Подождите
идет загрузка
Вступить в партию
В регионах избирают делегатов на 6-й съезд КОМПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ

Герои Октября. Бабушкин Иван Васильевич

12 июля 2017 09:15:52

                                                            Это новый человек новой России!

                                                            Это и есть подлинный герой нашего времени!

                                                                       В.И. Ленин

18 (31) декабря 1910 года в «Рабочей газете» № 2 была напечатана статья В. И. Ленина «Иван Васильевич Бабушкин (некролог)». В этой статье Владимир Ильич пишет: «И.В. Бабушкин – один из тех рабочих-передовиков, которые за 10 лет до революции начали создавать рабочую социал-демократическую партию. Без неустанной геройски-упорной работы таких передовиков в пролетарских массах РСДРП не просуществовала бы не только десяти лет, но и десяти месяцев. Только благодаря деятельности таких передовиков, только благодаря их поддержке, РСДРП выросла к 1905 г. в партию, которая неразрывно слилась с пролетариатом в великие октябрьские и декабрьские дни… народные герои есть. Это - люди, подобные Бабушкину. Это – люди, которые не год и не два, а целые 10 лет перед революцией посвятили себя целиком борьбе за освобождение рабочего класса. Это – люди, которые действовали упорно, неуклонно среди пролетарских масс, помогая развитию их сознания, их организации, их революционной самодеятельности. Это – люди, которые встали во главе вооруженной массовой борьбы против царского самодержавия, когда кризис наступил, когда миллионы и миллионы пришли в движение. Все, что отвоевано было у царского самодержавия, отвоевано исключительно борьбой масс, руководимых такими людьми, как Бабушкин. Без таких людей русский народ остался бы навсегда народом рабов, народом холопов. С такими людьми русский народ завоюет себе полное освобождение от всякой эксплуатации» (т.20, с. 79-83). Владимир Ильич называл И.В. Бабушкина подлинным народным героем. Вся революционная деятельность Бабушкина носит героический характер. Он – представитель той плеяды бойцов-революционеров, которые первыми, не колебаясь, шли на штурм царизма и вели за собой десятки и сотни народных масс, героев-пролетариев. Они вынесли на своих плечах основную тяжесть борьбы по созданию и упрочению партии нового типа, закалившиеся в пламени революционных боев, твердо отстаивающие ленинские идейные и организационные принципы. Они были носителями массового пролетарского героизма.

Героизм (от древнегреческого heroes–легендарные вожди), совершение выдающихся по своему общественному значению действий, отвечающих интересам народных масс, передовых классов и требующих от человека личного мужества, стойкости, готовности к самопожертвованию. Героизм присущ прежде всего трудящимся, ведущим борьбу против классового и национального гнета. Революционный героизм народных масс, передовых классов и их лучших представителей необходим для рождения каждого нового общественного строя. Все трудящиеся, отмечал В.И. Ленин, сочувствуют пролетариату «за то, что он с геройской смелостью, с революционной беспощадностью свергает иго капитала, свергает эксплуататоров, подавляет их сопротивление, кровью своей пробивает дорогу к созданию нового общества, в котором не будет места эксплуататорам» (т.39, с. 17). Победа Октябрьской социалистической революции породила высшую степень революционного героизма – советский героизм, основанный на твердых коммунистических убеждениях, преданности и любви к партии Ленина и социалистической Родине, политической сознательности, пролетарском интернационализме и других высоких морально-политических качествах, вытекающих из цели уничтожения угнетения человека человеком, построения социалистического и коммунистического общества. Отличительной чертой этого героизма является слияние индивидуального подвига, геройской инициативы отдельных групп с массовыми героическими действиями, опора не только на моральную силу личности, но и на материальную силу революционного движения масс. Советские люди проявили массовый героизм в годы Гражданской войны. В.И. Ленин отмечал: «… нам удалось показать, что Россия способна давать не только одиночек-героев… Россия способна выдвинуть этих героев сотнями, тысячами» (т.42, с. 4-5). Главная причина победы Советской Республики над многочисленными врагами, подчеркивал Ленин, «это героизм, самопожертвование, неслыханная выдержка в борьбе, проявленная красноармейцами, которые умирали на фронте, проявленная рабочими и крестьянами, которые страдали…» (т. 42, с. 4-5). Иван Васильевич не был красноармейцем. Он не дожил до победы Великого Октября, Его с группой товарищей расстреляли царские палачи. 3 января 2017 г. исполнилось 144 года со дня рождения Ивана Васильевича Бабушкина.

Старинное русское село Леденгское, окруженное дремучими лесами и болотами, раскинулось вдали от больших дорог. Более 1000 крестьянских дворов вытянулось вдоль тракта Тотьма-Никольское; до уездного города Тотьма – почти 40 верст, до губернского центра – Вологды – 160. Зимой в бураны в село не добраться. Старожилы не помнили таких снегопадов, какие выдались в зиму 1873 года. Январским днем жители увидели в небе пять медно-красных солнц: одно – истинное и четыре ложных. От них лучами расходились оранжевые столбы света. Старики и старухи крестились. Одни говорили, что это знамение дурное, другие доказывали обратное. В этот день 7 января дровосек казенного Леденгского солеварного завода крестьянин Василий Акинфиевич Бабушкин крестил своего второго сына, родившегося 3 января. Мальчика нарекли Иоанном.

Василий Бабушкин, как и все его односельчане (1500 человек) хлебопашеством не занимался. Он работал на солеваренном заводе. Издавна в Леденгском были устроены солеварни: глубоко под землей нашли целое озеро соленой воды. Ее поднимали деревянными насосами на поверхность, откуда она по желобам стекала в сараи - «варницы». Здесь рассол выпаривался в железных противнях, под которыми день и ночь горели костры. Выпаренная соль кристаллизовалась, высушивалась и готовилась к отправке на баржах или к продаже на месте приезжим купцам. В селе добывалось ежегодно до 200 тыс. пудов знаменитой вологодской соли. Соль была везде, даже в избе, где жила семья Бабушкиных. Работа на солеварне была адским трудом. За каждый пуд чистой белоснежной соли рабочий получал фунт ржи пополам с мякиной. Денег почти никто в глаза не видел. Так тянулись дни за днями. Подрастали дети Бабушкиных: старшему – Коле шел девятый, Ване – пятый год, а младшая – Мария была первогодком. «Разъела меня соль проклятая», - говорил Василий жене Екатерине Платоновне. Зимой 1878 г. Василий вернулся домой, захрипел – из горла пошла кровь - и к ночи умер. После смерти мужа Екатерине стало вовсе невмоготу. Никто ей не помог, кроме родного брата. Колю удалось пристроить на конюшню. Часто мальчики ходили на ярмарку побираться. Но ярмарки проводились всего два раза в год. Летом 1880 г. Екатерина уехала в Петербург, забрав Колю и Марию. Ваня остался с дядей Иваном Платоновичем Сысоевым помогать ему на почтовой станции. С наступлением осени Сысоев определил Ваню в церковно-приходскую школу к учителю Николаю Александровичу Попову. О нем шла добрая слава: детей не бьет, учит хорошо. Закончить школу Ване не удалось. Проучившись полтора года, он пересел со школьной скамьи на облучок почтовой кибитки. Весной 1883 г. мать вернулась и забрала Ваню в Петербург. Ваня впервые попал в город, его все здесь удивляло. Через неделю Ваню определили в услужение к купцу сроком на четыре года: гривеник в день, проживание и харчи. В лавке, куда определили Ваню, всегда стоял затхлый дух сырости, плесени, пряностей и солений. О таких детях А.П. Чехов писал: «День в холодной, сырой и темной лавке, ночь в кухне или в холодных сенях, около холодного, как лед, рукомойника… Маленький каторжник…». Ваня мыл полы, подметал мусор, вытряхивал мешки, таскал из погреба в лавку и обратно всякий товар. Зимой надлежало топить печь. Пришлось испытать побои и большие вычеты из зарплаты. Прошло три года. Перед рождественскими праздниками 1886 г. Ваня заболел. У него была горячка и истощение. Ему было тринадцать с половиною лет. Поместили его на излечение в Мариинскую больницу для бедных. Здесь Ване нравилось. После выписки из больницы было принято решение не идти к купцу, а попытать счастье в Кронштадте, где жила его тетка, и где жили Коля и Мария. Ваню вскоре устроили учеником слесаря в торпедные мастерские Кронштадтского военного порта. Ему сказали, что учеником он будет четыре года. Жалование – двугривенный в день. Бригадир, или, иначе «указатель» Иван Суков пристроил Ваню в свою бригаду (партию).  

В торпедных мастерских изготовляли самодвижущие снаряды – торпеды для боевых кораблей. Мастерские были оснащены новыми машинами и укомплектованы лучшими специалистами. 116 опытных мастеровых и три «указателя» работали в мастерских. Старшим мастером был знающий минер Виктор Троицкий. Ученик Иван Бабушкин был приставлен к слесарям Федору Арапову и Дмитрию Румянцеву, собиравшим главные двигатели торпед. В обязанности Вани входило: уборка верстаков, переноска с места на место частей торпед, выполнение всевозможных указаний мастеровых. Особенно обидным были «забавы» мастеровых типа: «завивать стружку» - у столяров, «жарить заклепки» - у котельщиков, «принести нитку от болта», «закалить свинцовое зубило» и др. Не раз видел Ваня, как плакали от обиды его сверстники – Василий Казовский, Федор Петров, Петр Безбородов, Яков Рахья, Семен Барабанов и др., а всего в торпедных мастерских было 28 учеников. Ваня постепенно постигал слесарную премудрость и ему поручали смостоятельную сборку отдельных деталей. Жил Ваня на те копейки, которые ему платили. Другой помощи не было. Его мать вышла замуж повторно и от нее ожидать помощи не приходилось.

За последнее время в мастерских поползли слухи о казнях в Кронштадте офицеров и матросов – государственных преступниках. Впервые Ваня узнал, что есть люди, которые не хотят примириться с тяжелой жизнью подневольного человека, которые готовы даже смерть принять, лишь бы добиться счастливой доли. «Если, - думал он, - есть люди, которые хотят лучшей жизни, то почему же их объявляют государственными преступниками и казнят?» Ему разъяснил сборщик Николай Буянов, что общество состоит из разных классов: рабочих пролетариев, деревенских – класс крестьян. А те, что на рабочей и мужицкой шее сидят, - это класс эксплуататоров. Так узнал молодой рабочий о существовании иного мира, других людей. Четырехлетний ученический срок заканчивался, Осенью 1889 г. Ване прибавили гривеник в день, а с 12 марта 1891 г. стали платить по полтиннику. По зарплате его все еще считали учеником, хотя срок пребывания в учениках закончился. В мае 1891 г Ваня потребовал расчет, уехал в Петербург и 16 июня 1891 г. поступил слесарем в механическую мастерскую Семянниковского завода с поденной оплатой 60 коп. «Партия», в которую приняли нового рабочего состояла из 18 слесарей и занималась обработкой паровозных золотников. Заработок каждого зависел от общей выработки всех рабочих. Такая система была выгодна только хозяевам. Работали с 6.00 до 19.00. Были дни, когда приходилось работать по 16 -18 часов. Идя с работы домой, Ваня засыпал на ходу. Так прошло более двух лет. Осенью 1893 г. он познакомился и Ильей Костиным, который дал ему прочитать нелегальный листок: «Царь и его чиновники, хозяева и их слуги изо всех сил измываются над нашим народом. Попы помогают дурманить нас. Конечно, с глупой овцы легче три шкуры драть…» Ваня понял – это запрещенный листок. Позже он познакомился с человеком, у которого можно было брать такие листки. Это был токарь Сергей Фунтиков. Вскоре Костин пригласил Ваню в гости к Фунтикову, у которого была прекрасная библиотека. Каждый раз Ваня брал книги: Тургенева, Некрасова, Гоголя, Салтыкова-Щедрина. Каждое воскресенье друзья собирались, читали, спорили. В апреле 1894 г. Фунтикова арестовали и заботу о кружке взял на себя токарь Обуховского завода Василий Андреевич Шелгунов. Собираться стали в комнате, которую снимал Ваня. Однажды сюда пришел Николай Петрович (это был Владимир Ульянов), который был представлен как новый лектор. Говорили несколько часов. А перед уходом Николай Петрович сказал, что следующий раз беседа будет об учении Карла Маркса. Это было осенью 1894 г. за Невской заставой.

31 августа 1893 г. Владимир Ильич Ульянов приехал в Петербург из Самары и стал руководить кружком социал-демократов марксистов, в который входили С. Радченко, Г. Кржижановский, А. Ванеев, М. Сильвин, П. Запорожец, В. Старков, Н. Крупская и другие. Ивану Бабушкину особо запала в душу беседа о Карле Марксе и росте прибылей капиталистов. За три собранных золотника рабочий получает 3 рубля 96 копеек, а капиталист продает их за 202 рубля. Прибыль – 198 руб. Чистая же прибыль, о которой говорит Маркс, составляет 84 рубля. После каждой последующей беседы Иван Бабушкин чувствовал новый прилив энергии. У него возникло желание пойти учиться в воскресную вечернюю школу. Учителями в школе были революционеры –марксисты Н. Крупская, З. Кржижиновская, В. Менжинская, Л. Книпович и др. Ваня с жадностью впитывал знания, которые преподносили учителя, помогая революционной деятельности марксистов. Иван много читал, особенно нравились ему стихи Некрасова, романы «Спартак» Джованьоли, «Углекопы «Золя», «Овод» Войнич. Книги, воскресная школа, а главное – занятия в кружке Владимира Ильича постепенно превращали Бабушкина из покорного, забитого «числительного человека» в сознательного рабочего. Осенью 1894 г. произошел такой случай. Учительница русского языка Лидия Михайловна Книпович вызвала Бабушкина к доске и попросила написать какое-нибудь предложение. Он крупными буквами написал: «А у нас на заводе скоро будет стачка!» Учительница потребовала немедленно стереть, а когда все расходились, попросила Бабушкина задержаться. «Иван Васильевич, Вас надо учить не правописанию, а конспирации, - строго сказала она, - если уж Вы решили стать сознательным человеком, не делайте впредь подобных глупостей». В декабре 1984 г арестовали Илью Костина. Это стало сигналом Бабушкину, он перестал хранить дома листовки и запрещенную литературу. 23 декабря стало известно, что на заводе не выдадут получку.  Возник бунт. Рабочие сорвали с ворот проходной двуглавого орла, побили стекла и начали подживать постройки. Примчались пожарные, городовые и казаки с шашками наголо. Но рабочие добились своего – им выдали получку. Ночью Ленин и Бабушкин написали листок по поводу бунта, он был отпечатан на самодельном мимеографе и распространен Бабушкиным в мастерских завода. На следующий день рабочие читали и обсуждали текст листка: «Много дел еще предстоит русскому рабочему, много будет жертв с его стороны, но не безнадежна его работа», - так заканчивалась листовка. В апреле 1895 г.  Бабушкина уволили с завода, но друзья помогли устроиться в лабораторию Александровского завода с окладом 360 руб. в год.  Заведующим лаборатории был Глеб Кржижановский. В ноябре 1895 г. в истории революционной борьбы русского пролетариата произошло важное событие. На квартире у С.И. Радченко на Выборгской стороне состоялось совещание петербургских марксистов, на котором было решено объединить кружки в общегородскую социал-демократическую организацию. По предложению М.А. Сильвина ее назвали: «Петербургский Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Во главе «Союза» стояла Центральная группа в составе 17-18 человек. К моменту создания «Союза борьбы» в кружках уже было примерно 250 человек. Руководящее ядро «Союза» возглавлял В.И. Ленин. «Союз борьбы» перешел от пропаганды идей революционного марксизма к политической агитации в рабочей массе. Экономические требования тесно связывались с политической борьбой против царизма. В ночь на 9 декабря 1895 г. полиция совершила массовый набег и схватила Ленина, Ванеева, Лепешинского, Кржижановского, Шелгунова и других – всего 43 человека. Бабушкин чувствовал, что подходит и его черед. Он предложил Крупской выпустить политический листок, текст которого он написал сам. В ночь на 5 января 1896 г. Иван Васильевич сам отпечатал листовки и в назначенных местах передал их своим людям для распространения. Перед рассветом к нему ворвались жандармы и увезли в «С.-Петербургский дом предварительного заключения». 88 человек схватили жандармы за две ночи – 9 декабря 1895 и 6 января 1896 года, но «Союз борьбы» существовал и действовал. В.И. Ленин, заточенный в одиночной камере №193 был в курсе всех событий на воле. Он даже умудрялся писать между строк книги работу «Развитие капитализма в России». Он умудрялся также играть в шахматы, перестукиваясь с другими «политиками». Бабушкина не сломила тюрьма. Ранней весной 1896 г. его вызвали на первый вопрос. На вопрос: «К сообществу принадлежал?», - Бабушкин ответил: «Так точно, принадлежал! Я принадлежал к партии Сергея Федосеевича по сборке паровозных золотников». 13 февраля 1987 г. Бабушкину определили высылку под гласный надзор полиции. Он выбрал Екатеринослав. Ему предоставили три дня для встречи с матерью и сестрами. 15 февраля Бабушкин встретился с Лениным, которого также выпустили. Ленину предстояло ехать в Енисейскую губернию.

После тринадцатимесячного тюремного заключения Бабушкин приехал в Екатеринослав. Это был крупный промышленный город. В городе было 19 больших чугуноплавильных, сталелитейных и железопрокатных заводов, на которых работало 25 тыс. металлистов. А всего в Екатеринославской губернии насчитывалось 1400 фабрик и заводов со 110-ю тыс. рабочих. Практически все принадлежало иностранным кампаниям. В городе Бабушкин встретил многих ссыльных питерских рабочих, с которыми был знаком ранее. 27 мая 1897 г. ему удалось поступить на работу слесарем на Брянский завод в инструментальную мастерскую. Здесь он познакомился с молодым рабочим, которого звали Григорий Иванович Петровский (будущий крупный партийный и советский деятель СССР). Вскоре Бабушкин создал несколько марксистских кружков, а в декабре 1897 г. объединил их в Екатеринославский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». «Союз» начал энергично действовать: выпускались большим тиражом листовки, проводились стачки на заводах, велась разъяснительная работа с рабочими. Бабушкина знали под именем «товарища Трамвайного». Это была одна из первых партийных кличек. В марте1898 г. в Минске собрался первый съезд, провозгласивший создание РСДРП на основе объединения Петербургского, Московского, Киевского и Екатеринославского «Союзов борьбы», а также «Бунда». От Екатеринослава на съезде присутствовал И.Х. Лалаянц. «Союз борьбы» Екатеринослава был преобразован в комитет РСДРП. В него вошли Бабушкин, Петровский, Лалаянц, Тихомиров и др. Иван Васильевич понимал, что теперь нужно вести другую, интенсивную партийно-политическую и агитационную работу. Нужна была своя газета.  Было решено организовать свою типографию. И это было сделано. Первые листовки были отпечатаны к 1 мая 1898 г. 25 января 1900 г. вышел первый номер газеты «Южный рабочий» - орган Екатеринославского комитета РСДРП. Газета распространялась в Екатеринославской, Харьковской, Полтавской, Херсонской губерниях и Области войска Донского. Полиция усиленно искала типографию и тех, кто в ней работал. Дом, где жил Бабушкин был оцеплен, в комнате все перевернуто, но ничего подозрительного не найдено (Ивана Васильевича не было дома). Бабушкин понял, что над ним нависла прямая угроза. 29 января 1900 г. он уехал из Екатеринослава, а на следующий день в его комнате снова был обыск. Типографию перевезли в Кременчуг, где продолжалось печатание газеты. Полиция «выяснила», что Бабушкин находится в Херсоне, но там его не оказалось. В Ташкенте задержали мещанина Бабушкина Ивана Васильевича, но это оказался однофамилец. Настоящий Бабушкин жил на нелегальном положении в Петербурге.

26 февраля 1900 г. в Пскове состоялось совещание социал-демократов под руководством Ленина, на котором было решено создать общерусскую политическую газету «Искра». Печатать ее решили за границей, а в России во всех крупных промышленных центрах стали создавать опорные пункты «Искры». Туда направлялись в качестве агентов лучшие агенты партии. По поручению Ленина Бабушкину предстояло выехать сначала в Смоленск, а затем в иваново-вознесенский и орехово-зуевский текстильные центры, организовать распространение «Искры» в рабочих местах, обеспечить непрерывный приток рабочих корреспонденций в «Искру» и сплотить вокруг все лучшие силы. Первым шагом искровской деятельности Бабушкина должен был стать Смоленск – перекресток железнодорожных  и водных (Днепр) магистралей – для доставки «Искры» в Россию. Первой уехала в Смоленск жена Ивана Васильевича Рыбась Прасковья Никитична. Она сняла квартиру и ждала мужа. Приехав в Смоленск, Бабушкин устроился на работу кладовщиком в инструментальную кладовую, быстро установил связь с революционно настроенными рабочими и через них нашел пути в Смоленский комитет РСДРП. В кладовую постоянно приходили рабочие за инструментом и получали его вместе с листовками и литературой. Полиция Смоленска, имея фотографии Бабушкина, начала активный поиск его. Ей удалось напасть на след человека схожего с изображением на фотографии. К этому времени (август 1900 г.) в Смоленске уже был создан искровский пункт, оборудована типография, накоплена тонкая бумага, подобраны люди, созданы явки. В кладовую заходил и городовой, проверил документы и ушел, ничего не обнаружив. В тот же вечер Бабушкин перебрался в одну из пригородных деревень. Лишь через месяц, 21 сентября, он появился в Смоленске и с женой они уехали в Полоцк, где Иван Васильевич уже обосновался под новой фамилией и устроил на дому столярную мастерскую. Впрочем, он вскоре покинул и Полоцк, убыв в неизвестном направлении. В Смоленске продолжали работать созданные им 8 марксистских кружков. В начале марта 1901 г. Бабушкин поселился в городе Покров Владимирской губернии. Здесь, в уезде, насчитывалось 129 фабричных заведений Во Владимирской губернии к началу XX века насчитывалось почти 155 тыс. текстильщиков – непочатый край дела для революционера. Бабущкин, он же «товарищ Богдан», проживал в городке Покров, отделенном небольшим лесом от Орехово-Зуево. В этом лесу собирались на сходки рабочие, посещавшие кружок. Вскоре был создан Орехово-Богородский районный комитет РСДРП, объединяющий около 100 членов партии.  Центр одобрял деятельность Бабушкина как искровского агента и выплачивал ему 30 рублей ежемесячно. «Искра», брошюры, другая литература успешно распространялись, а в центр шла корреспонденция от рабочих о положении дел. Сам Иван Васильевич написал несколько заметок в «Искру» и статью «В защиту иваново-вознесенских рабочих». Однажды он заметил за собой слежку (слежка велась уже давно) и решил, что нужно менять место жительства. 18 ноября Бабушкин уехал в Москву и стал слесарничать на дому, а в свободное время читать «Капитал» Маркса и «Развитие капитализма в России» Ленина. 23 декабря он повез очередную партию литературы ореховцам. Назад Иван Васильевич не вернулся. Он был арестован. Его – «особо важного государственного преступника» - везли в арестантском вагоне в Екатеринослав. Так начался 1902 год.

Арестовали его 23 декабря 1901 г. в Орезово-Зуево на явочной квартире. При нем было много нелегальной литературы. Как вышли жандармы на его след? Позже удалось выяснить, что было перехвачено письмо супруги Ивана Васильевича к бывшему мужу, в котором она просила о разводе. На конверте был написан подробный обратный адрес: город Покров, Владимирской области, село Костино. Этого для полиции было вполне достаточно. Бабушкина арестовали и поместили в покровскую уездную тюрьму. В эту же ночь было арестовано более 200 рабочих. Его обвиняли как участника революционных кружков и за распространение нелегальных изданий. Здесь он объявил голодовку и 12 января отправлен во Владимирскую тюрьму. Попытка побега не удалась. 23 февраля Бабушкин был отправлен этапом в Екатеринослав и заключен в губернскую тюрьму. Здесь в камере он встретился с Василием Андреевичем Шелгуновым, который рассказал о разногласиях в редакции «Искры». В камеру проникла книга Ленина «Что делать?». Иван Васильевич читал и перечитывал ее несколько раз. Теперь он знал, что делать! 14 июля его перевели из губернской тюрьмы в четвертый полицейский участок. Отсюда он бежал 29 июля 1902 г., подпилив оконную решетку. Поздним августовским вечером загримированный Бабушкин (он же Николай Николаевич) на бричке покинул Екатеринослав и направился по Новомосковскому шоссе в деревню Вольнянка. Далее он ехал с мужиками в Павловск, где сел в поезд до Киева. Конечный пункт был – Штутгарт, к Ленину. Цель – за живой водой! Перед убытием он загримировался, стал «жгучим» брюнетом, приобрел костюм и фуражку студента. Его не узнала бы и родная мать. В конце августа-начале сентября 1902 г., не зная ни одного иностранного языка, фактически без гроша в кармане, Бабушкин пробрался через всю Польшу, Германию (Ленина в Штутгарте не было, он был в Лондоне), Францию и добрался до Лондона. На территории Германии он попал под дождь, его костюм превратился в тряпку, а волосы стали буро-малиновыми. Наконец, разыскав квартиру Владимира Ильича, который в это время был на экскурсии, Иван Васильевич почувствовал, что смертельно устал и сразу же уснул, сидя в Кресле. Проснулся он от громкого смеха. Смеялись Ленин и Крупская от того, что Бабушкин был весь малиновый. После обеда Бабушкин долго рассказывал о положении дел в России, о боевой роли «Искры», о революционных выступлениях рабочих. Ленин внимательно слушал и записывал в тетрадь. Владимир Ильич и Надежда Константиновна наблюдали за спящим Бабушкиным. Ленин сказал: «Это, Надюша, новый человек новой России! Это и есть подлинный герой нашего времени!»

В эту маленькую ленинскую квартиру стекались со всей России письма, сюда приезжали бежавшие из тюрем искровцы, здесь оформлялись паспорта и др. документы, составлялись шифры, обеспечивались явки, решались финансовые вопросы. Заграничный тираж «Искры» составлял уже около 8000 экземпляров, кроме того, газета печаталась и в России – в Бакинской, Кишиневской и других подпольных типографиях. Матрицы пересылались в Россию в чемоданах с двойным дном. Иван Васильевич поместился в гостинице для эмигрантов. Сюда из Женевы приезжал Г.В. Плеханов, который остался доволен рассказом Бабушкина о событиях в России, куда заторопился Иван Васильевич. По настоянию Ленина он пишет свою автобиографию. Посетив могилу Маркса на Хайгетском кладбище, Бабушкин в октябре 1902 г. уезжал в Петербург. Ему предстояло готовить II съезд РСДРП. У него был паспорт на имя крестьянина Полтавской губернии Григория Шубенко, работающего агентом страхового общества «Россия». С октября 1902 г. по 6 января 1903 г. нелегально проживая в Петербурге, ведет активную борьбу с «экономистами» и зубатовцами, отстаивая позиции ленинской «Искры» (партийные клички «Богдан», «Новицкая»). Поселившись на Охте, Иван Васильевич съездил в Тверь, где проживала его супруга. Здесь он впервые увидел свою четырехлетнюю голубоглазую дочь Лидию. В Петербург возвращались вместе. Ему было 29 лет и его сильно мучили головные боли. Уже с первых дней пребывания в Петербурге Бабушкин столкнулся с раскольнической деятельностью «экономистов». Он энергично взялся за дело борьбы с «экономистами»: подобрал на заводах надежных людей, которые быстро распространяли «Искру», брошюры и др. литературу. Вел также борьбу с зубатовцами. Жандармский полковник Зубатов учредил полицейский «Рабочий союз» для того, чтобы задушить стачки, забастовки, погасить политическую борьбу, а главное – выловить всех активных искровцев, обезглавить партию. По приказанию Зубатова в столице были созданы «кружки» из дворников, городовых, деклассированных и разложившихся элементов. Пропагандистами в этих «кружках» были переодетые приставы, околоточные, мастера, попы. Главной ареной деятельности зубатовских агентов и «пропагандистов» были трактиры, рынки, ночлежки и даже бани. В такие места часто заходил Бабушкин, аккуратно вступал в беседу и постепенно завладевал аудиторией. Как правило он выходил победителем в споре. 7 января 1903 г. семья Бабушкиных готовилась отметить 30 лет Ивану Васильевичу. К нему приехал из Баку В.А. Шелгунов. Однако семейное торжество не состоялось. Полиция давно следила за Бабушкиным и в этот день провела «операцию» по задержанию агента «Искры». В 9.30 7 января жандармы ворвались в квартиру и начали обыск. Были обнаружены листовки, запрещенная литература, типографская краска и другие принадлежности для печатания листовок. Были задержаны все: Иван Васильевич, Шелгунов, Прасковья Никитична и дочь Лида. Бабушкин был помещен в камеру Петербургского дома предварительного заключения, где и пробыл до 22 августа 1903 г. Ему запрещали всякие прогулки, чтобы он не установил ни с кем связей. Иван Васильевич всего два месяца пробыл на воле, но успел сделать очень многое: закреплены позиции «Искры» в Петербургском комитете РСДРП, создан Оргкомитет второго съезда партии по Петербургу, подрезано влияние «экономистов» на многих заводах, сотни рабочих вырваны из-под тлетворного влияния зубатовщины. Прасковья Никитична с дочерью также были заключены в камеру. Дочь в июне умерла в больнице, а жена выслана в Полтаву под надзор полиции. Бабушкин этого не знал. 27 августа 1903 г. этапом через Москву он выслан в Восточную Сибирь под гласный надзор полиции сроком на 5 лет. Его изобличали в принадлежности к тайному кружку, имевшему цель распространение социально-демократических идей среди фабричных рабочих.  23 декабря он прибыл в Якутск. Из Якутска как «государственного преступника» Бабушкина отправили в Верхоянск. Суровая природа заменяла здесь тюремные решетки. Своеобразными надсмотрщиками были бескрайняя тайга, тундра, горы, болота, лютый мороз, сжигающий легкие. Это был «полюс холода». Месяц пути от Якутска до Верхоянска был для многих ссыльных путем в могилу. 13 февраля 1904 г. Бабушкин прибыл в Верхоянск, где было до 20 человек ссыльных. В день приезда мороз был 500. Морозы в 600здесь тоже не редкость. В ссылке Бабушкин много читал, обучал русскому языку местных жителей – якутов, пробовал заняться слесарным делом.  Он написал протест якутскому прокурору за подписью 20 ссыльных по поводу насилия над заключенными и ссыльными. В это время царское правительство развязало войну с Японией и терпело поражение. Рабочие и крестьяне выступали против войны. 9 января 1905 г. в Петербурге была расстреляна мирная демонстрация рабочих. Пролетариат Петербурга провозгласил лозунг: «Смерть или свобода!». По всей стране в январе-марте 1905 г. бастовало 810 тыс. фабрично-заводских рабочих, поднималось и крестьянство. Царское правительство весной 1905 г. разрешило политическим ссыльным отбыть оставшийся им срок по своему выбору в пределах Якутского, Олекминского или Вилюйского округов. Бабушкин выбрал Олекминский округ и 8 октября покинул Верхоянск. Напуганное революционными выступлениями царское правительство издало указ об амнистии политических «преступников». В начале ноября 1905 г. Бабушкин приезжает в Иркутск, где становится одним из руководителей большевистской части Иркутского комитета РСДРП. В комитете ему поручили организацию вооруженных рабочих отрядов, агитацию среди войск, распространение революционной литературы. Его часто можно было видеть на путях иркутского железнодорожного узла. Больше года на Дальний Восток шли эшелоны за эшелонами. 760 тыс. солдат, 150 тыс. лошадей, 20 млн. пудов всяческих грузов было доставлено из России. Теперь массы людей, лошади, пушки, раненые потоком хлынули назад. Часто происходили крушения поездов. На подходе к Иркутску потерпел крушение санитарный поезд. Бабушкин с рабочими поехал для оказания помощи. В санитарных вагонах не было ни одного раненого, ни одной сестры милосердия. Все вагоны были загружены вином, коньяком, фарфором, а радом крутились денщики генералов и офицеров. Он арестовал грабителей и переправил их в тюрьму. А сам собирал оружие, создавал рабочие дружины, вел агитацию в войсках и эшелонах. Жандармы видели и знали это, но не могли арестовать Бабушкина, теперь он действовал открыто и у него были дружины и оружие, была сила! Но оружия не хватало, чтобы вооружить рабочих. Зато в Чите оружия было много и в начале декабря большевистская часть Иркутского комитета решила направить Ивана Васильевича в Читу за оружием. Перед отъездом он написал жене подробное письмо. Последнее.

31 декабря 1905 г. из Москвы отправлялся поезд, в котором было 200 солдат Семеновского гвардейского полка. Их возглавлял генерал-лейтенант барон Меллер-Закомельский. С ним следовали подполковник Заботкин, ротмистр князь Гагарин, барон Скалон и поручик Евецкий. Это была карательная экспедиция, которую царское правительство спешно снарядило для «замирения Сибири». Все офицеры во главе с генералом уже зарекомендовали себя как опытные каратели. Несколько позже (9 января 1906 г.) царь отправил в Сибирь из Харбина карательную экспедицию во главе с генерал-лейтенантом Ренненкампфом. Каратели следовали в двух эшелонах и включали пехоту, два горных орудия, четыре пулемета. Местом встречи обоих карателей был назначен центр революционной Сибири – Чита. Они имели задачу взять ее штурмом и подавить восстание. Но уже в пути на любой остановке каратели пороли, избивали, расстреливали железнодорожников, рабочих, восставших солдат, телеграфистов. В ответ рабочие и солдаты стреляли по окнам вагонов, бросали камни и другие предметы. Чита была подлинным бастионом революции в Сибири. К середине января 1906 г. у восставших рабочих и солдат имелось свыше 36 тыс. винтовок, около 3,5 млн. патронов, почти 300 пудов пороха и пироксилина, много револьверов и бомб. Весь читинский гарнизон (2-й читинский резервный батальон, 6-й восточносибирский запасной батальон, сотня забайкальских казаков и другие части) – численностью до 5000 солдат полностью перешли на сторону рабочих. В Ноябре 1905 г. в Чите был создан Совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов, душою которого были большевики. Читинским комитетом была выпушена листовка: «Слушай царь-кабатчик, царь-клятвопреступник, царь-убийца, царь-черносотенник: мы вырвали из твоих грязных лап, обагренных нашей кровью, 8-часовой рабочий день. Мы камня на камне не оставим от твоего трона. Мы будем твоими могильщиками! Слушайте и вы, капиталисты: когда мы уничтожим царское правительство, мы все силы, все средства, все знания употребим на борьбу с вами за светлое будущее – социализм. Мы, рабочие, и все те, кто пойдут под знаменем социал-демократии, уничтожим все виды гнета и завоюем счастье всего народа, всего человечества!» Можно предположить, что текст листовки писал И.В. Бабушкин. 7 декабря 1905 г. в Чите вышел тиражом 10000 первый номер большевистской газеты «Забайкальский рабочий». Бабушкин во главе небольшого отряда рабочих ночью напал на казарму железнодорожного батальона и захватил 800 винтовок. Командиру батальона полковнику Дориану он оставил расписку: «Оружие взято для революции. Бабушкин. Верну по миновании надобности». В начале января на станции Чита Бабушкин с вооруженным отрядом захватил 13 вагонов с винтовками, 5 вагонов с патронами и снарядами, 1 вагон с пироксилиновыми шашками. Все это было разгружено и спрятано в надежном месте. Бабушкин вел активную пропагандистскую работу в железнодорожном депо, в солдатских эшелонах, в бурятских аймаках под Читой. 3 января 1906 г он провел съезд профсоюзов в Чите.

Ренненкампф и Меллер-Закомельский были уже недалеко от Читы. Было принято решение дать им бой на дальних подступах к Чите. С этой целью навстречу карателям были высланы два боевых отряда: на станцию Яблоновка против Меллера-Закомельского (И. Зозуля, В. Гайдуков, В. Чаплинский, и др. рабочие); на станцию Кручина – против Ренненкампфа (А. Парамонов, А. Тюнис, в. Бархатов и матросы, освобожденные с каторжной тюрьмы). Оба отряда пытались минировать и подорвать пути, но безуспешно. Чтобы не допустить Меллера-Закомельского в Иркутск, комитет решил послать туда Бабушкина с двумя вагонами оружия. Но каратели уже приближались к Чите. Вместе с Бабушкиным отправились Болеслав Бялых, Т Ермолаев, Клюшников и Савин. После к ним присоединился Войнов (по другим данным Токарев). 18 января состав остановился на какой-то станции. Позже оказалось, что это станция Выдрино. Бабушкин вышел из вагона и пошел к паровозу, но тот ушел на дозаправку. Бабушкин возвратился. Стали ждать паровоза. Примерно с полчаса в вагон ворвались солдаты с ротмистром Гагариным. Стрелять было нельзя, чтобы не поразить своих, а кроме того – в вагоне пироксилиновые шашки. Всем шестерым быстро скрутили руки сыромятными ремнями. Было захвачено 40 ящиков с винтовками (1000 винтовок) и 50 ящиков с патронами (60000 патронов). Шестерых арестованных большевиков поместили в арестантский вагон и двинулись к станции Мысовая. Здесь большевиков высадили из вагона и повели на расстрел. Никто из шести человек не назвал свою фамилию. На глухой станции Мысовая Кругобайкальской железной дороги 18 января 1906 года палачи отняли у народа, у рабочего класса, у партии коммунистов шестерых верных борцов. Среди расстрелянных был простой русский слесарь, большевик, профессиональный революционер, прекрасной души человек – Иван Васильевич Бабушкин, тридцати трех лет от роду Каратели выполнили приказ: выпустить по каждому не более трех пуль…

В канун пятой годовщины со дня гибели Ивана Васильевича Владимир Ильич, Ленин, живший в Париже, узнал от рабочих железнодорожников о расправе царских карателей над любимым учеником и другом. Могила народного героя и его друзей была найдена на берегу Байкала. Летом 1906 г. у этой могилы был поставлен столб, возле которого собирались на тайные сходки рабочие. Теперь там возвышается памятник (если его еще не снесли лже-демократы) народному герою. Село Леденгское и горд Мысовск носят имя Бабушкина. Его имя носят улицы, парки, дома культуры и клубы, колхозы и заводы во многих городах и областях. Есть теплоход «Иван Бабушкин». Жена героя Прасковья Никитична Бабушкина 1871 г. рождения жила в Харькове и скончалась в 1953 г. Племянник Ивана Васильевича капитан Иван Юнин, командуя стрелковым батальоном в октябре 1943 г., форсировал Днепр и первым ворвался в Днепропетровск – бывший Екатеринослав, за что был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Нет, забыл и никогда не забудет наш народ своего сына-героя Ивана Васильевича Бабушкина, его героических современников и потомков!

                                                                                                      Бережной А.А.

мы в социальных сетях