны, политические уроды  типа  Ломинадзе, Шацкина идругих, которые "доказывали", что нэп - это отказ от завоеванийОктябрьской революции, возврат к капитализму, гибель Советской власти. Этилюди, ввиду своего невежества в политике и незнания законов экономическогоразвития, не понимали политики партии, впадали в панику и сеяли вокруг себяупадочнические настроения. С другой стороны, выступали прямые капитулянты,вроде Троцкого, Радека, Зиновьева, Сокольникова, Каменева, Шляпникова,Бухарина, Рыкова и других, которые не верили в возможность социалистическогоразвития нашей страны, преклонялись перед "могуществом" капитализма и, стремясь укрепить позиции  капитализма в Советской стране, требовали большихуступок частному капиталу как внутри страны, так и вне ее, требовали сдачичастному капиталу ряда командных высот Советской власти в народном хозяйстве - на началах концессии или акционерных смешанных обществ с участиемчастного капитала.

 И те, и другие были чужды марксизму, ленинизму.

Партия разоблачила и изолировала и тех и других. Партия дала паникерами капитулянтам решительный отпор» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.246-247).

Начало борьбы троцкистов против Сталина.

Весной 1922 года прошел XI Съезд РКП(б). К великому сожалению история партии стала историей борьбы большевиков с различными так называемыми оппозиционными течениями внутри партии, которые, по сути, являлись оппортунистическими и ревизионистскими. С каждым годом эта борьба становилась все жестче и жестче. Вот и на этом Съезде Владимир Ильич Ленин вновь вынужден был свои усилия тратить на разоблачения этих псевдо оппозиционных течений вместо консолидации усилий всей партии на борьбу с разрухой и восстановление промышленности в стране. Вновь руководитель советского правительства вынужден был вернуться к внутрипартийной полемике и раскритиковать «рабочую оппозицию».

А как себя повел Лев Давидович в той исторической ситуации?

Из-за резкого ухудшения здоровья этот партийный форум стал последним для вождя. Видя то, что болезнь Владимира Ильича стала прогрессировать, Троцкий предполагает в повестку дня поставить вопрос об отставке Ленина как руководителя партии. Поскольку Лев Давидович смог сосредоточить в своих руках посты Председателя Реввоенсовета и Наркома по военным делам, то он не без оснований рассчитывая занять место Генерального секретаря ЦК РКП(б). Ему для удовлетворения своих амбиций ох как хотелось подчинить себе всю власть в стране. Поэтому Троцкий, чтобы не настроить против себя ленинцев, не стал делать на этом Съезде резких заявлений и выпадов против ленинской линии партии. Но… 

3 апреля 1922 года на Пленуме ЦК РКП(б) Генеральным секретарем ЦК партии был избран Иосиф Виссарионович Сталин. Это обстоятельство стало неожиданным для Троцкого, ибо он видел уже себя на этой должности. Занимая командные высоты в Красной Армии, Лев Давидович не пожелал смириться со своим политическим поражением. Он вынужден был сменить тактику своих действий. Как мы могли убедиться выше, Троцкий в своих публикациях в середине 20-х годов вдруг прям, воспылал любовью к Ленину и обрушил свой удар на дискредитацию личности тов. Сталина. В ход пошли все приемы, вплоть до фальсификации документов.

Так, в декабре 1922 года появилось состряпанное Крупской под диктовку троцкистов знаменитое «Письмо к Съезду». Данный документ был оглашен накануне очередного Съезда партии. В ходе партийного расследования был выявлен факт фальсификации. Вот, что пишет историк Мартиросян: «Факт фальсификации был доказан уже тогда, сразу после смерти Ленина. В собственноручно изложенном объяснении на имя Сталина Крупская открыто признала, что участвовала в этой фальсификации по требованию Троцкого». (Мартиросян А.Б. «Сталин: биография вождя» М изд. Вече, 2008, стр.92)

В пользу правдивости заявления историка говорят следующие обстоятельства. Во-первых, тот же Мартиросян приводит малоизвестный факт: «…вдова самого Л.Д. Троцкого, Наталья Ивановна Седова-Троцкая… 18 мая 1959 г… направила в основанный еще мужем так называемый «Социалистический вестник» письмо, в котором черным по белому указала: Лев Давидович «добился… того, что Завещание стало известно в Америке и Европе» (Мартиросян А.Б. «Сталин: биография вождя» М изд. Вече, 2008, стр.107). Тем не менее, Сталин подал просьбу в ЦК РКП(б) о своей отставке с поста Генерального секретаря ЦК партии, которая товарищами по партии не была удовлетворена. Об этом историческом факте «забыл» Хрущев и, перевернув всё с ног на голову, в пресловутом докладе «О культе личности…» утверждал о том, что якобы Сталин скрыл письма Ленина. Дело Троцкого оказалось в надежных руках. 

А во-вторых, давайте послушаем, что говорил сам товарищ Сталин:

«Можно ли удивляться тому, что Троцкий, так бесцеремонно третирующий великого Ленина, сапога которого он не стоит, ругает теперь почём зря одного из многих учеников Ленина - тов. Сталина.

Более того, я считаю для себя делом чести, что оппозиция направляет всю свою ненависть против Сталина. Оно так и должно быть. Я думаю, что было бы странно и обидно, если бы оппозиция, пытающаяся разрушать партию, хвалила Сталина, защищающего основы ленинской партийности.

Теперь о "завещании" Ленина. Здесь кричали оппозиционеры,- вы слыхали это, - что Центральный Комитет партии "скрыл" "завещание" Ленина. Несколько раз этот вопрос у нас на пленуме ЦК и ЦКК обсуждался, вы это знаете. (Голос: "Десятки раз".) Было доказано и передоказано, что никто ничего не скрывает, что "завещание" Ленина было адресовано на имя XIII съезда партии, что оно, это "завещание", было оглашено на съезде (голоса: "Правильно!"), что съезд решил единогласно не опубликовывать его, между прочим, потому, что Ленин сам этого не хотел и не требовал. Всё это известно оппозиции не хуже всех нас. И тем не менее, оппозиция имеет смелость заявлять, что ЦК "скрывает" "завещание".

Вопрос о "завещании" Ленина стоял у нас - если не ошибаюсь - еще в 1924 году. Существует некий Истмен, бывший американский коммунист, которого изгнали потом из партии. Этот господин, потолкавшись в Москве среди троцкистов, набравшись некоторых слухов и сплетен насчёт "завещания" Ленина, уехал за границу и издал книгу под заглавием "После смерти Ленина", где он не щадит красок для того, чтобы очернить партию, Центральный Комитет и Советскую власть, и где всё строит на том, что ЦК нашей партии "скрывает" будто бы "завещание" Ленина. Так как этот Истмен находился одно время в связях с Троцким, то мы, члены Политбюро, обратились к Троцкому с предложением отмежеваться от Истмена, который, цепляясь за Троцкого и ссылаясь на оппозицию, делает Троцкого ответственным за клевету на нашу партию насчёт "завещания". Ввиду очевидности вопроса, Троцкий действительно отмежевался от Истмена, дав соответствующее заявление в печати. Оно опубликовано в сентябре 1925 года в № 16 "Большевика".

Позвольте прочесть это место из статьи Троцкого насчёт того, скрывает ли партия и её ЦК "завещание" Ленина или не скрывает. Цитирую статью Троцкого:

"В нескольких местах книжки Истмен говорит о том, что ЦК "скрыл" от партии ряд исключительно важных документов, написанных Лениным в последний период его жизни (дело касается писем по национальному вопросу, так называемого "завещания" и пр.); это нельзя назвать иначе, как клеветой на ЦК нашей партии. Из слов Истмена можно сделать тот вывод, будто Владимир Ильич предназначал эти письма, имевшие характер внутриорганизационных советов, для печати. На самом деле это совершенно неверно. Владимир Ильич со времени своей болезни не раз обращался к руководящим учреждениям партии и её съезду с предложениями, письмами и пр. Все эти письма и предложения, само собою разумеется, всегда доставлялись по назначению, доводились до сведения делегатов XII и XIII съездов партии и всегда, разумеется, оказывали надлежащее влияние на решения партии, и если не все эти письма напечатаны, то потому, что они не предназначались их автором для печати. Никакого "завещания" Владимир Ильич не оставлял, и самый характер его отношения к партии, как и характер самой партии, исключали возможность такого "завещания". Под видом "завещания" в эмигрантской и иностранной буржуазной и меньшевистской печати упоминается обычно (в искажённом до неузнаваемости виде) одно из писем Владимира Ильича, заключавшее в себе советы организационного порядка. XIII съезд партии внимательнейшим образом отнёсся и к этому письму, как ко всем другим, и сделал из него выводы применительно к условиям и обстоятельствам момента. Всякие разговоры о скрытом или нарушенном "завещании" представляют собою злостный вымысел и целиком направлены против фактической воли Владимира Ильича* и интересов созданной им партии" (см. статью Троцкого "По поводу книги Истмена "После смерти Ленина"", "Большевик" № 16, 1 сентября 1925 г., стр. 68).

Кажется, ясно? Это пишет Троцкий, а не кто-либо другой. На каком же основании теперь Троцкий, Зиновьев и Каменев блудят языком, утверждая, что партия и её ЦК "скрывают" "завещание" Ленина? Блудить языком "можно", но надо же знать меру.

Говорят, что в этом "завещании" тов. Ленин предлагал съезду ввиду "грубости" Сталина обдумать вопрос о замене Сталина на посту генерального секретаря другим товарищем. Это совершенно верно. Да, я груб, товарищи, в отношении тех, которые грубо и вероломно разрушают и раскалывают партию. Я этого не скрывал и не скрываю. Возможно, что здесь требуется известная мягкость в отношении раскольников. Но этого у меня не получается. Я на первом же заседании пленума ЦК после XIII съезда просил пленум ЦК освободить меня от обязанностей генерального секретаря. Съезд сам обсуждал этот вопрос. Каждая делегация обсуждала этот вопрос, и все делегации единогласно, в том числе и Троцкий, Каменев, Зиновьев, обязали Сталина остаться на своём посту.

Что же я мог сделать? Сбежать с поста? Это не в моём характере, ни с каких постов я никогда не убегал и не имею права убегать, ибо это было бы дезертирством. Человек я, как уже раньше об этом говорил, подневольный, и когда партия обязывает, я должен подчиниться.

Через год после этого я вновь подал заявление в пленум об освобождении, но меня вновь обязали остаться на посту.

Что же я мог ещё сделать?

Что касается опубликования "завещания", то съезд решил его не опубликовывать, так как оно было адресовано на имя съезда и не было предназначено для печати.

У нас имеется решение пленума ЦК и ЦКК в 1926 году о том, чтобы испросить разрешение у XV съезда на напечатание этого документа. У нас имеется решение того же пленума ЦК и ЦКК о напечатании других писем Ленина, где Ленин отмечает ошибки Каменева и Зиновьева перед Октябрьским восстанием и требует их исключения из партии.

Ясно, что разговоры о том, что партия прячет эти документы, являются гнусной клеветой. Сюда относятся и такие документы, как письма Ленина о необходимости исключения из партии Зиновьева и Каменева. Не бывало никогда, чтобы большевистская партия, чтобы ЦК большевистской партии боялись правды. Сила большевистской партии именно в том и состоит, что она не боится правды и смотрит ей прямо в глаза.

Оппозиция старается козырять "завещанием" Ленина. Но стоит только прочесть это "завещание", чтобы понять, что козырять им нечем. Наоборот, "завещание" Ленина убивает нынешних лидеров оппозиции.

В самом деле, это факт, что Ленин в своём "завещании" обвиняет Троцкого в "небольшевизме", а насчёт ошибки Каменева и Зиновьева во время Октября говорит, что эта ошибка не является "случайностью". Что это значит? А это значит, что политически нельзя доверять ни Троцкому, который страдает "небольшевизмом", ни Каменеву и Зиновьеву, ошибки которых не являются "случайностью" и которые могут и должны повториться.

Характерно, что ни одного слова, ни одного намёка нет в "завещании" насчёт ошибок Сталина. Говорится там только о грубости Сталина. Но грубость не есть и не может быть недостатком политической линии или позиции Сталина. Вот соответствующее место из "завещания":

"Я не буду дальше характеризовать других членов ЦК по их личным качествам. Напомню лишь, что октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не является случайностью, но что он так же мало может бить ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому".

Кажется, ясно» (И.В.Сталин «Троцкистская оппозиция. Прежде и теперь» Речь на заседании объединенного Пленума ЦК и ЦИК ВКП(б) 23.10. 1937г.).

Вот таким образом товарищ Сталин ответил на попытки троцкистов сфальсифицировать документы.

Троцкизм в годы НЭПа.

Между тем, в начале 1923 года троцкисты ринулись в решительную атаку против Советской власти, олицетворением которой была ленинская партия большевиков: «Бухарин и Сокольников еще до съезда предложили ликвидироватьмонополию внешней торговли. Это предложение было также результатом пониманиянэпа, как сдачи своих позиций капитализму. Ленин заклеймил тогда Бухарина,как защитника спекулянтов, нэпманов, кулаков. XII съезд решительно отвергпосягательства на незыблемость монополии внешней торговли.

Съезд дал также отпор попытке Троцкого навязать партии гибельнуюполитику в отношении крестьянства. Съезд указал, что нельзя забывать фактапреобладания в стране мелкого крестьянского хозяйства. Он подчеркнул, чторазвитие промышленности, в том числе тяжелой промышленности, должно итти невразрез с интересами крестьянских масс, а в смычке с ними, в интересах всеготрудящегося населения. Эти решения были направлены против Троцкого, которыйпредлагал строить промышленность путем эксплуатации крестьянского хозяйства,который не признавал на деле политики союза пролетариата и крестьянства.

Троцкий предлагал в то же время закрыть такие крупные заводы, имевшиеоборонное значение, как Путиловский, Брянский и другие, не приносящие, какутверждал он, прибыли. (Как тут не вспомнить, что при Хрущеве Косыгин озвучил, а при Брежневе ввел в ранг государственного акта принцип получения прибыли. Что привело в конечном счете к реставрации капитализма в нашей стране. – авт.) Съезд с негодованием отверг предложения Троцкого…

Надо было дружно, засучив рукава, приняться за дело. Так думали идействовали преданные партии люди. Но не так поступали троцкисты.Воспользовавшись отсутствием Ленина, вышедшего из строя ввиду его тяжелойболезни, они открыли новое нападение на партию и ее руководство. Они решили,что наступил благоприятный момент для того, чтобы разбить партию иопрокинуть ее руководство. В борьбе против партии они использовали все: ипоражение революции в Германии и Болгарии осенью 1923 года, и хозяйственныетрудности в стране, и болезнь Ленина. Именно в этот трудный для Советскогогосударства момент, когда вождь партии был прикован к постели, Троцкий началсвою атаку против большевистской партии. Собрав вокруг себя всеантиленинские элементы в партии, он состряпал платформу оппозиции,направленную против партии, против ее руководства, против ее политики.Платформа называлась заявлением 46 оппозиционеров. В борьбе против ленинскойпартии объединились все оппозиционные группировки - троцкисты, децисты,остатки "левых  коммунистов" и "рабочей оппозиции". В своем заявлении онипророчили тяжелый экономический кризис и гибель Советской власти итребовали, как единственного выхода из положения, свободы фракций игруппировок.

Это была борьба за восстановление фракций, запрещенных Х съездом партиипо предложению Ленина.

Никаких конкретных вопросов об улучшении промышленности или сельскогохозяйства, об улучшении товарооборота  в стране, улучшении положениятрудящихся троцкисты не ставили. Да они этим и не интересовались. Ихинтересовало одно: воспользоваться отсутствием Ленина, восстановить фракциивнутри партии и расшатать основы партии, расшатать ее ЦК.

Вслед за платформой 46 было выпущено письмо Троцкого, где он обливалгрязью партийные кадры и в котором был выдвинут целый ряд новыхклеветнических обвинений по адресу партии. В  этом письме Троцкий повторялстарые меньшевистские перепевы, которые партия слышала от него не впервые.

 Прежде всего, троцкисты обрушились на  партийный аппарат. Они понимали,что партия  не может жить и работать без крепкого партийного аппарата.Оппозиция пыталась расшатать, разрушить этот аппарат, противопоставитьчленов партии партийному аппарату, а молодежь - старым кадрам партии. Всвоем письме Троцкий делал ставку на учащуюся молодежь, на молодых членовпартии, не знавших истории борьбы партии с троцкизмом. Чтобы завоеватьучащуюся молодежь, Троцкий льстил ей, называя ее "вернейшим барометромпартии", и в то же время заявлял о перерождении старой ленинской гвардии.Кивая на переродившихся вождей II Интернационала, он гнусно намекал, чтостарая большевистская гвардия идет по этому  же пути. Криками о перерождениипартии Троцкий пытался прикрыть свое собственное перерождение и своиантипартийные замыслы.

Оба документа оппозиционеров, как платформа 46, так и письмо Троцкого,были разосланы троцкистами в районы и ячейки и поставлены на обсуждениечленов партии.

Партию вызывали на дискуссию...

Несмотря на занятость партии более важными хозяйственными вопросами,партия приняла вызов и открыла дискуссию…

В январе 1924 года собралась XIII партийная конференция. Она заслушаладоклад тов. Сталина, который подвел итоги дискуссии. Конференция осудила троцкистскую оппозицию, заявив, что в ее лице партия имеет дело смелкобуржуазным уклоном от марксизма. Решения конференции были одобренывпоследствии XIII партийным съездом и V конгрессом Коминтерна. Международныйкоммунистический пролетариат поддерживал большевистскую партию в ее борьбепротив троцкизма.

 Но троцкисты не прекратили своей подрывной работы. Осенью 1924 годаТроцкий напечатал статью "Уроки Октября", в которой делал попытку подменитьленинизм троцкизмом. Эта статья являлась сплошной клеветой на нашу партию,на ее вождя - Ленина. За эту клеветническую книжонку ухватились все врагикоммунизма и Советской власти. Партия с негодованием встретила эту клеветуТроцкого на героическую историю большевизма. Тов. Сталин разоблачил попыткуТроцкого подменить ленинизм  троцкизмом. В своих выступлениях тов. Сталинуказал, что "задача  партии состоит в  том, чтобы похоронить троцкизм, какидейное течение" («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.250-255).

Позиция троцкистов с каждым годом все больше и больше обнажала свою антисоветскую суть. Ленинцы не желали уже терпеть все их «художества»: «Виляет, -  такую В.И Ленин в свое время дал характеристику Троцкому, -  жульничает, позирует как левый, помогает правым,  пока  можно». На XIII конференции РКП(б), состоявшейся в январе 1924 г., отмечалось, что троцкизм представляет собой «не только попытку ревизии большевизма, не только прямой отход от ленинизма, но и явно выраженный мелкобуржуазный уклон. Не подлежит никакому сомнению, что эта оппозиция объективно отражает напор мелкой буржуазии на позиции пролетарской партии и ее политику». И мелкобуржуйское гнилое нутро троцкистов прорвалось наружу именно в годы НЭПа.   

В чем была притягательность троцкизма?

Прежде всего - в трезвонной риторике.

В чем была живучесть троцкизма?

История партии показала, что троцкизм возник в самом начале ХХ века и продолжает существовать в различных своих проявлениях и сегодня. Левацкий уклон возникает в рабочем движении как реакция на неудачи коммунистического движения, и наоборот, левацкие шараханья всегда питали правооппортунистические взгляды и социал-реформистские настроения. Правый и левый уклоны порождают друг друга. Это как две стороны одной медали. За внешней противоположностью скрывается глубокая общность обоих течений. Антикоммунизм, антисоветизм и антипартийность – вот стержень идеологии и политики обеих разновидностей оппортунизма. Именно наличие в троцкизме этой двоякой особенности обусловливает притягательность и живучесть этого направления в левом движении для людей, которые не обладают системными знаниями марксизма. 

Вот, что в 1936 году писал Троцкий о НЭПе в своей работе «Преданная революция»:

«Необходимость восстановления рынка Ленин мотивировал наличием в стране миллионов изолированных крестьянских хозяйств, которые иначе, как через торговлю, не привыкли определять свои экономические взаимоотношения с внешним миром. Торговый оборот должен был установить так называемую "смычку" между крестьянином и национализованной промышленностью. Теоретическая формула "смычки" очень проста: промышленность должна доставлять деревне необходимые товары по таким ценам, чтобы государство могло отказаться от принудительного изъятия продуктов крестьянского труда.

В оздоровлении экономических взаимоотношений с деревней состояла несомненно наиболее острая и неотложная задача НЭПа. Ближайший опыт показал, однако, что и сама промышленность, несмотря на свой обобществленный характер, нуждается в выработанных капитализмом методах денежного расчета. План не может опираться на одни умозрительные данные. Игра спроса и предложения остается для него еще на долгий период необходимой материальной основой и спасительным коррективом (В этом весь Троцкий. Он в своих рассуждениях с успехом применяет прием, характерный для софистов и демагогов. Это выражается в стремлении в стройную логической цепочку исторически и философски правдивой информации втиснуть передёрнутые или лживые постулаты. При плановом ведении хозяйства в условиях общенародной собственности на средства производства априори не может быть «игры спроса и предложения», ибо такая игра является ТОЛЬКО результатом действия основного закона капитализма – ПОЛУЧЕНИЕ ПРИБЫЛИ! Поэтому несколько перефразируя самого Троцкого: Ближайший опыт показал, однако, что и сама промышленность, несмотря на свой обобществленный характер при внесении троцкистом Косыгиным капиталистического положения – получения прибыли, привел к реставрации капитализма в СССР. – авт.).      

Легализованный рынок, при помощи упорядоченной денежной системы, начал выполнять свою работу. Уже в 1923 году, благодаря первому толчку из деревни, промышленность стала оживляться, причем сразу обнаружила высокие темпы. Достаточно сказать, что продукция за 1922 и 1923 года удваивается, а к 1926 году уже достигает довоенного уровня, т.е. возрастает более чем в пять раз по сравнению с 1921 годом. Одновременно, хотя и гораздо более скромными темпами, повышаются урожаи (Вновь Троцкий занимается передергиванием фактов. Ленин изначально ставил при принятии НЭП такие задачи. Только вот НЭП, заменивший продРАЗВЕРСТКУ на продНАЛОГ, был направлен на улучшение ситуации в сельском хозяйстве. А промышленность в этих условиях могла обеспечить развитие ТОЛЬКО свою легкую отрасль, выпускающую продукцию широкого потребления. – авт.).

Начиная с переломного 1923 года обостряются наметившиеся уже раньше в правящей партии разногласия по вопросу о взаимоотношении между промышленностью и сельским хозяйством. В стране, исчерпавшей в конец свои накопления и запасы, промышленность не могла развиваться иначе, как путем заимствования хлеба и сырья у крестьян. Слишком большие натуральные "принудительные займы" означали, однако, умерщвление стимула к труду: не веря в будущие блага, крестьянин отвечал на хлебные экспедиции города посевной забастовкой. Но и слишком малые изъятия грозили застоем: не получая промышленных продуктов, крестьянство возвращалось к хозяйству для собственных потребностей и возобновляло старые кустарные промысла. Разногласия в партии начались с вопроса о том, сколько взять у деревни для промышленности, чтоб приблизить период динамического равновесия между ними. Спор сразу осложнился вопросом о социальной структуре самой деревни (Очередная попытка ввести нас в заблуждение. Своим выводом: «В стране, исчерпавшей в конец свои накопления и запасы» Троцкий нагло врет, ибо к этому моменту Советская власть смогла накопить ресурсы для прорыва в промышленности своей, объявив курс на индустриализацию, которая затрагивала прежде всего тяжелую отрасль и машиностроение. – авт.).

Весною 1923 г., на съезде партии, представитель "левой оппозиции", которая тогда впрочем еще не носила этого имени, демонстрировал расхождение промышленных и сельскохозяйственных цен, в виде угрожающей диаграммы. Тогда же это явление было впервые названо "ножницами", именем, вошедшим после того в мировой словарь. Если дальнейшее отставание промышленности - говорил докладчик - будет все больше раздвигать эти ножницы, то разрыв между городом и деревней неизбежен.

Крестьянство строго различало совершенную большевиками демократическую аграрную революцию и их политику, направленную на подведение фундамента под социализм. Экспроприация помещичьей и государственной земли принесла крестьянству свыше полумиллиарда рублей золотом в год. Однако, на ценах государственной промышленности крестьяне переплачивали гораздо большую сумму. Пока баланс двух революций, демократической и социалистической, связанных крепким октябрьским узлом, сводился для крестьянства с минусом в сотни миллионов, союз двух классов оставался под знаком вопроса (Опять идет сплошное извращение исторических фактов. Во-первых, Советская власть, взяв курс на коллективизацию, совершила аграрную революцию ну ни как не в 1923 году. Во-вторых, Советская власть своим одним из первых Декретом о земле, зафиксировала отмену частной собственности на землю, а Троцкий утверждает, что земля является якобы товаром. В-третьих, о каком «балансе двух революций, демократической и социалистической, связанных крепким октябрьским узлом» вообще можно говорить? Тем более для марксиста, коим себя выставлял постоянно Троцкий. – авт.).  

Распыленный характер крестьянского хозяйства, унаследованный от прошлого, обострился еще более в результате октябрьского переворота: число самостоятельных дворов поднялось в течение ближайшего десятилетия с 16 до 25 миллионов, что естественно повело к усилению чисто-потребительского характера большинства крестьянских хозяйств. Такова одна из причин недостатка сельскохозяйственных продуктов.

Мелкое товарное хозяйство неизбежно выделяет из себя эксплуататоров. По мере того, как деревня стала оправляться, дифференциация внутри крестьянской массы стала возрастать: развитие вступило на старую хорошо накатанную колею. Рост кулака далеко обогнал общий рост сельского хозяйства. Политика правительства, под лозунгом: "лицом к деревне" фактически повернулась лицом к кулакам. Сельско-хозяйственный налог ложился на бедняков несравненно тяжелее, чем на зажиточных, которые к тому же снимали сливки с государственного кредита. Избытки хлеба, имевшиеся главным образом у деревенской верхушки, шли на закабаление бедноты и на спекулятивную продажу мелкобуржуазным элементам города. Бухарин, тогдашний теоретик правящей фракции бросил по адресу крестьянства свой пресловутый лозунг: "обогащайтесь!". На языке теории это должно было означать постепенное врастание кулаков в социализм. На практике это означало обогащение меньшинства за счет подавляющего большинства.

В плену собственной политики правительство оказалось вынуждено отступать шаг за шагом перед требованиями мелкой буржуазии на селе. В 1925 году были легализованы для сельского хозяйства наем рабочей силы и сдача земли в аренду. Крестьянство поляризировалось между мелким капиталистом, с одной стороны, батраком, с другой. В то же время лишенное промышленных товаров государство вытеснялось из деревенского оборота. Между кулаком и мелким кустарным предпринимателем появился, как бы из под земли, посредник. Сами государственные предприятия в поисках сырья вынуждены были все чаще обращаться к частным торговцам. Везде чувствовался капиталистический прибой. Мыслящие элементы могли наглядно убедиться в том, что переворот в формах собственности еще не решает проблемы социализма, а только ставит ее.

В 1925 г., когда курс на кулака был в полном разгаре, Сталин приступил к подготовке денационализации земельной собственности. На заказанный им самим вопрос советского журналиста: "не было ли бы целесообразным, в интересах сельского хозяйства, закрепить за каждым крестьянином обрабатываемый им участок земли на десять лет?". Сталин ответил: "Даже и на 40 лет". Народный комиссар земледелия Грузии, по прямой инициативе Сталина, внес законопроект о денационализации земли. Цель состояла в том, чтоб внушить фермеру доверие к своему собственному будущему. Между тем уже весною 1926 г. почти 60% предназначенного для продажи хлеба оказалось в руках 6% крестьянских хозяйств! Государству зерна не хватало не только для внешней торговли, но и для внутренних потребностей. Ничтожные размеры экспорта вынуждали отказываться от импорта готовых изделий и урезывали до крайности ввоз машин и сырья.

Тормозя индустриализацию и нанося удары основной крестьянской массе, ставка на фермера успела в течение 1924-26 годов недвусмысленно обнаружить и свои политические последствия: она привела к чрезвычайному повышению самосознания мелкой буржуазии города и деревни, к захвату ею многих низовых советов, к повышению силы и самоуверенности бюрократии, к возрастающему нажиму на рабочих, к полному подавлению партийной и советской демократии. Рост кулачества испугал видных участников правящей группы, Зиновьева и Каменева, не случайно бывших председателями советов двух важнейших пролетарских центров: Ленинграда и Москвы. Но провинция и особенно бюрократия стояли твердо за Сталина. Курс на крепкого фермера одержал победу. Зиновьев и Каменев со своими сторонниками примкнули в 1926 г. к оппозиции 1923 года ("троцкисты")».

Ой, да молодца Лев Давидович!

Как здорово у него получилось! Обелив своих соратников, Троцкий попытался обвинить Советское правительство в лице Сталина в правых буржуазных намерениях.

Как оказалось в далеком уже 1924 году, навязанная троцкистами внутрипартийная дискуссия не прошла бесследно. Зерна сомнения, дали свои ядовитые всходы. В то время молодая поросль: Хрущев, Суслов и Косыгин, все же пропиталась ядом троцкизма. Они воплотили в жизнь чаяния и задумки Льва Давидовича. На это обстоятельство указывают подозрительно точно до мелочей ими внедренные идеи троцкизма в экономическую и политическую систему СССР после смерти Сталина. Тем весомее для нас являются слова Сталина:

«Мы говорили выше о легендах против партии и о Ленине, распространяемых Троцким и его единомышленниками в связи с Октябрём и его подготовкой. Мы разоблачали и опровергали эти легенды. Но вот вопрос: для чего понадобились Троцкому все эти легенды об Октябре и подготовке Октября, о Ленине и партии Ленина? Для чего понадобились новые литературные выступления Троцкого против партии? В чём смысл задача, цель этих выступлений теперь, когда партия не хочет дискутировать, когда партия завалена кучей неотложных задач, когда партия ну ведается в сплочённой работе по восстановлению хозяйства, а не в новой борьбе по старым вопросам? Для чего понадобилось Троцкому тащить партию назад, к новым дискуссиям?

Троцкий уверяет, что всё это необходимо для “изучения” Октября. Но неужели нельзя изучать Октябрь без того, чтобы не лягнуть лишний раз партию и её вождя Ленина? Что это за “история” Октября, которая начинается и кончается развенчиванием главного деятеля Октябрьского восстания, развенчиванием партии, организовавшей и проведшей это восстание? Нет, дело тут не в изучении Октября. Так Октябрь не изучают. Так историю Октября не пишут. Очевидно, “умысел” другой тут есть. А “умысел” этот состоит, по всем данным, в том, что Троцкий в своих литературных выступлениях делает ещё одну (ещё одну!) попытку подготовить условия для подмены ленинизма троцкизмом. Троцкому “дозарезу” нужно развенчать партию, её кадры, проведшие восстание, для того, чтобы от развенчивания партии перейти к развенчиванию ленинизма. Развенчивание же ленинизма необходимо для того, чтобы протащить троцкизм, как “единственную”, “пролетарскую” (не шутите!) идеологию. Всё это, конечно (о, конечно!), под флагом ленинизма, чтобы процедура протаскивания прошла “максимально безболезненно”…

Во-первых. Троцкизм есть теория “перманентной” (непрерывной) революции. А что такое перманентная революция в её троцкистском понимании? Это есть революция без учёта маломощного крестьянства как революционной силы. “Перманентная” революция Троцкого есть, как говорит Ленин, “перепрыгивание” через крестьянское движение, “игра в захват власти”. В чём сё опасность? В том, что такая революция, если бы её попытались осуществить, кончилась бы неминуемым крахом, ибо она оторвала бы от русского пролетариата его союзника, т.е. маломощное крестьянство. Этим и объясняется та борьба, которую ведёт ленинизм с троцкизмом еще с 1905 года.

Как расценивает Троцкий ленинизм с точки зрения этой борьбы? Он рассматривает его, как теорию, содержащую в себе “антиреволюционные черты”. На чём основан такой сердитый отзыв о ленинизме? На том, что ленинизм отстаивал и отстоял в своё время идею диктатуры пролетариата и крестьянства.

Но Троцкий не ограничивается этим сердитым отзывом. Он идёт дальше, утверждая, что: “Всё здание ленинизма в настоящее время построено на лжи и фальсификации и несёт в себе ядовитое начало собственного разложения” (см. письмо Троцкого Чхеидзе 1913 г.). Как видите, перед нами две противоположные линии.

Во-вторых. Троцкизм есть недоверие к большевистской партийности, к её монолитности, к её враждебности к оппортунистическим элементам. Троцкизм в организационной области есть теория сожительства революционеров и оппортунистов, их группировок и группировочек в недрах единой партии. Вам, должно быть, известна история с Августовским блоком Троцкого, где благополучно сотрудничали между собой мартовцы и отзовисты, ликвидаторы и троцкисты, изображая из себя “настоящую” партию. Известно, что эта лоскутная “партия” преследовала цели разрушения большевистской партии. В чём состояли тогда “наши разногласия”? В том, что ленинизм видел залог развития пролетарской партии в разрушении Августовского блока, тогда как троцкизм усматривал в этом блоке базу для создания “настоящей” партии.

Опять, как видите, две противоположные линии.

В-третьих. Троцкизм есть недоверие к лидерам большевизма, попытка к их дискредитированию, к их развенчиванию. Я не знаю ни одного течения в партии, которое могло бы сравниться с троцкизмом в деле дискредитирования лидеров ленинизма или центральных учреждений партии. Чего стоит, например, “любезный” отзыв Троцкого о Ленине, характеризуемом им, как “профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении” (см. там же). А ведь это далеко не самый “любезный” отзыв из всех существующих “любезных” отзывов Троцкого.

Как могло случиться, что Троцкий, имеющий за спиной такой неприятный груз, оказался всё-таки в рядах большевиков во время Октябрьского движения? А случилось это потому, что Троцкий отказался тогда (фактически отказался) от своего груза, спрятал его в шкаф. Без этой “операции” серьёзное сотрудничество с Троцким было бы невозможно. Теория Августовского блока, т. е. теория единства с меньшевиками, была уже разбита и выброшена вон революцией, ибо о каком единстве могла быть речь при вооружённой борьбе между большевиками и меньшевиками? Троцкому оставалось лишь признать факт негодности этой теории.

С теорией перманентной революции “случилась” та же неприятная история, ибо никто из большевиков не помышлял о немедленном захвате власти на другой день после февральской революции, причём Троцкий не мог не знать, что большевики не позволят ему, говоря словами Ленина, «играть в захват власти». Троцкому оставалось лишь признать политику большевиков о борьбе за влияние в Советах, о борьбе за завоевание крестьянства. Что касается третьей особенности троцкизма (недоверие к большевистским лидерам), то она естественно должна была отойти на задний план ввиду явного провала двух первых особенностей.

Мог ли Троцкий при таком положении дел не спрятать своего груза в шкаф и не пойти за большевиками, он, не имевший за собой сколько-нибудь серьёзной группы и пришедший к большевикам, как лишённый армии политический одиночка? Конечно, не мог!

Какой же из этого урок? Урок один: длительное сотрудничество ленинцев с Троцким возможно лишь при полном отказе последнего от старого груза, при полном его присоединении к ленинизму. Троцкий пишет об уроках Октября, но он забывает, что кроме всех прочих уроков есть ещё один урок Октября, только что рассказанный мной и имеющий для троцкизма первостепенное значение. Не мешало бы троцкизму учесть и этот урок Октября.

Но этот урок, как видно, не пошёл впрок троцкизму. Дело в том, что старый груз троцкизма, спрятанный в шкаф в дни Октябрьского движения, теперь вновь вытаскивают на свет в надежде на сбыт, — благо, рынок у нас расширяется. Несомненно, что в новых литературных выступлениях Троцкого мы имеем попытку вернуться к троцкизму, “преодолеть” ленинизм, протащить, насадить все особенности троцкизма. Новый троцкизм не есть простое повторение старого троцкизма, он довольно-таки общипан и потрепан, он несравненно мягче по духу и умереннее по форме, чем старый троцкизм, но он, несомненно, сохраняет, по сути дела, все особенности старого троцкизма. Новый троцкизм не решается выступать против ленинизма, как воинствующая сила, он предпочитает орудовать под общим флагом ленинизма, подвизаясь под лозунгом истолкования, улучшения ленинизма. Это потому, что он слаб. Нельзя считать случайностью тот факт, что выступление нового троцкизма совпало с моментом ухода Ленина. При Ленине он не решился бы на этот рискованный шаг.

В чем состоят характерные черты нового троцкизма?

1) По вопросу о “перманентной” революции. Новый троцкизм не считает нужным открыто отстаивать теорию “перманентной” революции. Он “просто” устанавливает, что Октябрьская революция целиком подтвердила идею “перманентной” революции. Из этого он делает следующий вывод: важно и приемлемо в ленинизме то, что имело место после войны, в период Октябрьской революции, и, наоборот, неправильно и неприемлемо в ленинизме то, что имело место до войны, до Октябрьской революции. Отсюда теория троцкистов о рассечении ленинизма на две части: на ленинизм довоенный, ленинизм “старый”, “негодный”, с его идеей диктатуры пролетариата и крестьянства, и ленинизм новый, послевоенный. Октябрьский, который рассчитывают они приспособить к требованиям троцкизма. Эта теория рассечения ленинизма нужна троцкизму, как первый, более или менее “приемлемый” шаг, необходимый для того, чтобы облегчить ему следующие шаги по борьбе с ленинизмом.

Но ленинизм не есть эклектическая теория, склеенная из разнообразных элементов и допускающая возможность своего рассечения. Ленинизм есть цельная теория, возникшая в 1903 году, прошедшая испытания трех революций и шествующая теперь вперёд, как боевое знамя всемирного пролетариата.

“Большевизм, — говорит Ленин, — существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года. Только история большевизма за весь период его существования может удовлетворительно объяснить, почему он мог выработать и удержать при самых трудных условиях железную дисциплину, необходимую для победы пролетариата” (см. т. XXV, стр. 174).

Большевизм и ленинизм — едино суть. Это два наименования одного и того же предмета. Поэтому теория рассечения ленинизма на две части есть теория разрушения ленинизма, теория подмены ленинизма троцкизмом.

Нечего и говорить, что партия не может примириться с этой странной теорией.

2) По вопросу о партийности. Старый троцкизм подрывал большевистскую партийность при помощи теории (и практики) единства с меньшевиками. Но эта теория до того оскандалилась, что о ней теперь не хотят даже и вспоминать. Для подрыва партийности современный троцкизм -придумал новую, менее скандальную и почти “демократическую” теорию противопоставления старых кадров партийному молодняку. Для троцкизма не существует единой и цельной истории нашей партии. Троцкизм делит историю нашей партии на две неравноценные части, на до-октябрьскую и по-октябрьскую. До-октябрьская часть истории нашей партии есть, собственно, не история, а “предыстория”, неважный или, во всяком случае, не очень важный подготовительный период нашей партии. По-октябрьская же часть истории нашей партии есть настоящая, подлинная история. Там — “старые”, “предисторические”, неважные кадры нашей партии. Здесь — новая, настоящая, “историческая” партия. Едва ли нужно доказывать, что эта оригинальная схема истории партии есть схема подрыва единства между старыми и новыми кадрами нашей партии, схема разрушения большевистской партийности.

Нечего и говорить, что партия не может примириться с этой странной схемой.

3) По вопросу о лидерах большевизма. Старый троцкизм старался развенчать Ленина более или менее открыто, не боясь последствий. Новый троцкизм поступает более осторожно. Он старается сделать дело старого троцкизма под видом восхваления Ленина, под видом его возвеличения. Я думаю, что стоит привести несколько примеров.

Партия знает Ленина, как беспощадного революционера. Но она знает также, что Ленин был осторожен, не любил зарывающихся и нередко пресекал твёрдой рукой увлекающихся террором, в том числе и самого Троцкого. Троцкий касается этой темы в своей книге “О Ленине”. Но из его характеристики выходит, что Ленин только и делал, что “вколачивал при каждом подходящем случае мысль о неизбежности террора”. Получается впечатление, что Ленин был самым кровожадным из всех кровожадных большевиков.

Для чего понадобилось Троцкому это ненужное и ничем не оправдываемое сгущение красок?

Партия знает Ленина, как примерного партийца, не любящего решать вопросы единолично, без руководящей коллегии, наскоком, без тщательного прощупывания и проверки. Троцкий касается в своей книге и этой стороны дела. Но у него получается не Ленин, а какой-то китайский мандарин, решающий важнейшие вопросы в тиши кабинета, по наитию.

Вы хотите знать, как был решён нашей партией вопрос о разгоне Учредительного собрания? Послушайте Троцкого:

“Надо, конечно, разогнать Учредительное собрание, — говорил Ленин, — но вот, как насчёт левых эсеров?

Нас, однако, очень утешил старик Натансон. Он зашёл к нам “посоветоваться” и с первых же слов сказал:

— А ведь придётся, пожалуй, разогнать Учредительное собрание силой.

— Браво! — воскликнул Ленин, — что верно, то верно! А пойдут ли на это ваши?

— У нас некоторые колеблются, но я думаю, что, в конце концов, согласятся, — ответил Натансон”.

Так пишется история.

Вы хотите знать, как был решён партией вопрос о Высшем военном совете? Послушайте Троцкого:

“Без серьёзных и опытных военных нам из этого хаоса не выбраться,—говорил я Владимиру Ильичу каждый раз после посещения штаба.

—Это, по-видимому, верно. Да как бы не предали...

— Приставим к каждому комиссара.

— А то еще лучше двух, — воскликнул Ленин,— да рукастых. Не может же быть, чтобы у нас не было рукастых коммунистов.

Так возникла конструкция Высшего военного совета”.

Так пишет Троцкий историю.

Для чего понадобились Троцкому эти компрометирующие Ленина арабские сказки? Неужели для возвеличения вождя партии В. И. Ленина? Непохоже что-то.

Партия знает Ленина, как величайшего марксиста нашего времени, глубокого теоретика и опытнейшего революционера, чуждого тени бланкизма. Троцкий касается в своей книге и этой стороны дела. Но из его характеристики получается не великан-Ленин, а какой-то карлик-бланкист, советующий партии в Октябрьские дни “взять власть собственной рукой, независимо от Совета и за его спиной”. Но я уже говорил, что эта характеристика не соответствует действительности ни на йоту.

Для чего понадобилась Троцкому эта вопиющая... неточность? Не есть ли тут попытка “маленечко” развенчать Ленина?

Таковы характерные черты нового троцкизма.

В чём состоит опасность нового троцкизма? В том, что троцкизм по всему своему внутреннему содержанию имеет все шансы стать центром и сборным пунктом непролетарских элементов, стремящихся к ослаблению, к разложению диктатуры пролетариата.

Что же дальше? — спросите вы. Каковы очередные задачи партии в связи с новыми литературными выступлениями Троцкого?

Троцкизм выступает теперь для того, чтобы развенчать большевизм и подорвать его основы. Задача партии состоит в том, чтобы похоронить троцкизм, как идейное течение.

Говорят о репрессиях против оппозиции и о возможности раскола. Это пустяки, товарищи. Наша партия крепка и могуча. Она не допустит никаких расколов. Что касается репрессий, то я решительно против них. Нам нужны теперь не репрессии, а развёрнутая идейная борьба против возрождающегося троцкизма.

Мы не хотели и не добивались этой литературной дискуссии. Троцкизм навязывает её нам своими антиленинскими выступлениями. Что ж, мы готовы, товарищи». (Сталин И.В. «Троцкизм или ленинизм?», Речь на пленуме коммунистической фракции ВЦСПС 19 ноября 1924 г.)

P/S. Позвольте мне заострить внимание на маленьком фрагменте из учебника «История ВКП(б)»:

«Партию вызывали на дискуссию...

Осенью 1924 годаТроцкий напечатал статью "Уроки Октября", в которой делал попытку подменитьленинизм троцкизмом. Эта статья являлась сплошной клеветой на нашу партию,на ее вождя – Ленина».

Ярким примером жизнестойкости троцкизма в наши дни является позиция Машковцева М.Б., который наделен полномочиями секретаря по идеологии!!! ЦК КПКР. Он пошел уже по проторенной дорожке. Машковцев М.Б., называя себя на словах ленинцем и большевиком, на деле занялся очернением деяний основателей Советского Союза В.И. Ленина и И.В. Сталина, перепевая состряпанные лживые мифы антисоветчиков. Им в конце 2015 года была поднята якобы дискуссионная тема в партии: «Ленин ошибся, а у Сталина не хватило мужества? «Мина», взорвавшаяся через 70 лет».

Меня возмутил этот поступок. И я подготовил следующий ответ Машковцеву М.Б., которому еще нужно тянуться в идеологических наработках до Троцкого:

Не рассказывайте историй о пойманной вами рыбе там,

где вас знают, а особенно – там, где знают эту рыбу.

                                                                                                        Марк ТВЕН

21 января вошел в историю, как день смерти Владимира Ильича Ленина.

В этот день коммунисты отдают почести деяниям основателя страны Советов. И это обстоятельство вызывает приступ ярости у наших классовых врагов. Вот и Президент России выразился весьма недвусмысленно:

«Управлять течением мысли это правильно, нужно только чтобы эта мысль привела к правильным результатам, а не как у Владимира Ильича. А то в конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом. И мировая революция нам не нужна была. Вот такая мысль там».

Хочется сразу заострить внимание на то, как Путин свалил в одну кучу две существенные темы. При этом переврав исторические события начала ХХ века. Такое положение вещей собственно вполне понятно, ибо «…буржуазные хулители Советской власти, - как говорил товарищ Ленин, - а равно мелкобуржуазные подголоски, проявляют всегда ловкость рук».

Тут же понеслись по указке невидимого дирижёра в стране истерические вопли по поводу необходимости якобы перезахоронения тела В.И. Ленина.

Совсем для меня неожиданным явился массовый митинг протеста прошедший в эти же дни в Индии, на котором коммунисты резко выступили с требованием прекратить все попытки вынести тело Ленина из Мавзолея.

А 25 января сайт «Коммунисты России» опубликовал очередной «шедевр» лизоблюдства с броским оглавлением: «МИХАИЛ МАШКОВЦЕВ: ПРЕЗИДЕНТ ПРИСЛУШАЛСЯ К МНЕНИЮ КОМПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ», в котором в частности анонсировалось…

«В прошлом номере газеты КОММУНИСТЫ РОССИИ опубликована дискуссионная статья: «Ленин ошибся, а у Сталина не хватило мужества? «Мина», взорвавшаяся через 70 лет». Напомним кратко, о чём шла речь.

«Российская Империя была унитарным государством, в котором национальные территории были такими же губерниями, как и чисто русские, и управлялись назначенными Государем Императором губернаторами. После революции перед Советской властью встал вопрос о национальном устройстве нового рабоче-крестьянского государства. Сталин был в первом советском правительстве Наркомом по делам национальностей, он подготовил проект резолюции, предусматривавший вхождение Украины, Белоруссии, Закавказских республик в состав РСФСР на правах автономных республик. Сталинская резолюция получила название проекта автономизации. ВЦИК и СНК РСФСР становились высшими органами государственной власти в новом государстве. Ленин пишет для членов Политбюро письмо "Об образовании СССР", в котором подчеркивает, что РСФСР должна признать себя равноправной с другими республиками и "вместе и наравне с ними" войти в новый союз. Сталин был недоволен ленинской критикой. Генеральный секретарь заявил, что позиция Ленина означает "национальный либерализм". Тем не менее, понимая, что, в результате вмешательства Ленина, комиссия не примет его предложений, Сталин не решился стоять на своём до конца и переработал проект».

Секретарь по идеологии ЦК Компартии КОММУНИСТЫ РОССИИ Машковцев уже давно и весьма успешно занимается ревизионизмом положений марксизма, прикрываясь тезисом, что «марксизм не догма» и «необходимо творчески развивать его». Вот и в этой статье Михаил Борисович проявил свои «познания» на поприще идеологии. Он свои обвинения якобы в ошибочности политики Ленина и отсутствия мужества у Сталина при образовании СССР построил только на констатации факта создания союзного государства. И не потрудился раскрыть причины данного исторического события.

В завершении своей публикации Секретарь ЦК КР по идеологии экс-губернатор Камчатского края М. Машковцев с чувством … подвел итог, который войдет в аналог предательства коммунистической идеологии:

«Но давайте успокоимся, и послушаем, что собственно сказал Владимир Путин! Ленинская идея равноправных союзных республик с правом выхода из состава Союза в конечном итоге привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом. Как отмечает первый вице-президент Центра политических технологий политолог и историк Алексей Макаркин, «Ленин неприятен Путину прежде всего тем, что он допустил создание СССР как государства с правом выхода из его состава союзных республик».

И вот, 25 января, выступая на заседании ОНФ, Владимир Путин уточнил формулировки. Он заявил, что в споре Ленина и Сталина об устройстве нового социалистического государства прав был Сталин. А именно, если бы сохранилось единое государство без права выхода из него отдельных республик, не произошёл бы развал СССР! То есть почти дословно повторил тезисы статьи в декабрьском номере «КОММУНИСТОВ РОССИИ». Мы уже не раз слышали от Путина, что развал СССР – это крупнейшая геополитическая катастрофа. И ведь мы, коммунисты, разделяем это мнение! Мы поддерживаем шаги по воссозданию Великой Державы, в частности – возврат России Крыма. Нам нужно научиться признавать ошибки, в том числе и ошибки наших великих предшественников. Только тогда сможем пойти вперёд и достигнуть новых побед! И появление такого сильного союзника в нашей борьбе должно нас только радовать! Руку, товарищ Путин! Вместе будем восстанавливать Великий Советский Союз!»

Что называется тушите свет!

***

Господин Машковцев!

Я уверен почти на сто процентов, что сайт «Коммунисты России» не опубликует данный материал, несмотря на Ваш призыв к дискуссии…

Но…

Создание СССР

После победы Великой Октябрьской Социалистической революции в 1917 году Советская власть приняла Декларацию прав народов России, где прописывались следующие положения:

«1) Равенство и суверенность народов России.

2) Право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств.

3) Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.

4) Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России». (Великий Октябрь, атлас, М, 1987г., стр.118)

В результате данного закона на политической карте мира появились новые суверенные государства: Финляндия, Польша, Эстония и многие другие. Политический статус этих государств был разным, и, как следствие, разным оказалось их отношение к Советской России. Так, Польша заняла крайне жесткую позицию и стала оплотом и плацдармом выступлений контрреволюционных сил. В то же время Дальний Восток был практически союзником.  

Гражданская война, начатая на территории Р.С.Ф.С.Р. (Именно такое официальное написание аббревиатуры после Революции 1917 года имело место быть.), опалила своим дыханием и многие страны, которые некогда входили в состав Российской империи. В результате победы Красной Армии в Гражданской войне социалистические преобразования на Украине, Белоруссии, Закавказье, Средней Азии стали реальностью. Но так сложилась историческая ситуация, что без поддержки во всех отношениях Р.С.Ф.С.Р. эти молодые социалистические республики обречены были на реставрацию у себя капитализма или на поглощение другими странами империализма. Что делать?

У многих народов осталась память о том, что многие нации (особенно на Кавказе) сохранили свою самобытность и само существование как отдельного этноса лишь благодаря России. Именно русский народ спас многие нации от полного физического уничтожения или от растворения их в других этносах. Россия не просто сохраняла национальную идентификацию национальным меньшинствам, но и принесла с собой прогресс в развитии, вытаскивая некоторые этногруппы чуть ли не из каменного века, в котором они находились по своему развитию.  Поэтому в создавшихся условиях в 20-х годах преобладало мнение вновь объединиться в единое государство вокруг Р.С.Ф.С.Р.

Первые центростремительные настроения зародились вместе с началом Гражданской войны. С целью усиления централизации управления и концентрации ресурсов на фронтах Гражданской войны, Р.С.Ф.С.Р., Белоруссия и Украина в июне 1919 года объединились в союз (по своему статусу – военно-политический). Это дало возможность объединить вооружённые силы с введением централизованного командования (Реввоенсовет Р.С.Ф.С.Р. и Главнокомандующий РККА). От каждой республики были делегированы представители в состав государственных органов власти. Соглашение также предусматривало переподчинение некоторых республиканских отраслей промышленности, транспорта и финансов соответствующим наркоматам Р.С.Ф.С.Р. Это государственное новообразование вошло в историю под названием «договорная федерация». Её особенностью было то, что российские органы управления получили возможность функционировать как единственные представители верховной власти государства.

По завершении Гражданской войны, экономика Советской России была полностью парализована, страна лежала в разрухе, голод свирепствовал повсюду. Тем не менее, в России понимали, что сила Советской власти будет в объединении территориальных, экономических, людских ресурсов некогда национальных окраин Российской империи. Перед раздираемым последствиями Гражданской войны молодым государством остро стала проблема создания единой административно-территориальной системы. В то время на долю Р.С.Ф.С.Р.  приходилось 92% площади страны, население которой в дальнейшем составило 70% новообразованного СССР. Оставшиеся 8% делили между собой республики Советов: Украина, Белоруссия и Закавказская Федерация, которая объединила в 1922 году Азербайджан, Грузию и Армению. Также на востоке страны была создана Дальневосточная республика, управление которой происходило из Читы. Средняя Азия на тот момент состояла из двух народных   республик - Хорезмской и Бухарской.

Особого внимания заслуживает взаимоотношение коммунистических организаций… Так сложилось, что коммунистические организации национальных окраин Российской империи естественно входили в состав РСДРП(б). После победы Великой Октябрьской Социалистической революции в 1917 году Советская власть приняла Декларацию прав народов России, что как мы подчеркивали чуть выше привело к появлению на политической карте мира новых суверенных республик. Тем не менее, почти все коммунистические организации этих республик входили в состав РКП(б) (в статусе) как областные партийные организации.

Казалось бы, что интеграция должна была пройти довольно гладко. Но процесс создания союзного государства проходил довольно болезненно. В чем это выражалось? Столкнулись желания оказаться в одном государстве, но при этом сохранить свой суверенитет. Всё это в скором времени привело к возникновению разногласий между республиками и центром управления в Москве. Ведь, делегировав свои основные полномочия Р.С.Ф.С.Р., республики лишились возможности самостоятельно принимать решения. При этом официально декларировалась независимость республик в сфере управления. Неопределённость в определении границ полномочий центра и республик послужила возникновению конфликтов и неразберихи. Иногда государственные органы власти выглядели нелепо, пытаясь привести к единому знаменателю народности, о традициях и культуре которых ничего не знали. Так, например, необходимость существования предмета по изучению Корана в школах Туркестана породила в октябре 1922 года острое противостояние между ВЦИК и Наркоматом по делам национальностей.

Решения центральных органов в сфере экономики не находили должного понимания у республиканских властей и нередко приводили к саботажу. В августе 1922 года, с целью кардинально переломить сложившуюся ситуацию, Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б) рассмотрели вопрос «О взаимоотношениях Р.С.Ф.С.Р. и независимых республик», создав комиссию, в состав которой вошли республиканские представители. Председателем комиссии был назначен В. В. Куйбышев.               

Комиссия поручила И. В. Сталину разработать проект «автономизации» республик. В представленном решении предлагалось включить в состав РСФСР с правами республиканской автономности Украину, Белоруссию, Азербайджан, Грузию и Армению. Проект был отправлен республиканским ЦК партии на рассмотрение. Однако это было сделано лишь для того, чтобы получить формальное утверждение решения. Учитывая значительные ущемления прав республик, предусмотренные этим решением, И. В. Сталин настаивал на не применении обычной практики опубликования решения ЦК РКП(б) если оно будет принято. Но требовал обязать республиканские ЦК партий неукоснительно воплотить его в жизнь.

Тогда же в некоторых республиках возникает крен в сторону обособленности автономий, усиливаются сепаратистские настроения. Например, ЦК компартии Грузии наотрез отказался оставаться в составе Закавказской Федерации, требуя принятия республики в союз как самостоятельного субъекта. Яростные полемики по этому вопросу между представителями ЦК партии Грузии и председателем Закавказского крайкома Г. К. Орджоникидзе закончились взаимными оскорблениями и даже рукоприкладством со стороны Орджоникидзе. Результатом политики жёсткой централизации со стороны центральных органов власти стала добровольная отставка ЦК компартии Грузии в полном составе.

Для расследования этого конфликта в Москве была создана комиссия, председателем которой был назначен Ф. Э. Дзержинский. Комиссия стала на сторону Г. К. Орджоникидзе и подвергла жестокой критике ЦК Грузии. Этот факт возмутил В. И. Ленина. Он неоднократно пытался осудить виновников столкновения, чтобы исключить возможность ущемления независимости республик. Однако прогрессирующая болезнь Ильича и междоусобица в ЦК партии страны не позволили ему довести дело до конца.

К середине 1922 года существовало уже шесть социалистических республик — Российская, Украинская, Белорусская, Азербайджанская, Армянская и Грузинская. Созданная в мае 1922 г. для уточнения взаимоотношений Р.С.Ф.С.Р. и Украины комиссия Политбюро ЦК РКП(б) под председательством М. В. Фрунзе пришла к выводу о необходимости рассмотрения этого вопроса для всех республик. Необходимость объединения не отрицали руководители партии ни одной из республик, споры вызывали лишь его принципы и форма. Доминировали три точки зрения:

- конфедеративный союз;

- вхождение других республик в Р.С.Ф.С.Р. на правах автономий;

- федерация равноправных республик.

Создание объединения республик по принципу конфедеративного союза очень быстро отвергли сами республики, ведь изъятие их финансирования из бюджета Р.С.Ф.С.Р. оставляло их без средств к существованию.

Создание объединения республик по принципу вхождения других республик в Р.С.Ф.С.Р. на правах автономий отстаивал при обсуждении тов. Сталин. Такая форма объединения выглядела наиболее оптимальной, если не самой правильной. Несмотря на то, что проект документа под названием «О взаимоотношениях Р.С.Ф.С.Р. с независимыми республиками» был подготовлен И. В. Сталиным и 23-24 сентября 1922 г. и одобрен комиссией ЦК РКП(б), более того, сам Владимир Ильич поддерживал такую форму консолидации, отношение к идеи вхождения других республик в состав Р.С.Ф.С.Р. на правах автономий в республиках было неоднозначным, так как республики в соответствии с ним переходили на положение автономий в рамках Р.С.Ф.С.Р и теряли статус самостоятельных республик. Такая жесткая позиция Украины и Грузии поставила идею объединения республик на грань краха. И тут свое веское слово свое сказал Владимир Ильич…

Ленин, согласившийся в свое время с унитаризмом в построении Р.С.Ф.С.Р., на этот раз, видя явное несогласие делегаций Украины и Грузии, выступил с критикой плана «автономизации», практически отвергнув его. Он выдвинул и обосновал идею создания объединения республик по принципу федерации равноправных республик. Владимир Ильич предложил создать Союз Советских республик Европы и Азии, позже, после обсуждения и консультаций был принят окончательный вариант названия, который мы и знаем – Союз Советских Социалистических Республик. Вхождение в Союз должно было стать осознанным выбором каждой суверенной республики, основанным на принципе равноправности и независимости, при общих органах власти федерации. В. И. Ленин считал, что многонациональное государство необходимо строить, опираясь на принципы добрососедства, паритетности, открытости, уважительности и взаимопомощи. На опасения И.В. Сталина о возможном появлении в таком союзном государстве центробежных настроений, В.И. Ленин ответил, что пока будет существовать единая коммунистическая партия союзного государства, никакие невзгоды не разрушат единый союз. В конце концов победила точка зрения Ленина, и новый проект был утвержден комиссией на Пленуме ЦК РКП(б) 6 октября 1922 и одобрен партийными и советскими органами республик. Но Сталин и позднее продолжал настаивать на необходимости более централизованного их объединения, что со временем сумел провести в жизнь.

В конечном счете, Договор об образовании СССР был подписан Р.С.Ф.С.Р., Украиной, Белоруссией и только что созданной Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республикой (предложение Грузии о раздельном вступлении в СССР закавказских республик не было принято).

«Мы хотим добровольного союза наций, - такого союза, который не допускал бы никакого насилия одной нации над другой, - такого союза, который был бы основан на полнейшем доверии, на ясном сознании братского единства, на вполне добровольном согласии». (В.И.Ленин п.с.с. т. 40 , с . 43)

30 декабря 1922 в Москве в Большом театре открылся I Съезд Советов СССР. На нем присутствовали 1727 делегатов от Р.С.Ф.С.Р., 364 — от УССР, 91 — от ЗСФСР и 33 — от БССР. Съезд утвердил Декларацию об образовании СССР и Союзный договор об образовании СССР. В Декларации говорилось, что СССР — добровольное объединение равноправных народов, доступ в которое открыт всем советским социалистическим республикам, «как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем». За каждой республикой было закреплено право выхода из союза, хотя за все годы его существования механизм выхода выработан не был. Много позже мы на собственной шкуре прочувствуем все «прелести» этого пресловутого права выхода республикой из единого союза. Но тогда… В Договоре определялись основы объединения республик. В отличие от компетенции республик компетенция федерального центра была определена весьма подробно — она насчитывала 22 пункта, что свидетельствовало о векторе на централизацию (это был результат требований и усилий И.В. Сталина). Провозглашалось верховенство федеральных законов, регламентировался порядок создания союзных органов, оговаривались способы опротестования их решений и т. п. Утверждение, применение и дополнение союзного Договора подлежали исключительно ведению Съезда Советов СССР. Высшим органом государства был провозглашен Всесоюзный Съезд Советов. В период между съездами главенствующая роль отводилась ЦИК СССР, организованному по принципу двухпалатности - Союзный Совет и Совет Национальностей. М. И. Калинина избрали председателем ЦИК, сопредседателями - Г. И. Петровского, Н. Н. Нариманова, А. Г. Червякова. Правительство Союза (Совнарком СССР) возглавил В. И. Ленин. Окончательная легитимизация союзного государства была оформлена принятием после серьезных дискуссий на II съезде Советов СССР 31 января 1924 Конституции СССР.

Объединение республик в Союз дало возможность аккумулировать и направить все ресурсы на ликвидацию последствий Гражданской войны. Это способствовало развитию экономики, культурных отношений и позволило начать избавляться от перекосов в развитии отдельных республик. Характерной чертой становления национально ориентированного государства стали усилия правительства в вопросах гармоничного развития республик. Именно для этого с территории Р.С.Ф.С.Р. в республики Средней Азии и Закавказья были перемещены некоторые производства с обеспечением их высококвалифицированными трудовыми ресурсами.

Проводилось финансирование работ по обеспечению регионов путями сообщений, электричеством, водными ресурсами для орошения в сельском хозяйстве. Бюджеты остальных республик получали дотации от государства.

Принцип построения многонационального государства на основе единых стандартов оказал позитивное влияние на развитие в республиках таких сфер жизнедеятельности, как культура, образование и здравоохранение. В 20-30-х годах повсеместно в республиках строятся школы, открываются театры, развиваются средства массовой информации и литература. Некоторым народам учёными разработана письменность. В здравоохранении делается упор на развитии системы медицинских учреждений. Например, если в 1917 году на весь Северный Кавказ приходилось 12 клиник и всего 32 врача, то в уже 1939 году только в Дагестане наличествовало 335 врачей. При этом 14% из них были из состава исконной национальности.

Образование СССР произошло не только благодаря инициативе руководства Коммунистической партии. На протяжении многих веков формировались предпосылки для объединения народов в единое государство. Гармоничность объединения имеет глубокие исторические, экономические, военно-политические и культурные корни. Бывшая Российская империя объединила 185 национальностей и народностей. Все они прошли общий исторический путь развития. За это время сложилась единая система экономических и хозяйственных связей. Все национальности и народности, входящие в состав Российской империи, защищали совместно свою свободу, впитывали в себя лучшее из культурного наследия друг друга. И, естественно, не испытывали враждебности друг к другу.

Стоит учесть, что после победы революции 1917 года вся территория страны была окружена враждебно настроенными империалистическими государствами. Это тоже не в меньшей степени повлияло на объединение народов.

Объединение в одно многонациональное государство не противоречило интересам народов, населявших территорию страны. Консолидация в Союз позволила молодому государству занять одну из ведущих позиций в геополитическом пространстве мира.

Таким образом, В.И. Ленин и И.В. Сталин прошли единственно возможный путь при создании СССР. Тем не менее, ход истории нашей страны доказал, что предпочтительным и оптимальным для абсолютного большинства населения всех республик было бы все же  создание объединения республик по принципу вхождения других республик в состав Р.С.Ф.С.Р. на правах автономий, предложенный тов. Сталиным. Ибо в том случае была бы ликвидирована сама юридическая лазейка возможности развала СССР, чем и воспользовались недруги социалистического развития нашей страны в 1991 году. 

Просто коммунист Мусульбес Нугзар Владимирович

Таким вот образом дело незабвенного Льва Давидовича Троцкого продолжает разлагать коммунистическое движение и сегодня.

Как я и предполагал мой ответ Машковцеву М.Б. так и не был опубликован.

Противодействие индустриализации и коллективизации.

Очередной год социалистического строительства и укрепления Советской власти стал продолжением противостояния ленинизма и троцкизма. В чем это выразилось?

После НЭПа партия приступила к решению триединой задачи построения социализма:

- индустриализация;

- коллективизация;

- культурная революция. 

1925-й год вошел в историю как год начала курса на индустриализацию. «Эта установка партии произвела ошеломляющее действие на оппозиционеров. Она ошеломила их прежде всего тем, что партия придала ей конкретно-практический характер, связала ее с практическим планом социалистической индустриализации страны и потребовала облечь ее в форму партийного закона, в форму резолюции XIV партконференции, обязательной для всех членов партии.

Троцкисты выступили против установки партии, противопоставив ейменьшевистскую "теорию перманентной революции", которая лишь в насмешку надмарксизмом могла  быть  названа марксистской теорией и которая отрицалавозможность победы социалистического строительства в СССР.

Бухаринцы не решились выступить прямо против установки  партии. Но они все же стали потихоньку противопоставлять ей свою "теорию" мирного врастания буржуазии в социализм, дополнив ее "новым" лозунгом - "Обогащайтесь". Убухаринцев выходило, что победа социализма означает не ликвидацию буржуазии,а ее выращивание и обогащение.

Зиновьев и Каменев высунулись было одно время с заявлением, что победасоциализма в СССР невозможна ввиду его технико-экономической отсталости, но потом оказались вынужденными спрятаться в кустах.

 XIV партконференция (апрель 1925 года) осудила все эти капитулянтские "теории"  открытых и скрытых оппозиционеров и утвердила установку партии на победу социализма в СССР, приняв соответствующую резолюцию.

 Зиновьев и Каменев, припертые к стене, предпочли голосовать за эту резолюцию. Но партия знала, что они только отложили свою борьбу с ней, решив "дать бой партии" на  XIV съезде партии. Они собирали  своих  сторонников в Ленинграде и формировали так называемую "новую оппозицию".

В декабре 1925 года открылся XIV съезд партии…

Съезд заклеймил хозяйственный "план" зиновьевцев, как  план закабаленияСССР.

Не помогли "новой оппозиции" и такие выходки, как утверждение (вопрекиЛенину!) о том, что наша государственная промышленность не является будто бысоциалистической промышленностью, или заявление (тоже вопреки  Ленину!) отом, что середняк-крестьянин не может быть будто бы союзником рабочегокласса в деле социалистического строительства.

Съезд заклеймил эти выходки "новой оппозиции", как антиленинские...

 Было ясно, что зиновьевцы -- это плохо замаскированные троцкисты.

Тов. Сталин подчеркнул, что важнейшей задачей партии является прочныйсоюз рабочего класса с середняком в деле строительства социализма. Он указална два уклона по  крестьянскому вопросу, имевшиеся тогда в партии, которыепредставляли опасность для дела этого союза. Первый уклон - недооценка ипреуменьшение кулацкой опасности, второй - паника, испуг перед кулаком инедооценка роли середняка. На вопрос о том, какой уклон хуже, тов. Сталинотвечал: "Оба они хуже, и первый и второй уклон. И если разовьются этиуклоны, они способны разложить и загубить партию. К счастью, у нас впартии есть силы, которые могут отсечь и первый и второй уклон"...Недаром говорилтогда тов. Сталин, что против Советской власти "создается нечто вродеединого фронта от Чемберлена до Троцкого"…

Летом 1926 года троцкисты и зиновьевцы объединяются в антипартийныйблок, сплачивают вокруг блока остатки всех разбитых оппозиционных групп изакладывают основы своей  антиленинской подпольной партии, грубо нарушая темсамым устав партии и решения съездов партии, воспрещающие образованиефракций… 

Осенью того же года, накануне XV партконференции, они делают вылазку - на партсобраниях по заводам Москвы, Ленинграда и других городов, пытаясь навязать партии новую дискуссию. Они ставят при этом на обсуждение членов партии свою платформу, являющуюся копией обычной троцкистско-меньшевистской, антиленинской платформы. Члены партии дают оппозиционерам жестокий отпор, а местами - просто выгоняют их с собраний. ЦК вновь предупреждает сторонников блока, что партия не может дальше терпеть их подрывной работы.

Оппозиционеры за подписями Троцкого, Зиновьева, Каменева, Сокольникова вносят в ЦК заявление, где они осуждают свою фракционную работу и обещают быть впредь лойяльными. Тем не менее, блок продолжает  на деле существовать, и его сторонники не прекращают своей  подпольной антипартийной  работы (Точно так же паскудно вел себя и Хрущев. Сколько раз публично он отрекался от своей антипартийной деятельности. Что, впрочем, не помешало главному «кукурузнику» после прихода к власти заняться дискредитацией Сталина и подрывом СССР. – авт.). Они продолжают сколачивать свою антиленинскую партию, заводят нелегальную типографию, устанавливают членские взносы среди своих сторонников, распространяют свою платформу.

 В связи с таким поведением троцкистов и знновьевцев XV партконференция (ноябрь 1926г.) и расширенный пленум Исполкома  Коммунистического Интернационала (декабрь 1926г.) ставят на обсуждение  вопрос о троцкистско-зиновьевском блоке и в своих решениях клеймят сторонников блока, как раскольников, скатившихся в своей платформе на меньшевистские позиции.

Но и это не пошло впрок сторонникам блока. В 1927 году, в момент разрыва английскими консерваторами дипломатических и торговых отношений с СССР, они вновь усилили свои нападки на партию. Они состряпали новую антиленинскую платформу, так называемую "платформу 83-х" и стали распространять ее среди членов партии, требуя от ЦК новой общепартийной дискуссии.

Из всех оппозиционных платформ эта платформа была, пожалуй, наиболее лживой и фарисейской…

На словах, т.е. в платформе, они высказывались за политикуиндустриализации и даже обвиняли ЦК в том, что он ведет индустриализациюнедостаточно быстрым темпом, а на деле они охаивали решение партии о победесоциализма в СССР, издевались над политикой социалистическойиндустриализации, требовали сдачи иностранцам в концессию целого ряда заводов и фабрик, возлагали главные свои надежды на иностранные капиталистические концессии в СССР.

На словах, т.е. в платформе, они высказывались за колхозное движение идаже обвиняли ЦК в том, что он ведет коллективизацию недостаточно быстрымтемпом, а на деле они издевались над политикой вовлечения крестьян ксоциалистическое строительство, проповедывали неизбежность "неразрешимых конфликтов" между рабочим классом и крестьянством и возлагали свои надежды на "культурных арендаторов" в деревне, то-есть на кулацкие хозяйства...

В октябре 1927 года, то-есть за два месяца до XV съезда, Центральный Комитет партии объявил общепартийную дискуссию (Здесь необходимо отметить насколько здоровым было ядро партии, если большевики, изначально зная всю гнилость и лживость троцкизма, пошли по демократическому пути, согласившись (в который уж раз!) на общепартийную дискуссию. – авт.). Начались дискуссионные собрания. Результаты дискуссии оказались для троцкистско-зиновьевского блока более, чем плачевными. За  политику ЦК голосовало 724 тысячи членов партии. За блок троцкистов и зиновьевцев - 4  тысячи, то-есть меньше одного процента. Антипартийный блок был разбит наголову. Партия в своем подавляющем большинстве единодушно отвергла платформу блока.

…Еще до окончания дискуссии они, видя неизбежность своего позорного провала, решили прибегнуть к более острым формам борьбы против партии и Советского правительства. Онирешили устроить открытую демонстрацию протеста в Москве и Ленинграде. Днемсвоей демонстрации они избрали 7 ноября, день годовщины Октябрьской революции, когда трудящиеся СССР устраивают свою революционную всенародную демонстрацию. Троцкисты и зиновьевцы вознамерились, таким образом, устроить параллельную демонстрацию. Как и следовало ожидать, сторонникам блока удалось вывести на улицу лишь жалкую кучку своих немногочисленных подпевал. Подпевалы и их атаманы были смяты и выброшены вон всенародной демонстрацией.

Теперь уже не подлежало сомнению, что троцкисты и зиновьевцы скатилисьв антисоветское болото. Если в общепартийной дискуссии они апеллировали к партии против ЦК, то здесь, во время своей жалкой демонстрации, они стали напуть апелляции к враждебным классам против партии и Советского государства.Поставив целью подрыв большевистской партии, они неизбежно должны былискатиться на путь подрыва Советского государства, ибо партия большевиков игосударство неотделимы в Советской стране. Тем самым атаманытроцкистско-зиновьевского блока поставили себя вне партии, ибо невозможнобыло терпеть дальше в рядах большевистской партии людей, скатившихся вантисоветское болото.

14 ноября 1927 г. объединенное собрание ЦК и ЦКК исключило из партииТроцкого и Зиновьева» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.262-278).

Таким образом, взятый партией курс на индустриализацию, окончательно сбросил маску псевдомарксизма с левого уклона троцкизма. Повторимся, что реальный успешный опыт проводимой большевиками политики индустриализации страны является лучшим доказательством антисоветской, антимарксистской сути троцкизма.В 1928 году Троцкий был отправлен в ссылку в Верный (Алма-Ата), часть членов оппозиции была арестована, но некоторые, в том числе Зиновьев и Каменев предпочли «признать ошибки», после чего они были в очередной раз восстановлены в партии. А несколько позже в 1936 году в свет выходит работа Троцкого «Преданная революция», в которой он всячески постарался обелить разгромленную «левую оппозицию» и принизить роль индустриализации:

«Индустриализация поставлена в порядок дня. Самодовольный квиетизм сменился панической стремительностью. Полузабытый лозунг Ленина "догнать и перегнать" был дополнен словами: "в кратчайший срок". Минималистская пятилетка, уже принципиально одобренная съездом партии, уступила место новому плану, основные элементы которого были целиком заимствованы из платформы разгромленной левой оппозиции. Днепрострой, вчера еще уподоблявшийся граммофону, сегодня оказался в центре внимания.

После первых же новых успехов выдвинут был лозунг: завершить пятилетку в четыре года. Потрясенные эмпирики решили, что отныне все возможно. Оппортунизм, как это не раз бывало в истории, превратился в свою противоположность: авантюризм. Если в 1923-28 г.г. Политбюро готово было мириться с философией Бухарина о "черепашьем темпе", то теперь оно легко перескакивало с 20% на 30% годового роста, пытаясь каждое частное и временное достижение превратить в норму и теряя из виду взаимо-обусловленность хозяйственных отраслей. Финансовые прорехи плана затыкались печатной бумагой. За годы первой пятилетки количество денежных знаков в обороте поднялось с 1,7 миллиарда до 5,5, чтобы в начале второй пятилетки достигнуть 8,4 миллиарда рублей. Бюрократия не только освободила себя от политического контроля масс, на которых форсированная индустриализация ложилась невыносимой тяжестью, но и от автоматического контроля посредством червонца. Денежная система, укрепленная в начале НЭПа, снова оказалась расшатана в корне».

Вот только сталинский по Троцкому «авантюризм» продолжался вплоть до 1953 года и выражался в ежегодном приросте показателей экономики от 21%, а троцкистский марксизм после смерти Сталина привел к реставрации капитализма в СССР. 

Второе направление строительства социализма - политика коллективизации, спровоцировало к активным действиям правое крыло троцкизма. Вот, что написано в так раскритикованном Троцким и Хрущевым учебнике «История ВКП(б). Краткий курс.»:

«Агитация троцкистско-зиновьевского блока против политики партии, противстроительства социализма, против коллективизации, равно как агитациябухаринцев о том, что с колхозами дело не выйдет, что не нужно трогатькулаков, так как они сами "врастут" в социализм, что обогащение буржуазии непредставляет опасности для социализма,- вся эта агитация имела большойотклик среди капиталистических элементов страны и, прежде всего, средикулачества. Кулаки знали теперь по откликам в печати, что они не одиноки,что они имеют защитников и ходатаев в лице Троцкого, Зиновьева,  Каменева,Бухарина, Рыкова и других. Понятно, что это обстоятельство не могло неподнять духа сопротивления кулачества против политики Советскогоправительства. И действительно, кулаки стали сопротивляться все сильнее исильнее. Кулаки стали массами отказываться продавать Советскому государствуизлишки хлеба, которых накопилось у них немало. Они стали проводить террорпротив колхозников, против партийно-советских работников в деревне, сталиподжигать колхозы, ссыпные пункты государства…

До перехода партии в наступление на кулачество, пока партия была заняталиквидацией троцкистско-зиновьевского блока, бухаринско-рыковская группавела себя более или менее тихо, оставалась в резерве антипартийных сил, нерешалась открыто поддержать троцкистов, а иногда даже выступала совместно спартией против троцкистов. С переходом партии в наступление противкулачества, с применением чрезвычайных мер против кулачества,бухаринско-рыковская группа сбросила маску и стала открыто выступать противполитики партии. Кулацкая душа бухаринско-рыковской группы не выдержала, исторонники этой группы стали выступать уже открыто в защиту кулачества. Онитребовали отмены чрезвычайных мер, пугая простаков, что в противном  случаеможет  начаться  "деградация" (движение  вниз, упадок, распад) сельскогохозяйства, утверждая, что деградация уже началась. Не замечая роста колхозови совхозов, этих высших форм сельского хозяйства, и видя упадок кулацкогохозяйства, они выдавали деградацию кулацкого хозяйства за деградациюсельского хозяйства. Чтобы подкрепить себя теоретически, они состряпалисмехотворную "теорию затухания классовой борьбы", утверждая на основанииэтой теории, что чем больше  успехов будет у социализма в его борьбе скапиталистическими элементами, тем больше будет смягчаться классовая борьба,что классовая борьба скоро совершенно затухнет, и классовый враг сдаст всесвои позиции без сопротивления, что ввиду этого незачем предприниматьнаступление на кулачество. Тем самым они восстанавливали свою истасканнуюбуржуазную теорию о мирном врастании кулачества в социализм и попиралиногами известное положение ленинизма, в силу которого сопротивлениеклассового врага будет принимать тем более острые формы, чем больше он будеттерять почву под ногами, чем больше успехов будет у социализма, чтоклассовая борьба может "затухнуть" лишь после уничтожения классового врага.

Нетрудно было понять, что в лице бухаринско-рыковской группы партияимеет перед собой правооппортунистическую группу, отличавшуюся оттроцкистско-зиновьевского блока лишь по форме, лишь тем, что троцкисты изиновьевцы имели кое-какую возможность маскировать свою капитулянтскуюсущность левыми, крикливо-революционными фразами о "перманентной революции",тогда как бухаринско-рыковская группа, выступившая  против партии в связи спереходом партии в наступление на кулачество, не  имела  уже возможностимаскировать свое  капитулянтское лицо и вынуждена была защищать реакционныесилы нашей страны и, прежде всего, кулачество - открыто, без прикрас, безмаски.

Партия понимала, что бухаринско-рыковская группа рано или поздно должнапротянуть руку остаткам троцкистско-зиновьевского блока для совместнойборьбы против партии.

Одновременно со своими политическими выступлениями группа Бухарина - Рыкова вела организационную "работу" по собиранию своих сторонников. ЧерезБухарина сколачивала она буржуазную молодежь вроде Слепкова, Марецкого,Айхенвальда, Гольденберга и других, через Томского – обюрократившуюсяпрофсоюзную верхушку (Мельничанский, Догадов и др.), через Рыкова - разложившуюся советскую верхушку (А. Смирнов, Эйсмонт, В. Шмидт и др.). Вгруппу охотно шли люди, разложившиеся политически и не скрывавшие своихкапитулянтских настроений.

К этому времени группа Бухарина - Рыкова получила поддержку верхушкимосковской партийной организации (Угланов, Котов, Уханов, Рютин, Ягода, Полонский и др.). При этом часть правых оставалась замаскированной, невыступая открыто против линии партии. На страницах московской партийнойпечати и на партийных собраниях проповедовалась необходимость уступоккулачеству, нецелесообразность налогового обложения кулачества,обременительность индустриализации для народа, преждевременностьстроительства  тяжелой индустрии. Угланов выступал против строительстваДнепростроя с требованием переместить средства из тяжелой промышленности влегкую. Угланов и другие правые капитулянты уверяли, что Москва была иостанется ситцевой Москвой, что не надо в ней строить машиностроительныхзаводов… Тов. Сталин на пленуме МК ВКП(б) в 1928 годууказывал на необходимость вести  борьбу на два фронта, сосредоточивая огоньпротив правого  уклона. Правые, говорил тов.  Сталин, представляют агентурукулака в партии.

"Победа правого уклона в нашей  партии развязала бы силы капитализма, подорвала бы революционные позиции пролетариата и подняла бы шансы навосстановление капитализма в нашей стране",- говорил тов. Сталин (Вопросыленинизма, стр. 234).

В начале 1929 года выясняется, что Бухарин по уполномочию группы правыхкапитулянтов связался с троцкистами через Каменева и вырабатывает соглашениес ними для совместно борьбы против партии. ЦК разоблачает эту преступнуюдеятельность правых капитулянтов и предупреждает, что это дело можеткончиться плачевно для Бухарина, Рыкова, Томского и других. Но правыекапитулянты не  унимаются. Они выступают в ЦК с новой антипартийной платформой - декларацией, которую осуждает ЦК… Рыков, Томский и Бухарин вносят в ЦК заявление об отставке, думая этим  запугать партию. ЦК осуждает эту саботажническую политику отставок. Наконец, ноябрьский пленум ЦК 1929 года признал пропаганду взглядов правых оппортунистов несовместимой с пребыванием в партии и предложил вывести из состава Политбюро ЦК Бухарина, как застрельщика и руководителя правых капитулянтов, а Рыкову, Томскому и другим участникам правой оппозиции было сделано серьезное предупреждение.

Атаманы правых капитулянтов, видя, что дело принимает плачевный оборот, подают заявление о признании своих ошибок и правильности политической линии партии» («История ВКП(б)». Краткий курс под редакцией комиссии ЦК ВКП(б), М, 1953г., стр.278-282).

Для сравнения посмотрим, как преподносит политику коллективизации сам Троцкий:

«Чтоб прокормить города, необходимо было немедленно изъять у кулака хлеб насущный. Достигнуть этого можно было только силой. Экспроприация запасов зерна, притом не только у кулака, но и у середняка, именовалась на официальном языке "чрезвычайными мерами". Это должно было означать, что завтра все вернется в старую колею. Но деревня не верила хорошим словам, и была права. Насильственное изъятие хлеба отбивало у зажиточных крестьян охоту к расширению посевов. Батрак и бедняк оказывались без работы. Сельское хозяйство снова попадало в тупик, и с ним вместе государство. Нужно было во что бы то ни стало перестраивать "генеральную линию". (Л.Д. Троцкий «Преданная революция» 1936 г.)

За что здесь ратует товарисч Троцкий?!

Выходит, что коммунистам надо по его умозаключению молиться на представителя буржуазии на селе, которым являлся на самом деле кулак, который эксплуатировал труд батрака и бедняка. Это говорит якобы знаток марксизма.

Далее в своей книжонке «Преданная революция» Троцкий продолжает куражиться, передергивая истинное положение дел в СССР:

«Сталин и Молотов, по прежнему еще ставя индивидуальное хозяйство на первое место, начали подчеркивать необходимость более быстрого расширения совхозов и колхозов. Но так как острая продовольственная нужда не позволяла отказываться от военных экспедиций в деревню, то программа подъема индивидуальных хозяйств повисала в воздухе. Пришлось "скатываться" к коллективизации. Временные "чрезвычайные меры" по изъятию хлеба непредвиденно развернулись в программу "ликвидации кулачества, как класса". Из противоречивых приказов, более обильных, чем хлебные пайки, вытекало с очевидностью, что у правительства в крестьянском вопросе не было не только пятилетней, но даже пятимесячной программы (Ложь и клевета! Ибо Ленин и Сталин постоянно боролись с мелкобуржуазными взглядами. Не без оснований предполагая, что главной опасностью для существования Советской власти является ХОЗЯЙЧИК. – авт.)

По плану, созданному уже под кнутом продовольственного кризиса, коллективное хозяйство должно было охватить к концу пятилетия около 20% крестьянских хозяйств. Эта программа, грандиозность которой станет ясна, если учесть, что за предшествующие десять лет коллективизация охватила менее 1% деревни, оказалась, однако, уже в середине пятилетия оставлена далеко позади. В ноябре 1929 года Сталин, покончив с собственными колебаниями, провозгласил конец индивидуальному хозяйству: крестьяне идут в колхозы "целыми селами, районами, даже округами". Яковлев, который два года перед тем доказывал, что колхозы еще в течение многих лет будут только "островками в море крестьянских хозяйств", получил теперь, в качестве наркомзема, поручение "ликвидировать кулачество, как класс", и насадить сплошную коллективизацию "в кратчайший срок". В течение 1929 г. число коллективизированных хозяйств поднялось с 1,7% до 3,9%, в 1930 г. - до 23,6%, в 1931 г. - уже до 52,7%, в 1932 г. - до 61,5%».

Троцкий, стараясь всячески «разоблачить» действия Сталина, стал уже путаться в своих «творениях». Выше в этой же книжонке мы находим:

«Именно в том самом месяце, когда кулак взял за горло революцию, представителей левой оппозиции сажали по тюрьмам или развозили по Сибири в наказание за "панику" перед призраком кулака».

Так, что стало всё же причиной раскулачивания? «Сталин, покончив с собственными колебаниями, провозгласил конец индивидуальному хозяйству: крестьяне идут в колхозы "целыми селами, районами, даже округами"? Или «когда кулак взял за горло революцию»? Троцкий вновь начинает «вилять». Ведь в действительности «когда кулак ТОЛЬКО ПОПЫТАЛСЯ ВЗЯТЬ за горло революцию», то тут же был Советской властью уничтожен как класс.

После данного пассажа Бронштейн вынужден был несколько отступить:

«В настоящее время уже вряд ли кто-либо решится повторять либеральный вздор, будто коллективизация в целом явилась продуктом голого насилия. В борьбе с земельным утеснением в прежние исторические эпохи крестьянство то поднимало восстания против помещиков, то направляло колонизационный поток в девственные районы, то, наконец, бросалось во всякого рода секты, награждавшие мужика небесными пустотами за земельную тесноту. Теперь, после экспроприации крупных владений и предельной парцелляции земельного фонда, сочетание земельных клочков в более крупные участки стало вопросом жизни и смерти для крестьянства, для сельского хозяйства, для общества в целом.

Этим общим историческим соображением вопрос, однако, еще далеко не решался. Реальные возможности коллективизации определялись не степенью безвыходности деревни и не административной энергией правительства, а прежде всего наличными производственными ресурсами, т.е. способностью промышленности снабжать крупное сельское хозяйство необходимым инвентарем. Этих материальных предпосылок на лицо не было. Колхозы строились на инвентаре, пригодном в большинстве только для парцелльного хозяйства. В этих условиях преувеличенно быстрая коллективизация принимала характер экономической авантюры.

Захваченное само врасплох радикализмом собственного поворота правительство не успело и не сумело провести даже элементарную политическую подготовку нового курса. Не только крестьянские массы, но и местные органы власти не знали, чего от них требуют. Крестьянство было накалено до бела слухами о том, что скот и имущество отбираются "в казну". Слух этот оказался не так уж далек от действительности. Осуществлялась на деле та самая карикатура, которую в свое время рисовали на левую оппозицию: бюрократия "грабила деревню". Коллективизация предстала перед крестьянством прежде всего в виде экспроприации всего его достояния. Обобществляли не только лошадей, коров, овец, свиней, но и цыплят, "раскулачивали - как писал заграницу один из наблюдателей - вплоть до валенок, которые стаскивали с ног малых детишек". В результате шла массовая распродажа скота крестьянами за бесценок или убой его на мясо и шкуру.

В январе 1930 года член Центрального Комитета Андреев рисовал на московском съезде по коллективизации такую картину: с одной стороны, мощно развернувшееся по всей стране колхозное движение "будет теперь ломать на своем пути все и всяческие преграды"; с другой стороны, хищническая распродажа крестьянами собственного инвентаря, скота и даже семян перед вступлением в колхоз "принимает прямо угрожающие размеры"... Как ни противоречивы эти два рядом поставленные обобщения, оба они с разных концов правильно характеризовали эпидемический характер коллективизации, как меры отчаяния. "Сплошная коллективизация, - писал тот же критический наблюдатель - ввергла народное хозяйство в состояние давно небывалой разрухи: точно прокатилась трехлетняя война".

Двадцать пять миллионов изолированных крестьянских эгоизмов, которые вчера еще являлись единственными двигателями сельского хозяйства, - слабосильными, как мужицкая кляча, но все же двигателями, - бюрократия попыталась одним взмахом заменить командой двухсот тысяч колхозных правлений, лишенных технических средств, агрономических знаний и опоры в самом крестьянстве. Разрушительные последствия авантюризма не замедлили последовать, и они растянулись на несколько лет. Валовой сбор зерновых культур, поднявшийся в 1930 году до 835 миллионов центнеров, упал в следующие два года ниже 700 миллионов. Разница сама по себе не выглядит катастрофической; но она означала убыль как раз того количества хлеба, какое необходимо было городам хотя бы до привычной голодной нормы. Еще хуже обстояло с техническими культурами. Накануне коллективизации производство сахара достигло почти 109 миллионов пудов, чтобы через два года, в разгар сплошной коллективизации, упасть из-за недостатка свеклы до 48 млн. пудов, т.е. более, чем вдвое. Но наиболее опустошительный ураган пронесся над животным царством деревни. Число лошадей упало на 55%: с 34,6 млн. в 1929 г. до 15,6 миллиона в 1934 г.; поголовье рогатого скота - с 30,7 миллионов до 19,5 млн., т.е. на 40%; число свиней на 55%, овец - на 66%. Гибель людей - от голода, холода, эпидемий, репрессий - к сожалению, не подсчитана с такой точностью, как гибель скота; но она тоже исчисляется миллионами. Вина за эти жертвы ложится не на коллективизацию, а на слепые, азартные и насильнические методы ее проведения. Бюрократия ничего не предвидела. Даже колхозный устав, пытавшийся связать личный интерес крестьянина с коллективным, был опубликован лишь после того, как злополучная деревня подверглась жестокому опустошению.

Форсированный характер нового курса вырос из необходимости спасаться от последствий политики 1923-1928 годов. Но все же коллективизация могла и должна была иметь более разумные темпы и более планомерные формы. Имея в руках власть и промышленность, бюрократия могла регулировать процесс коллективизации, не доводя страну до грани катастрофы. Можно было и надо было взять темпы, более отвечающие материальным и моральным ресурсам страны. "При благоприятных условиях, внутренних и международных, - писал в 1930 г. заграничный орган "левой оппозиции", - материально-технические условия сельского хозяйства могут в течение каких-нибудь 10-15 лет коренным образом преобразоваться и обеспечить производственную базу коллективизации. Однако, за те годы, которые отделяют нас от такого положения, можно несколько раз успеть опрокинуть советскую власть".

Это предостережение не было преувеличенным: никогда еще дыхание смерти не носилось так непосредственно над территорией Октябрьской революции, как в годы сплошной коллективизации. Недовольство, неуверенность, ожесточение разъедали страну. Расстройство денежной системы; нагромождение твердых цен, "конвенционных" и цен вольного рынка; переход от подобия торговли между государством и крестьянством к хлебному, мясному и молочному налогам; борьба не на жизнь, а на смерть с массовыми хищениями колхозного имущества и с массовым укрывательством таких хищений; чисто военная мобилизация партии для борьбы с кулацким саботажем после "ликвидации" кулачества, как класса; одновременно с этим: возвращение к карточной системе и голодному пайку, наконец, восстановление паспортной системы, - все эти меры возродили в стране атмосферу, казалось, давно уже законченной гражданской войны.

Снабжение заводов сырьем и продовольствием ухудшалось из квартала в квартал. Невыносимые условия существования порождали текучесть рабочей силы, прогулы, небрежную работу, поломки машин, высокий процент брака, низкое качество изделий. Средняя производительность труда в 1931 г. упала на 11,7%. Согласно мимолетному признанию Молотова, запечатленному всей советской печатью, продукция промышленности в 1932 году поднялась всего на 8,5%, вместо полагавшихся по годовому плану 36%. Правда, миру возвещено было вскоре после этого, что пятилетний план выполнен в четыре года и три месяца. Но это значит лишь, что цинизм бюрократии в обращении со статистикой и общественным мнением не знает пределов. Однако, не это главное: на карте стояла не судьба пятилетнего плана, а судьба режима.

Режим устоял. Но это заслуга самого режима, пустившего глубокие корни в народную почву. Не в меньшей мере это заслуга благоприятных внешних обстоятельств. В годы хозяйственного хаоса и гражданской войны в деревне Советский Союз был в сущности парализован перед лицом внешних врагов. Недовольство крестьянства захлестывало армию. Неуверенность и шатания деморализовали бюрократический аппарат и командные кадры. Удар с Востока или с Запада мог в этот период иметь роковые последствия.

К счастью, первые годы торгово-промышленного кризиса создали во всем капиталистическом мире настроения растерянной выжидательности. Никто не был готов к войне, никто не отваживался на нее. К тому же ни в одном из враждебных государств не отдавали себе достаточного отчета во всей остроте социальных конвульсий, потрясавших страну советов, под звон и грохот официальной музыки в честь "генеральной линии" (Л.Д. Троцкий «Преданная революция» 1936 г.).

Очень тяжело комментировать такое исследование злопыхателя и завистника успехов Сталина.

Между тем…

Основной итог коллективизации – хоть и не безболезненно, но в  короткие исторические сроки был ликвидирован класс кулаков. Была добыта продовольственная независимость страны. Начали вводиться на селе новые социалистические формы хозяйствования. Была выбита сама почва существования такого понятия, как эксплуатация человека человеком. Была ликвидирована отсталость общего уровня развития сельского хозяйства в СССР  от общемировых показателей.

И это мнение не является субъективным.

В августе 1931 года во время уборки урожая в СССР побывал Ромен Роллан:

«В Советском Союзе проведён один из величайших удавшихся экспериментов. Я говорю о коллективизации, которая огромную шахматную доску с малюсенькими квадратиками собственнических, захудалых хозяйств превратила в огромную сплошную площадь, дающую колоссальные результаты».

Ромен Роллан, газета «Правда», 2 августа 1931 года

Нугзар Мусульбес, член ЦК КР

А.БЕРЕЖНОЙ

мы в социальных сетях