Подождите
идет загрузка
Вступить в партию
КАНДИДАТЫ КОМПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ В РЕГИОНАХ ЗАВЕРШАЮТ СБОР ПОДПИСЕЙ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

Белый и красный террор и терроризм в Советской России в годы революции и Гражданской войны. Часть II

29 июня 2017 08:33:17

Представители противоборствующей стороны (белые) о терроре

- Меньшевик Суханов Н.Н. – свидетель тех событий -  говорит о меньшевиках и эсерах, которые с угрозами и бранью покинули заседание II Всероссийского съезда Советов 7 ноября 1917 г. и ушли в городскую думу формировать "Комитет спасения родины и революции", чтобы начать ту самую гражданскую войну, в которой они обвиняли большевиков: "Это был заговор, устроенный кучкой обанкротившихся политиканов, против Петербургского Совета, против законного Всероссийского съезда Советов, против подавляющего большинства народных масс, в котором они сами были так же неприметны, как в океане щепки и обломки разбитого бурей корабля" (Записки о революции. Берлин, 1923, кн. 7, с. 287-288).

- Д. Далин – член ЦК меньшевистской партии: "И отнюдь не сразу они (большевики) вступили на путь террора. Странно вспоминать, что первые 5-6 месяцев Советской власти продолжала выходить оппозиционная печать, не только социалистическая, но и откровенно буржуазная. Первый случай смертной казни имел место только в мае 1918 г. На собраниях выступали все, кто хотел, почти не рискуя попасть в ЧК. Советский строй существовал, но без террора. Почему произошло усиление репрессивных мер со стороны Советской власти? Потому, что гражданская война действительно дала толчок развития террора" (После войны и революции. Берлин, 1922, с. 24-25). Напомним, что сразу после краха первых антисоветских мятежей Ленин заявил: "Мы не хотим гражданской войны… Мы против гражданской войны" (ПСС, т. 35, с. 53).

- Р. Локкарт – дипломатический представитель Великобритании в РСФСР. Один из организаторов заговора трех послов (Локкарт, Нуланс, Френсис): "Петербургская жизнь носила в те недели довольно своеобразный характер. Той железной дисциплины, с которой правят ныне большевики (30-е годы), не было тогда еще и в помине. Террора еще не существовало, нельзя было даже сказать, что население боялось большевиков. Газеты большевистских противников еще выходили и политика Советов подвергалась в них жесточайшим нападкам. В ту раннюю эпоху большевизма опасность для телесной неприкосновенности и жизни исходила не от правящей партии, а от анархистских банд… Нашей политикой мы содействовали усилению террора и увеличению кровопролития. Алексеев, Корнилов, Деникин, Врангель изо всех сил стремились сбросить большевиков. Но для этой цели они, без поддержки из-за границы, были слишком слабы, потому что в их собственной стране они находили опору только в офицерстве, которое было само по себе уж очень ослаблено" (Буря над Россией. Рига, 1933, с. 227). Локкарт добавляет, что Борцы с большевизмом были единодушны лишь в одном: все они требовали от "союзников" лишь денег и оружия. Поэтому финансирование было возложено на Францию и Англию.

А кадеты, эсеры, меньшевики – носители демократии? Чем занимались они? Они готовили новый этап гражданской войны в России. Они понимали, что при этом придется поплатиться суверенитетом. Вся эта разношерстная публика – от монархистов до анархистов действовала под лозунгом: "Даешь интервенцию!" Очень похоже на политику Ельцина и раннего Путина!

- А. Аргунов – один из главарей "Союза возрождения России", эсеровский лидер: "С самых первых шагов своей деятельности Союз вошел в постоянные сношения с представителями союзных миссий, находившихся в Москве, Петрограде и Вологде, главным образом при посредничестве французского посланника Нуланса. Представители союзников были подробно ознакомлены с составом Союза и его задачами" (Между двумя большевизмами. Париж, 1919, с. 6). В мае 1918 г. поднял мятеж чехословацкий корпус и в короткий срок свергнул советскую власть от Волги до Владивостока.  На всем длинном пути расстрелянные, заточенные в тюрьмы, избитые до полусмерти. Французское правительство от имени всех союзников выражает корпусу благодарность. Западная демократия дала свой первый кровавый урок. А сколько их еще впереди! Организуются антисоветские правительства – самарское, уфимское, уральское, сибирское, вооруженной опорой которых являлись чехословаки. В течение 1918-1920 гг. союзники двинули в Россию армию общей численностью более 850 тыс. человек, в том числе 140 тыс. англичан, 140 тыс. французов, 175 тыс. японцев, 14 тыс. американцев. Если учесть еще 280 тыс. австро-германцев, то общая численность интервентов превысит 1 млн. человек. Что они делали на советской земле под прикрытием "лицемерных заверений о "невмешательстве" в русские дела?

- У. Черчилль – военный министр Великобритании, ярый сторонник открытой интервенции: "Находились ли союзники в войне с Советской Россией? Разумеется, нет. Но советских людей они убивали, как только те попадались им на глаза; на русской земле они оставались в качестве завоевателей; они снабжали оружием врагов Советского правительства, они блокировали его порты, они топили его военные суда. Они горячо стремились к падению Советского правительства и строили планы его падения. Но объявить ему войну – это стыд! Интервенция – позор! Они продолжали повторять, что для них совершенно безразлично, как русские завершат свои внутренние дела. Они желали оставаться беспристрастными и наносили удар за ударом" (Мировой кризис, 1932, с. 157). После этих признаний всякий честный человек согласится с Лениным, который говорил, что мировой империализм "вызвал у нас, в сущности говоря, гражданскую войну и виновен в ее затягивании" (т.39, с.343). Советская власть делала все возможное, чтобы погасить огонь войны. С первого своего дня и до конца 1919 г. она 10 раз обращалась к правительствам стран Антанты и США – главным виновникам кровавой трагедии в России – с призывом остановить кровопролитие. Чем же ей ответили? Черчилль со злорадством вспоминал: "большевики напрасно бороздили эфир своими радиостанциями – ответом им было молчание". Советское правительство до конца гражданской войны сделало еще около 50 мирных предложений. Ответа не последовало. Поэтому большевики не сложили оружие и не сдали завоевания Октября, заплатив за это жизнью 200 тысяч своих воинов. А что делали в советском тылу "социалисты" - эсеры, меньшевики и другие. Они готовили и осуществляли белый террор: аресты   и содержание в переполненных тюрьмах и лагерях смерти, расстрелы и убийства, "баржи смерти" подготовленные для затопления, замораживание людей на морозе, повсеместная порка населения, сжигание отдельных зданий с людьми, целых  деревень.

Террор коллективный (заговоры, мятежи) дополнялся террором индивидуальным. Убит В. Володарский, за ним М.С Урицкий, покушения на В.И. Ленина, Л. Троцкого. В разгул белого террора Советская власть не могла оставаться в бездействии.

- Д.Ф. Раков – член ЦК партии правых эсеров: "Омск просто замер от ужаса. В то время, когда жены убитых товарищей день и ночь разыскивали в сибирских снегах их трупы, я продолжал мученическое сидение на гауптвахте, не ведая, какой ужас творится за ее стенами. Убитых было бесконечное множество, во всяком случае не менее 2500 человек. Целые возы трупов провозили по городу, как возят зимой бараньи и свиные туши. Пострадали главным образом солдаты местного гарнизона и рабочие. Само убийство представляет картину настолько дикую и страшную, что трудно о ней говорить. Несчастных раздели, оставили лишь в одном белье. Били всеми родами оружия, за исключением артиллерии: били прикладами, кололи штыками, рубили шашками, стреляли в них из винтовок и револьверов. Некоторым, еще живым, пытались отрубить руки, но шашки, по-видимому были тупые и получались глубокие раны на плечах и под мышками. При казни присутствовали не только исполнители, но и зрители. Мне трудно, тяжело теперь описывать, как мучили, издевались, пытали наших товарищей. Тюрьма рассчитана на 250 человек, но в ней сидело более 1000. Главное население тюрьмы – большевистские комиссары всех родов и видов, красногвардейцы, солдаты, офицеры, все ждущие смертных приговоров. Очень удручающее впечатление производили солдаты, арестованные за участие в большевистском восстании 22 декабря. Все это молодые сибирские крестьянские парни, никакого отношения ни к большевикам, ни к большевизму не имеющие. Вся эта масса все-таки ждет спасения от новых большевистских восстаний".

- Б. Павлу и В. Гирса - политические руководители чехословацкого корпуса в официальном меморандуме   союзникам в ноябре 1919 г. заявили: "Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление, и ответственность за все перед судом народов всего мира ложится на нас: почему мы, имея военную силу, не воспротивились этому беззаконию". Вся Сибирь, а не только отдельные тюрьмы, полнилась ужасами расправ. Против партизан Енисейской губернии Колчак направил карателя генерала Розанова. "Началось нечто неописуемое, - продолжает Раков. – Рязанов объявил, что за каждого убитого солдата его отряда будут расстреливаться 10 человек из сидевших в тюрьме большевиков, которые все были объявлены заложниками. Несмотря на протесты союзников, было расстреляно 49 заложников в одной только Красноярской тюрьме. Наряду с большевиками расстреливались и эсеры. Усмирение Рязанов повел "японским" способом. Захваченное у большевиков селение подвергалось грабежу, население или выпарывалось поголовно, или расстреливалось; не щадили ни стариков, ни женщин. Наиболее подозрительные по большевизму селения просто сжигались. Естественно, что при приближении розановских отрядов, по крайней мере, мужское население разбегалось по тайге, невольно пополняя собой отряды повстанцев" (В застенках Колчака. Голос из Сибири, Париж, 1920, с. 16-41). Такие же сцены ада происходили по всей Сибири и Дальнему Востоку, где полыхал огонь партизанской войны в ответ на террор колчаковцев.

- А. Будберг – военный министр Колчака, барон, в своих дневниках писал: "Тут вместо искренней идеи порядка и закона поднимаются чудовищно разрастающиеся подлость, трусость, честолюбие, корыстолюбие и прочие прелести. Старый режим распускается самым махровым цветом в самых гнусных своих проявлениях" (Архив русской революции. Берлин, т. XIII, с. 221, 301). Прав был Ленин, когда писал, что Колчаки и Деникины несут на своих штыках власть, которая "хуже царской". Колчаковскими властями в одной только Екатеринбургской губернии по официальным данным расстреляно минимум 25 000 человек. Если учесть, что в "Колчакию" входило еще 11 губерний и областей, то трудно даже представить масштабы кровавой оргии, разыгравшейся на востоке страны. (Колчаковщина. Из белых мемуаров, Л., 1930, с. 134). Напомним, что "колчаковщина" как белогвардейский режим, как военная буржуазно-помещичья контрреволюционная диктатура в Сибири, на Урале, на Дальнем Востоке исторически существовала с 18 ноября 1918 г. по 21 января 1920 года (14 месяцев). За это время число арестованных достигло 75 тыс. человек.

- Американский генерал Гревс, очевидец тех событий: "Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элементами".

Красный и белый террор и терроризм на территории Советской Республики

Известно, что политика красного террора официально стала проводиться после Постановления СНК (Совета народных комиссаров) о красном терроре от 5 сентября 1918 г. на территориях, контролируемых советской властью. А что же было до 5 сентября? Было то же самое; проводился тот же самый террор, но "неофициально". Например, в Петрограде в 1917-сентябрь 1918 г. было расстреляно 512 контрреволюционеров, в 1918 г. – 800, а общее количество арестованных за этот период – 6229 человек. Для них было безразлично, расстреляют их "официально" или не "официально". Но ведь террор имел место не только в Петрограде. Противоборствующая сторона отвечала тем же. Однако, несмотря на многочисленные антибольшевистские заговоры, и выступления к их участникам применялись довольно гуманные меры пресечения. Защитную функцию Советской власти выполняла ВЧК при СНК, созданная 7 декабря 1917 г. во главе с Ф.Э. Дзержинским. В состав комиссии первоначально входили Я.Х. Петерс, И.К. Ксенофонтов, Д.Г. Евсеев, В.А. Трифонов, В.В. Фомин, С.Е. Щукин и др. (наряду с большевиками в комиссии были также левые эсеры и анархисты). Подчеркнем, что, несмотря на переезд Советского правительства (и ВЧК) 11-13 марта 1918 г. в Москву, Комиссия действовала в основном в пределах Петрограда и Петроградской губернии, хотя статус у нее был "Всероссийская". Комиссия решала следующие задачи: пресечение и ликвидация всех контрреволюционных и саботажных попыток и действий по всей России; предание суду ревтрибунала всех саботажников и контрреволюционеров; ведение только предварительного расследования. Так что "страшилкой", как ее пытаются представить, ВЧК не была. Одним из первых поручений Совнаркома для ВЧК было: провести превентивные (упреждающие) мероприятия накануне открытия Учредительного собрания. Такие мероприятия были проведены: 18 декабря были арестованы 12 членов "Союза защиты Учредительного собрания", среди которых были эсеры, меньшевики и трудовики (В. Чернов, А. Гоц, И. Церетели, Ф. Дан, Л. Брамсон и др.).  Готовившийся антисоветский митинг был сорван. В связи с этим усиливается индивидуальный белый террор. После покушения на В.И. Ленина 1 января 1918 г. последовала немедленная ответная реакция. Большевики стали говорить о возможности введения красного террора, стократно карающего буржуазию, в случае повторения терактов. Пролетариат не любит подставлять другую щеку и прощать врагам. Покушение на Ленина было лишь поводом, а причиной – активная деятельность антисоветчиков, которых вскоре выпустили. 10 -11 января в Петрограде совершено 93 происшествия с 5 трупами.

В феврале 1918 г. принят Декрет "Социалистическое Отечество в опасности". Советская власть вынуждена была вводить смертную казнь против всех вражеских агентов и шпионов, контрреволюционных агитаторов, заговорщиков, организаторов восстаний. Они расстреливались на месте членами ЧК. За февраль и первую неделю марта в Петрограде было расстреляно 16 человек. Расстрелы вели не только органы ЧК, но и другие органы Советской власти. Но продолжались и самосуды. Всего в марте было самосудных расстрелов около 100 (из них больше всего в Москве).  В Петрограде смертная казнь официально не проводилась до второй половины августа, в том числе и к политическим противникам. Главная борьба шла со спекуляцией и бандитизмом, которые проходили повсеместно. В ответ применялся самосуд. На Кубани в начале января народ совершил самосуд над 40 человеками. Одних четвертовали, другим рубили головы, третьих сжигали на кострах. Дело разговорами не закончилось.  2 января в Петрограде ВЧК арестовала и отправила в Петропавловскую крепость весь состав редакции газеты "Воля народов" (редактор А. Аргунов) за организацию боевых дружин, хранение оружия и взрывчатки.

 На оккупированном англичанами европейском Севере, где хозяйничали мелкобуржуазные партии и генерал Е.К. Миллер (похищенный советской разведкой в Париже в сентябре 1937 г.), только за 1 год через Архангельскую губернскую тюрьму прошло около 10% жителей.  После занятия белыми Выборга было расстреляно 600 человек, в г. Котки – 500, в Гельсингфорсе – 270, Рауме – 500 и т.д. Перед казнью совершались страшные пытки.  Почти четвертая часть арестованных была расстреляна или умерла от побоев и болезней в "лагерях смерти" на островах Мудьюг и Иоканьга. Здесь за последние месяцы 1918 г. белогвардейцы расстреляли 22 780 человек. В апреле-июне 1918 г. шло кровавое подавление коммунистической революции в Финляндии. За это время было расстреляно 8000 и помещено в тюрьмы до 90 тыс. человек (в Финляндии тогда проживало 3 млн. человек). Обстановка жестокого "белого" террора и насилия сложилась также летом 1918 г.  в Сибири  и на Дальнем Востоке. После занятия чехами Самары было расстреляно до 300 человек и арестовано 2000. Арестовано в Бузулуке свыше 500, Хвалынске – 700, Сызрани – 600, в Кургане – 500 человек. В Симбирске в июне 1918 г. расстреляно около 400 человек, в Казани в августе – не менее 300, в сентябре – 600 красноармейцев, рабочих и сочувствующих. Террором увлекались и казаки атамана Дутова. В тюрьмах Оренбурга в августе они держали 6000 человек, из которых замучили при допросах 500. В Челябинске расстреляно и отправлено в тюрьмы 9000 человек, в Троицке расстреляно 700. В поселке Сахарное в 1919 г. дутовцы сожгли больницу с 700 больными тифом красноармейцами. Трупы спрятали в навозных кучах. В январе 1919 г. в Уральской области дутовцы убили 1050 человек. В населенном пункте Александров Гай в мае 1919 г. раненых пленных красноармейцев живыми закопали в землю. У них были отрезаны носы, уши, губы, пальцы; На спинах вырезаны куски мяса; сняты скальпы. Такое творилось повсюду, где была власть белогвардейцев и чехословаков.

Аналогичная ситуация наблюдалась на Юге России и в Крыму. Там находились немецкие, австрийские и румынские войска. В августе 1918 г. в Мариуполе было расстреляно белогвардейцами (при нейтралитете иностранных войск) 200 восставших рабочих, а на город наложена контрибуция 607 543 рублей. Больше других зверствовали немцы; они расстреляли в Рыльске 60 советских деятелей, в Обояне   и Путивле – 130 человек, в Николаеве за 3 дня – более 5000, в Севастополе – 530 матросов и солдат. В Полтавской губернии гайдамаки расстреляли до 8 тыс. военнопленных интернационалистов. Общее число жертв на территории, контролируемой генералом П. Красновым в 1918 г., достигло более 30 тыс. человек.  Белый и красный террор расширялся. Активизировалось эсеровское подполье. Созданная Б. Савинковым организация "Союз защиты родины и свободы", весной 1918 г. насчитывала 5500 членов. У нее имелись отделения в Казани, Москве, Муроме, Рыбинске, Рязани, Челябинске, Ярославле и др. городах. Их финансировали французы, англичане, американцы и частично своя буржуазия.      Генерал А.И. Деникин - главнокомандующий вооруженными силами Юга России пишет: "Каждый день картина хищений, грабежей, насилия по всей территории вооруженных сил. Русский народ с низу доверху пал так низко, что не знаю, когда ему удастся подняться из грязи. Особенно прославились в этом отношении контрразведки Киева, Харькова, Одессы, Ростова (донская). Но ведь мы, белые, вступали на борьбу именно против насилия и насильников" (Очерки русской смуты. Париж, 1921).

Террор начинался снизу: решением сходок, деревень, поселений. Он вырастал из крестьянской среды из самосудов от бессилия властей. Больше всего самосудов проходило в Воронежской, Рязанской, Петроградской, Томской губерниях. Зачастую самосуды осуществлялись против комбедов. За 8 месяцев 1918 г. в селах было убито 7309 членов продотрядов. До конца июня 1918 г. в 22 губерниях Центральной России было убито контрреволюционерами 4141 советских работников; в августе от рук террористов погибло 339 человек. В Воронеже на Курском вокзале при взрыве от рук террористов погибло до 200 человек Жертвами кулацких восстаний за это время стали 15 тыс. человек. 1 сентября анархисты устроили крушение поезда около Елани. Ранены члены Военной комиссии. Н.И. Подвойский получил контузию и перелом ноги. Таким образом, конец августа 1918 г. характерен новым всплеском индивидуального террора, направленного против большевиков. Это вело к усилению ответных мер, к разрыву с эсерами и анархистами и к введению массового красного террора. Развернувшемуся осенью 1918 г. массовому красному террору предшествовал период, который характеризовался принципиальным изменением внутренней политики советского государства. В условиях гражданской войны переход   к политике военного коммунизма, многочисленных мятежей и восстаний все большее внимание приобретают радикальные настроения, связанные с попыткой решить все задачи одним ударом в кратчайшие сроки. ЧК стала применять массовые показательные расстрелы мятежников, затем – зачистку местности, где произошел мятеж с выявлением виновных и их пособников. Так произошло при подавлении Тамбовского и Ярославского мятежей. После взятия большевиками Ярославля 21 июня 1918 г. было расстреляно 57, затем еще 350 человек. В 1919 г. по ярославскому делу расстреляно 10 человек, а 55 помещено в концлагеря; расстрелы продолжались и в 1920 г. После постановления "О красном терроре" 5 сентября 1918 г. террор вводился по всей стране (до этого он применялся при чрезвычайном и осадном положениях в отдельных городах и губерниях).

Точное число жертв белого террора не установлено, однако политика белого террора вызвала такое недовольство у населения, что послужила одной из причин поражения белого движения в гражданской войне. По некоторым данным от белого террора погибло около 300 тыс. человек. В это число входят жертвы собственно белых войск и правительств (около 111 тыс.), а также жертвы иностранных оккупантов и интервентов в апреле-июне 1918 г. Общее число жертв красного террора в 1918 г. указывается самое разное ориентировочно составляет от 50 тыс. до 6,3 тыс. человек. За что арестовывали и расстреливали прежде всего и больше всего?: 1) за контрреволюционные действия; 2) по  социальному происхождение (заложники из буржуазии); 3) за бандитизм; 4) за дезертирство (в Рязанской губернии задержано и арестовано 54 697, в Новгородской – 11 150 человек. Как правило задержанных отправляли на фронт.); 5) за шпионаж (расстреляно в 1918-1919гг. 102 человека); 6) за преступления по должности (в т. ч. и в собственных рядах, в 1918 г. арестовано 3871 человек). Важно, что к годовщине Советской власти, т.е. к 6 ноября 1918 г. VI Всероссийским чрезвычайным съездом Советов в стране была объявлена амнистия. Амнистия положила конец красному террору. Самарская газета "Приволжская правда" за 11 октября 1918 г. писала: "Красный террор - не акт мести, а средство борьбы. Расстрелы и уничтожение буржуазии не являются главным средством борьбы, это лишь отдельные эпизоды. Мы должны действовать не столько расстрелом, а бить по самому больному месту – по карману".

Красный террор –это комплекс карательных мер, проводившихся большевиками в ходе Гражданской войны на территории России в период с 1917 по 1922 гг., против социальных групп, провозглашенных классовыми врагами, а также против лиц, обвинявшихся в контрреволюционной деятельности. Точнее красный террор - это крайняя и вынужденная мера, защитная и ответная, реакция против белого террора.  Л. Троцкий термин "красный" террор сформулировал как "орудие, применяемое против обреченного на гибель класса, который не хочет погибать". Официально политика красного террора провозглашена декретом ВЦИК "О красном терроре" 5 сентября 1918 г. и прекращена 6 ноября 1918 г. Она проводилась на территориях, контролируемых советской властью: Центральная и Северо-Западная Россия, Поволжье и Западные области (с центром в Смоленске). Самостоятельное значение получил индивидуальный террор. Напомним, что первым актом белого террора считают 28 октября 1917 года, когда в Московском Кремле юнкера расстреляли безоружных солдат 56- го запасного полка. Число жертв называется разное  -  от 250 до 500 человек, а первым актом красного террора - убийство руководителей партии кадетов, депутатов Учредительного собрания, юриста Ф. Кокошкина и врача А. Шингарева в ночь с 6 на 7 января 1918 г. В Киеве 26 декабря 1917 г. был арестован и увезен неизвестными в неизвестном направлении председатель Киевского совета Л.Л. Пятаков. В январе 1918 г. тело его со следами пыток было найдено под Киевом. На месте сердца была глубокая воронка. Ему живому высверлили шашкой сердце. Это была первая жертва белого террора, совершенная Украинской Центральной Радой.  В свое время К. Маркс писал, что существует лишь одно средство сократить "кровавые   муки родов нового общества, только одно средство – революционный терроризм".

Боевые эсеровские группы не ограничивались агитацией и пропагандой. Они вели подготовку покушения на лидеров большевиков: В.И. Ленина, Л. Троцкого, В.Д. Бонч-Бруевича и др. Одному из боевиков-эсеров удалось устроиться дворником в дом, где жила сестра Ленина М.И. Ульянова, а затем он стал шофером ленинского автомобиля. 1 января 1918 г. было совершено покушение на В.И. Ленина, когда его автомобиль ехал из Михайловского манежа в Смольный. Это вызвало немедленную ответную реакцию советской власти. В январе были и еще попытки убийства (захвата) Ленина членами "Петербургского союза георгиевских кавалеров": Осьминским, Унаковым, Зинкевичем, Некрасовым. Ленин неоднократно указывал на мягкотелость в ответах на действия контрреволюционеров. В начале 1918 г. он говорит о необходимости применения суровых мер по отношению классово чуждым пролетариату элементам, которые, по мнению Ленина, нуждались в разных формах перевоспитания: "В одном месте посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдюжины рабочих, отлынивающих от работы… В другом - поставят их чистить сортиры. В третьем – снабдят их по отбытии карцера, желтыми билетами, чтобы весь народ до их исправления надзирал за ними, как за вредными людьми. В четвертом – расстреляют на месте, одного из десяти, виновных в тунеядстве" (т.35, с.204). По этому поводу издаются ряд декретов Советской власти: 21 февраля 1918 г. СНК издает декрет "Социалистическое Отечество в опасности!", который постановил, что "неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления"; 13 июня 1918 г. был принят декрет о восстановлении смертной казни. С этого момента расстрел мог применяться по приговорам революционных трибуналов. 21 июня 1918 г. первым приговоренным революционным трибуналом к расстрелу стал контр-адмирал Щастный (начальник морских сил Балтики). Но контрреволюция действовала. За май-июнь 1918 г. Петроградская ЧК зарегистрировала 70 инцидентов: забастовок, митингов, антибольшевистских манифестаций. Участвовали в этих инцидентах преимущественно рабочие, руководимые меньшевиками. "Меньшевистское собрание рабочих уполномоченных" - организация, координирующая оппозиционную деятельность среди рабочих, было распущено. За два дня было арестовано более 800 "зачинщиков". Требовались срочные меры по наведению революционного порядка.

Среди мер по наведению порядка и предупреждению сопротивления, саботирования и контрреволюции предлагались также операции по взятию заложников в основном из числа буржуазии, аресте их и заключению в концентрационных лагерях. Ленин по этому вопросу говорил: "Я рассуждаю трезво и категорически: что лучше – посадить в тюрьму несколько десятков или сотен подстрекателей, виновных или невиновных, сознательных или несознательных, или потерять тысячи красноармейцев и рабочих? - Первое лучше. И пусть меня обвинят в каких угодно смертных грехах и нарушениях свободы – я признаю себя виновным, а интересы рабочих выиграют" (А. Велидов. Красная книга ВЧК).

Красный террор был объявлен 2 сентября 1918 г. Я. Свердловым в обращении ВЦИК и подтвержден постановлением Совнаркома (СНК) от 5 сентября 1918 г. как ответ на покушение на В.И. Ленина 30 августа, а также на убийство в тот же день правым эссером Л. Каннегисером председателя Петроградской ЧК Моисея Соломоновича Урицкого. В Постановлении отмечается, что "обеспечение тыла путем  террора  является  прямой  необходимостью", республика освобождается от "классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях", "подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам". 3 сентября 1918 г. Народный комиссар внутренних дел Г.И. Петровский в своем распоряжении заявляет о несоответствующем выполнении указаний революционной власти, поскольку расстрелы происходят недостаточно массово и несмотря на "массовые расстрелы десятками тысяч наших товарищей", все еще не ведется массовый террор против "эсеров, белогвардейцев и буржуазии". Издается и публикуется в  еженедельнике ВЧК указание: "Все известные правые эсеры должны быть немедленно арестованы. Из буржуазии и офицерства должно быть взято значительное количество заложников. При малейших попытках сопротивления должен применяться массовый расстрел. Тыл наших армий должен быть, наконец, окончательно очищен от всякой белогвардейщины и всех подлых заговорщиков против   власти рабочего класса и беднейшего крестьянства. Должны быть произведены массовые обыски и аресты среди буржуазии, арестованные должны быть объявлены заложниками и заключены в концлагерь, где для них должны быть организованы принудительные работы. Следует также применять выселение буржуазии в короткий срок (24-36 часов)". Правды ради следует отметить, что все это было во многом только на словах. Концлагерей в 1918 г. еще не было. Они появились только в 1919 г. Заложники же содержались в тюрьмах. 7(20) декабря 1918 г. (на 44 день после победы Октября) была создана Всероссийская Чрезвычайная Комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совнаркоме во главе с Ф.Э. Дзержинским, что было закономерным этапом эволюции советского государства в послеоктябрьский период. Чекисты имели статус гражданских служащих и подлежали мобилизации в Красную Армию. И только 17 сентября 1920 г. Совет Труда и Обороны приравнял их к военнослужащим действующей армии. ВЧК активно развернула работу по выявлению и аресту контрреволюционных элементов в Петрограде накануне открытия Учредительного собрания, т.е. 5 января. К этому времени в Петроград прибыло до 5000 террористов. Антисоветский "Союз защиты Учредительного собрания" под руководством правого эсера В. Филипповского, куда входили правые эсеры, народные социалисты, меньшевики-оборонцы, кадеты организовали 5 января демонстрацию под лозунгом "Вся власть Учредительному собранию!" Демонстрацию разогнали отряды Красной гвардии (ВЦИК дал разрешение применять вооруженные силы в случае сопротивления решениям советской власти). При этом в Петрограде было убито 8-12 человек, а в Москве 6-15 (цифры противоречивы). В момент роспуска Учредительного собрания по личному распоряжению Ленина отключили всю телефонную сеть. Одновременно в Петрограде и Москве были произведены аресты. Это все значительно ослабило лагерь сторонников Учредительного собрания.

В ночь с 6 на 7 января ВЦИК принял декрет о роспуске Учредительного собрания, одобренный Третьим Всероссийским съездом Советов. Крахом Учредительного собрания завершился первый этап борьбы с контрреволюцией. У врагов Советской власти не оставалось реальных надежд свергнуть ее "законным" путем. Теперь все помыслы врагов будут направлены на подготовку и ведение вооруженной борьбы в широких масштабах.   В Москве 9 января состоялась рабочая демонстрация в честь годовщины Кровавого воскресенья, которая была обстреляна из винтовок и пулеметов. Во время митинга на Красной площади у братских могил с крыш домов был также открыт огонь. При этом убито более 30 и ранено около 200 человек. Контрреволюция показывала свои зубы. В начале января в Киеве антисоветскими силами было расстреляно 700 рабочих-арсенальцев. После захвата Киева советскими отрядами под командованием М.А. Муравьева и по его указанию было расстреляно 1000 человек в течение трех дней. Делал он это от имени Советской власти незаконно, за что был серьезно наказан.

 В январе-марте 1918 г. широкое распространение в ответ на повсеместные грабежи и разбой получил индивидуальный террор, т.е. самосуд. Убивали, вешали, сжигали живьем, закапывали живыми в землю и т.д. Этот делали даже крестьяне в дальних деревнях. На участников самосуда заводились уголовные дела. Но окончательно решить эту проблему весной 1918 г. не удалось. ВЧК была еще очень малочисленной. К апрелю 1918 г. она имела 750 штыков, 50 сабель, 80 самокатчиков, 60 пулеметов, 40 артиллерийских орудий и 3 броневика. Это на всю страну. В апреле 1918 г. в стране было 40 губернских и 365 уездных ЧК, которые вели борьбу в большей степени с анархистами. В Москве анархистское движение насчитывало в своих рядах более 2000 человек. 12 апреля 1918 г. чекисты блокировали 25 анархо-бандитских центров (точек). Анархистов было убито30, чекистов убито и ранено 10-12 человек. Был ранен и Ф. Э. Дзержинский. Погибли и несколько красноармейцев. Анархистов было арестовано до 600 человек. Некоторых отпустили после проверки. В Петербурге было арестовано до 500 анархистов. Большинство было выпущено (кроме 30 белогвардейцев и 70 рецидивистов). 11 анархистов было расстреляно. В первом полугодии 1918 г. ВЧК вынесла 200 смертных приговоров. Разоружение анархистов проходило и во многих других городах: Витебск, Воронеж, Курск, Нижний Новгород, Петроград, Самара, Таганрог, Тамбов, Тула, Царицын. Вторая половина 1918 г. характеризуется как начало фронтального этапа гражданской войны и как новый виток взаимной ожесточенности. С августа 1918 г. для буржуазии стали применяться принудительные работы: отрывка окопов, рытье могил по ночам для умерших от холеры, работа на полях, разборка развалин. Применялись массовые выселения буржуев из их квартир и заселение туда семей пролетариата. Убийство М.С. Урицкого 30 августа и ранение В.И. Ленина обозначило начало нового этапа красного террора. Он принял значительные масштабы в Москве, Петрограде, Поволжье и других местах.  Расстреливали десятками и сотнями. Вместе с тем шла амнистия иностранных граждан: немцев, поляков, англичан, французов, украинцев, литовцев, всего до 1000 человек. 4 сентября совершено покушение на командующего 3-й армией Р.Н. Берзина, члена ВС И.Т.  Смилгу и военного комиссара Ф.И. Голощекина. Это привело к новым репрессиям. В Москве было в ответ расстреляно 90 представителей царского режима и 82 жандарма. А всего по стране за покушения на советских деятелей было казнено 2000 человек.

Зачастую понятие политического противника подменялось понятием политического преступника (контрреволюционера). Сущность террора в этот период заключалась в том, что он носил классовый характер. Жертвы определялись не на основе преступлений, а на основе принадлежности к определенным классам. Позднее наркомат внутренних дел указывал на ошибочность и недопустимость подобных мер. Приняв на вооружение красный террор, центр не мог согласиться с его бесконтрольным проведением на местах. Необходимо было направить его в русло внутренней политики большевиков.

Член коллегии ВЧК М.Я. Лацис констатировал: "Гражданская война не знает писаных законов… надо не только разгромить действующие вражеские силы, но и показать, что кто бы ни поднял меч против существующего классового строя, от меча и погибнет. По таким правилам действовала буржуазия в гражданских войнах, которые она вела против пролетариата. Мы еще недостаточно усвоили эти правила. Они убивают нас сотнями, тысячами. Мы казним их по одному, после долгих обсуждений перед комиссиями и судами. В гражданской войне нет места для суда над врагами. Это – смертельная схватка. Если не убьёшь ты, убьют тебя. И если ты не хочешь быть убитым, убей сам". Если можно в чем-нибудь обвинить ЧК, то не в излишнем рвении к расстрелам, а в недостаточности применения высшей меры наказания. Строгая, железная рука уменьшает всегда количество жертв. Согласно сведениям, опубликованным лично М. Лацисом, в 1918 году и за 7 месяцев 1919 г. были расстреляны 8389 человек (Петроградским ЧК – 1206, Московским – 234, Киевским – 825, ВЧК – 781 человек), заключено в концлагеря – 9496, тюрьмы – 34 334, взяты заложниками 13 111, арестованы – 86 893 человека. При этом красный террор был направлен не только против политических противников, но и против общеуголовных преступников. В наступившем 1919 г. Советскую власть ждали новые тяжкие испытания. Я.Х. Петерс (заместитель председателя ВЧК) в конце декабря 1918 г. говорил: "В ближайшем будущем нам предстоит, может быть, выдержать последние и наиболее сильные удары. Для Советской России теперь в самой оголенной форме стоит вопрос: "Быть или не быть". 12 апреля 1919 г. ВЦИК издает декрет, в котором утверждается "Положение о революционных трибуналах", предоставившее трибуналам "ничем не ограниченное право в определении меры репрессии". 18 марта 1920 г. "Положение о ревтрибуналах" подтверждает это право в пределах действующих законодательных актов. Размеры кары и сроки отбывания наказания определялись: 3 мес. ;6 мес.; год, два, три, пять, десять, 15, 20 лет; до совершеннолетия" до выяснения политической физиономии; без срока; до окончания польской войны; до окончания гражданской войны; до ликвидации Западного фронта; до укрепления советской власти и др.

К концу ноября 1919 г. агентурная сеть иностранных разведок и контрреволюционное подполье в Петрограде, а также белогвардейская армия Юденича были полностью разгромлены. Несколько месяцев оставалось до полного разгрома Армии Деникина. Красный террор, которым пролетарские массы ответили на белый террор, доказал всем антисоветчикам, что пролетариат не хочет и не выпустит из своих рук плодов своей Октябрьской победы над буржуазией и готов ответить на всякий удар удесятеренным ударом. Опыт полутора лет гражданской войны показал, что иностранные и отечественные империалисты не способны в открытом бою победить революцию. К концу гражданской войны основные политические и военные организации российской контрреволюции вместе с белогвардейской эмиграцией переместились за рубеж и обосновались в Константинополе, Париже, Берлине, Варшаве и других местах. Их лидеры - от монархистов до социалистов-революционеров – создавали блоки, группировки и союзы для совместной борьбы против Советской власти. Они не отказались от планов и надежд повернуть вспять колесо истории, т.е. уничтожить власть Советов. Гражданская война еще продолжалась, а Ленин и партия большевиков начинали новую мобилизацию масс трудящихся на решение задач мирного социалистического строительства. Ибо социализм и мир неразделимы. Выступая 23 декабря 1920 г. на VIII Всероссийском съезде Советов, В.И. Ленин высказал мысль, направленную к нашим предшественникам и к нам, живущим сейчас: "Кто забудет о постоянно грозящей нам опасности, которая не прекратится, пока существует мировой империализм, - кто забудет об этом, тот забудет о нашей трудовой республике" (т. 42, с. 173). Забыли… забыли РСФСР, забыли СССР, забыли слово "товарищ" и еще - многое. Забыли … Генеральный секретарь, Политбюро, ЦК КПСС и 18 млн. "коммунистов". Забыли так, что еще долго будет дурно пахнуть.

                                                                                  Бережной А.А.

мы в социальных сетях