Подождите
идет загрузка
Вступить в партию
Даешь Десять сталинских ударов по последствиям коронавируса!

Навстречу 150-летию со дня рождения В.И.Ленина. Как мудрый Ильич и комсомолец Косухин сохранили для страны золото.

24 марта 2020 15:25:59

Движение одного очень секретного поезда началось в эти дни 100 лет назад.

В интересной публикации М.Шабановой указано, что "поезд с золотым запасом тронулся 22 марта 1920 года со станции Иркутск. Золото, которое Колчак и его Сибирское правительство пытались вывезти за границу на поддержку белого движения, отправилось в обратном направлении — на запад, чтобы стать достоянием Советской Республики. Ранее хранившееся в Казани золото было захвачено армией Каппеля в августе 1918 года. В белогвардейском эшелоне №10950 было более 20 железнодорожных вагонов с золотом, но запас за время его нахождения в руках белогвардейцев «похудел» на 200 тонн и составлял 400 тонн. У Колчака золотой запас отбили красные отряды. Что же теперь с ним делать, как сохранить в хаосе Гражданской войны?

Поезд-призрак , пишет историк, двигался в режиме строжайшей секретности, что не могло не породить всевозможных легенд, часть которых была придумана изначально хорошо спланированной чекистской операцией. Кстати, ранее царь около трети золотого запаса отправил на хранение в Англию и Канаду, и лишь половину вывезли в Казань. Не правда - ли, идея хранить ценные бумаги России за бугром не оригинальна?

 "Часто в связи с этим эшелоном фигурирует имя Александра Косухина,  ему мы обязаны спасением золота Колчака, — рассказывает Валерий Шпанко, историк, ветеран пограничных войск. — Он был комиссаром — ответственным представителем при золотом запасе РСФСР, Косухину не было и двадцати лет. Доставка золота по разрушенной после отступления Колчака Транссибирской магистрали, где рыскали банды самого разного толка, была делом опасным и требовала опытных организаторов. В возвращении золота было заинтересовано Советское правительство — нужны были деньги на подъём экономики, покупку оборудования и строительство заводов. Операцию по возвращению золотого эшелона разработали на государственном уровне, во главе ее стоял председатель Совнаркома Владимир Ильич Ленин. Ведущую роль по организации отводилась ВЧК (Всероссийской Чрезвычайной комиссии) во главе с Феликсом Дзержинским. И то, что до сих пор эта операция окружена большим количеством мифов, говорит о том, что чекисты сработали профессионально". Согласимся с историком. Конечно, одному Косухину руководить столь сложной операцией было не под силу. Ниже мы назовем имена его настпавников в этом деле, его старших товарищей. Но такие вот ребята, как 19-летний Косухин, были бесценными гвардейцами Ильича, настоящим золотом нашей революции!

"Уходя из Омска, 14 ноября 1919 года колчаковцы взорвали мост над Иртышом, рухнула целая ферма. Разрушения были по всему пути отступления белых. На восстановление Транссиба правительство выделило порядка 200 млн рублей. Работы шли в зимнее время, в условиях нехватки продовольствия и голода, бушевавших эпидемий тифа и «испанки». Десятки тысяч красноармейцев восстанавливали взорванные мосты, дорожное полотно, линии связи. Всего за полторы недели был восстановлен мост через Обь в Новониколаевске, и поезд-призрак прошёл по городу так, что остался незамеченным". - продолжают рассказ историки.

Вообще-то к золоту В.И.Ленин относился с презрением, поскольку хотел освободить человечество от его гнета. Но понимал, как Глава правительства, что без золота страну не восстановишь и основы социализма не построишь. Вот что писал Ильич: "Когда мы победим в мировом масштабе, мы, думается мне, сделаем из золота общественные отхожие места на улицах нескольких самых больших городов мира. Это было бы самым «справедливым» и наглядно-назидательным употреблением золота для тех поколений, которые не забыли, как из-за золота перебили десять миллионов человек и сделали калеками тридцать миллионов в «великой освободительной» войне 1914— 1918 годов, в войне для решения великого вопроса о том, какой мир хуже, Брестский или Версальский; и как из-за того же золота собираются наверняка перебить двадцать миллионов человек и сделать калеками шестьдесят миллионов человек в... ( новой - разрядка редакции) войне... Но как ни «справедливо», как ни полезно, как ни гуманно было бы указанное употребление золота, а мы все же скажем: поработать еще надо десяток-другой лет с таким же напряжением и с таким же успехом, как мы работали в 1917—1921 годах, только на гораздо более широком поприще, чтобы до этого доработаться. Пока же: беречь надо в РСФСР золото, продавать его подороже, покупать на него товары подешевле. С волками жить — по-волчьи выть, а насчет того, чтобы всех волков истребить, как полагается в разумном человеческом обществе, то будем придерживаться мудрой русской поговорки: «Не хвались, едучи на рать, а хвались, едучи с рати»...

   Но вернемся к пушетествию тайного золотого эшелона.

Охранял эшелон 3-й батальон 262-го полка Красноуфимского стрелкового полка 30-й стрелковой дивизии. По пути случалось разное, порой железнодорожные пути не выдерживали тяжесть золотого эшелона. 12 апреля эшелон прибыл в Ачинск, здесь охрана сменилась. По распоряжению военсовета Пятой армии к охране приступил полк имени 3-го Интернационала в составе 550 человек. Командовал им венгерский коммунист Иштван Варга. Эта охрана считалась более опытной, боеспособной. И вот тут-то разрушаются все мифы о далеких от интересов России и нечистых на руку интернационалистах, которых Ленин и его окружение позвали , мол, в структуры госуправления, в спецслужбы. Да, были и такие, конечно, но немало революционеров-интернационалистов искренне помогали Советской Республике, поскольку считали ее своей второй Родиной, залогом освобождения своих народов.

Среди них и Дзержинский и Джон Рид и Олеко Дундич и Поль Лафарг и Жанна Лябурб ( четверо последних погибли в боях за Советскую власть) В общем, венгр Иштван Варга ничего не украл, а вместе с русскими Косухиным и легендарным Щетинкиным ( кстати, георгиевским кавалером)  довез золото до Казани в целости и сохранности. Но путь был долгим, сложным и опасным.

Иштван Варга признавался потом родным, что охрана золотого эшелона далась ему тяжело: он недоедал, был в крайнем психологическом истощении, но задачу революционеры разных национальностей и разного возраста выполнили — доставили эшелон в Казань 3 мая 1920 года в полной сохранности. Вот переписка между Главой всей Советской России вождем мирового пролетариата В.И.Лениным и 19-летним молодым коммунистом и чекистом Сашей Косухиным ( и его старшими товарищами):

"Из телеграммы Ленина: «Москва, 20 апреля 1920 года. Все золото в двух поездах, прибавив имеющееся в Омске, немедленно отправьте с безусловно надежной военной охраной в Казань для передачи на хранение в кладовых губфинотдела».

Ответная телеграмма из Омска: «Москва, Кремль, вне очереди. Срочно товарищу Ленину. Эшелон особой важности №10950 вышел из Омска 21 апреля в 20 часов московского времени на запад».

По ходу следования поезда необходимо было сохранять секретность. Вот как вспоминают об этом очевидцы и участники этой контролируемой Лениным операции : "К эшелону из стоявших на станции поездов подходили красноармейцы, местные рабочие и крестьяне. Они приветствовали бойцов. Многих из них интересовал маршрут следования, некоторые искали знакомых, и почти всем им хотелось поговорить с охраной поезда. Однако вести какие-либо разговоры запрещалось бойцам. Не разрешалось также подпускать к вагонам посторонних лиц ближе чем на 50 метров. Бойцы пошли на хитрость. Отвечая на вопросы любопытных, они нарочито громко, чтобы все слышали, говорили: "Пленных везем. Офицеров да нескольких колчаковских генералов. Вот и стоим здесь на морозе, смотрим, чтоб не убегли, сволочи". Ежедневно не менее трех раз производились наружные осмотры вагонов и замков на их дверях. И каждый раз в книгу осмотров, хранившуюся в купе А. Косухина, записывался короткий рапорт: "Осмотр произведен. Все в порядке". Поезд мчался вперед, и о его следовании ежедневно посылались телеграммы В. И. Ленину. Ильич, как хороший уполномоченный народом хозяин большой страны, волновался за целостность груза. Были на то у него основания...

Остановки и долгие простои были частыми в связи с поломками путей, общим беспорядком на долгом маршруте. Приходилось не спать сутками, бессменно простаивая у вагонов с золотом, несмотря ни на пронизывающий ветер, ни на дождь. Многие бойцы простуженно кашляли, чихали, но постов не покидали. Сильно простыли Косухин и Варга, почти все время дежурившие на открытом воздухе. На подходе к Самаре поезд был обстрелян из придорожного леса. По приказу Косухина бойцы охраны ударили в ответ из пулеметов. Атаковать казаки не рискнули... Наконец поезд прибыл в Казань. К тому времени Варга заболел воспалением легких. Косухину , также простуженному, предоставили 5-дневный отпуск, но он рвался в Москву, доложить о выполнении поручения Ильичу. Молодого человека можно понять. Да и сам В.И.Ленин, ценивший самоотверженность революционной молодежи, не хотел обижать парня. 2 июня 1920-го Александр Косухин был вызван телеграммой Ленина из Казани в Москву. В Кремле молодой коммунист лично доложил вождю мирового пролетариата о том, что "в кладовые Казанского банка им доставлено из Сибири и по описи сдано на хранение 6815 ящиков, содержащих 21673 пуда 25 фунтов золота общей стоимостью 409625670 рублей 23 копейки…"

Вот так, никто в пропасть не выбросил и усушке, утруске ничего не подверглось. Не нашлось среди большевиков, охранявших по приказу Ильича отбитое у Колчака золото, "эффективных менеджеров".

Владимир Ильич распорядился выдать вознаграждение бойцам охраны. Золотой запас вскоре из Казани перевезли в Москву. А когда 12 октября 1921 года был создан Государственный банк РСФСР, все возвращенное золото было передано ему.

А что же молодой гвардеец Ильича Саша Косухин? Секптические либеральные читатели скажут - мол, наверняка попал под репрессии ваш молодой боец в сталинские времена. Что ж , бывало всякое. Только думается, что нередко под каток репрессий попададали как раз те, у кого золото в пути необъяснимым образом подтаивало. Косухин же наш вернулся в Иркутск – служил начальником военного контроля Дальневосточной народно-революционной армии, директором департамента государственной политической охраны Дальневосточной Республики, председателем чрезвычайного военно-полевого суда. В конце 1920 года его направили в Архангельск, на укрепление северной границы РСФСР, затем – начальником военного контроля в 9-й Кубанской армии. В 1921 году тяжелая болезнь заставила Косухина оставить военную службу и вернуться в Курск. Здесь он был членом коллегии губвоентрибунала, уполномоченным 4-го отделения губчека, возглавлял парторганизацию одного из трестов, работал пропагандистом Ленинского райкома партии города Курска. Ушел человек-легенда из жизни скоропостижно, вскоре после 39-летия – 30 июля 1939-го умер от туберкулеза. Сгорел, чего там говорить. Как сгорел и Ленин. А страна , народ остались.

И могли ли знать Ленин с Косухиным , что придет время, когда будут все решать люди с другой психологией - "гори , страна, подыхай , народ, лишь бы мне подольше пожить". Косухина похоронили его земляки-куряне с воинскими почестями на Херсонском кладбище Курска.

Но кроме грусти о дне сегодняшнем, вся эта история показывает нам, что Ильич и его команда, его гвардейцы по всей стране , не могли не победить!

Редакция сайта по материалам СМИ и исторических публикаций

мы в социальных сетях