Подождите
идет загрузка
Вступить в партию
Активисты КПКР готовят массовые акции в регионах к 7-му ноября

Коммунисты почтили память героев-джалиловцев

Руководители Новости

.

25 августа 2019 года исполнилось 75 лет, как в берлинской тюрьме «Плётцензее» фашисты казнили на гильотине одиннадцать членов татарской подпольной группы легиона «Идель-Урал», вошедшие в историю как джалиловцы. Муса Джалиль, великий советский татарский поэт был руководителем этой организации. Посмертно он был удостоен звания Героя Советского Союза.

КОММУНИСТЫ РОССИИ пришли в этот день, к памятнику Джалиля, чтобы поклониться подвигу героев-джалиловцев, чтобы дать клятву продолжить начатое ими дело борьбы за честь и достоинство Родины, за мир во всём мире, за справедливость, за достойное будущее народа.

Коммунисты вспомнили о подвиге Джалиля и его соратников, об их творчестве. Почтили их память минутой молчания. Возложили к памятнику цветы.

Коммунисты потребовали от республиканских и городских властей, к 75-й годовщине Великой Победы над фашистской Германией, установить рядом с памятником Джалиля стелу с барельефами 10 соратников Джалиля, геройски отдавших жизнь ради светлого будущего нашей Родины и народа.

Главным лозунгом мероприятия был лозунг - «Никто не забыт! Ничто не забыто!»

Вспомним же историю этого великого подвига.

После поражения под Сталинградом, гитлеровцы, из числа советских военнопленных, создавали национальные легионы для использования их в военных действиях против Советской армии. Батальоны набирались методом не прекращающейся агитации, устрашения, методом подкупа едой и лучшими условиями для «жизни» (именно в кавычках) и, наконец, просто насильственно. Так создавался и легион «Идель-Урал», преимущественно из татар и башкир. В работе по созданию национальных легионов гитлеровцы решили использовать представителей национальной интеллигенции, офицеров из числа военнопленных. Однако, они не оправдали надежды гитлеровцев и в конце 1942 года создали подпольную антифашистскую организацию легиона «Идель-Урал».

Подпольная организация джалиловцев поставила цель сорвать замыслы фашистов, повернуть вложенное в руки легионеров оружие против самих гитлеровцев. С этой целью, подпольщики решили вести антифашистскую пропаганду среди военнопленных, готовить переходы батальонов легиона «Идель - Урал» на сторону советской армии или союзников. Готовить побеги узников. Вести подготовку восстания военнопленных в нескольких концентрационных лагерях.

Трудно поверить, что находясь в фашистском тылу, патриоты смогли провести огромную опасную работу и достигли, по сути, невероятных результатов. Джалиловцы держали тесную связь с берлинскими, французскими подпольщиками, получали от них необходимую информацию и делились своими планами. Под видом агитационных концертов (заводилой в них был Гайнан Курмашев) ездили по лагерям и вели совершенно антифашистскую агитацию. Джалиловцы, имея доступ к типографии печатали антифашистские листовки, (вдумайтесь еще раз в это!) под носом у ищеек гитлеровской контрразведки. Имея доступ к радио, джалиловцы получали сводки Советского информбюро и доводили их до военнопленных.

Подпольная работа джалиловцев принесла свой положительный результат уже в начале 1943 года. 18 февраля 1943 года был отправлен на борьбу с партизанами в Белоруссию, под Витебск, первый, 825-й батальон легиона «Идель- Урал» численностью около 900 татар и башкир, под командованием нескольких десятков немецких офицеров. Там уже действовали регулярные части немецкой армии. Положение партизан, в этом районе было тяжелое, 6 тысяч которых попало в окружение 28 тысяч фашистов. Уже 22 февраля 825-й батальон, расстреляв немецких офицеров и с несколькими обозами вооружения, почти в полном составе, перешел на сторону партизан и сразу же вступил в бой с врагом. Партизаны, получив значительное подкрепление в живой силе и вооружении, в конце февраля 1943 года предприняли попытки выхода из окружения и, несмотря на значительные потери, им это удалось. Уникальный случай перехода целого войскового подразделения на сторону партизан имел большое значение в дальнейшем. Следующие шесть батальонов татаро-башкир немцы сочли неблагонадежными и в боевых действиях они уже не принимали участие. Некоторые части были разоружены и переданы в строительные подразделения или были возвращены в лагеря, часть переброшена в тыл во Францию, Голландию, где также фиксировались массовые случаи дезертирства солдат батальонов к борцам Сопротивления фашизму в Западной Европе. Запланированные гитлеровцами, 832-й, 833-й и 834-й батальоны легиона «Идель-Урал», так и остались на бумаге и не были сформированы.

Так, провалилась попытка немецкой военщины, привлечь на свою сторону советских военнопленных, тем самым значительно изменить соотношение сил на Восточном фронте. Провалилась, во многом, благодаря подвигу джалиловцев.

На 14 августа 1943 года, через несколько дней после первого военного салюта в Москве в честь победы на Курской дуге, подпольной группой джалиловцев было назначено широкомасштабное восстание в нескольких концентрационных лагерях. На последней встрече подпольщиков, Джалиль сообщил, что установлена связь с партизанами, с Красной армией. Но, подпольная группа была раскрыта. И всего за четыре дня до восстания, фашисты арестовали большинство её членов, их заключили в Моабитскую тюрьму, затем перевелив берлинскую тюрьму «Плётцензее». Джалиловцы, в течение года, подвергались жестоким пыткам фашистов, но это не сломило их сильного духа, оружием с фашистами в тюремных застенках стали их стихи. Арестованные джалиловцы не предали других подпольщиков, хотя знали, что преданность Родине, убеждениям, своим товарищам, будет стоить им жизни.

Трудно себе даже представить, через что прошли герои, прежде чем нашли свою смерть от ножа гильотины. Что держало их физическую и моральную выносливость на плаву? О чем они думали, зная, что обречены на смерть? Вот что писал, сидевший вместе с Джалилем, заключенный бельгиец Андре Тиммерманс: «Да, он уже задолго до суда был уверен, что его казнят. Он несколько раз совершенно спокойно говорил мне о том, что у него нет ни малейших сомнений на этот счёт. В тот день, когда Джалиль мне передал Моабитскую тетрадь, его вызвали к начальнику тюрьмы. Когда он вернулся из тюремной конторы, он подошел ко мне, дал мне тетрадь и попросил, если я останусь жив и вернусь домой, сохранить её и передать после войны в советское консульство в той стране, где я окажусь». «25 августа 1944 года, в шесть часов утра, немецкая стража распахнула дверь камеры. Жандармы вызвали приговоренных по фамилиям и потребовали, чтобы они вышли. На вопросы «Зачем?» им ответили, что стража этого не знает. Но они тотчас поняли, что это значит. Как удары воспринял я их слова ко мне: «Ты так боялся умереть. Теперь мы идём умирать».

Перед казнями немцы устроили встречу джалиловцев с мусульманским священником. Сохранились записанные с его слов воспоминания. Он не нашел слов утешения и джалиловцы не хотели с ним общаться. Почти без слов он протянул им Коран – и все они, положив руки на книгу, прощались с жизнью

Священник рассказывал, что в день казни татары держались спокойно и уверенно. Шли мужественно на эшафот. Муса Джалиль, усилием воли, преодолев душивший его приступ кашля, вдруг запел татарскую народную песню «Тэфтиляу». Песню Джалиля подхватили его товарищи. Это было неожиданно и конвойные в первую минуту растерялись. «Молчать!» - крикнул старший конвойный. Крикнул скорее по привычке, потому что он всё равно ничего не мог поделать с людьми, которых отделяло от смерти несколько десятков шагов.

Все патриоты были обезглавлены на гильотине в течение получаса, казни следовали с интервалом в три минуты. Гайнана Курмашева казнили первым на глазах у товарищей. Самого молодого, лидера по характеру. Возможно, это было последней надеждой фашистов, что лидер по духу Джалиль или кто-то другой, наконец, даст слабину. Никто не дал. Муса Джалиль ушел шестым, а затем остальные. Священник вспоминал, что джалиловцы умерли как герои, с улыбкой на лице. Подвиг джалиловцев – это подвиг невероятного мужества, за гранью человеческих возможностей.

Все джалиловцы были творческой интеллигенцией, гордостью татарской нации и советского народа. Они были молоды. Их возраст, в день казни, был от 25 до 38 лет. Мы должны помнить имена героев: Муса Джалиль, Гайнан Курмашев, Абдулла Алишев, Фуат Сайфульмулюков, Фуат Булатов, Гариф Шабаев, Ахмет Симаев, Абдулла Батталов, Зиннат Хасанов, Ахат Атнашев, Салим Бухаров. Каждый из этих героев заслуживает вечной славы.

Вспоминая о джалиловцах, хотелось особо вспомнить о лидерах подпольной организации - Мусе Джалиле, Гайнане Курмашеве, Абдулле Алишеве. В подполье Джалиля называли - соколом, а Курмаша и Алиша – его крыльями.

О Мусе Джалиле мы знаем много, он был известным татарским поэтом, общественным деятелем, стоял у истоков создания первого Татарского оперного театра. Работал ответственным секретарём Союза писателей Татарской АССР.

Муса Джалиль родился в 1906 году, при царизме, в тюрьме народов. Но, поскольку Муса был талантливым с детства, даже, будучи из простой крестьянской семьи, учиться он пошёл в шесть лет, в то время, как в царской России 90% взрослого населения не умели читать и писать. Муса за один год овладел азами грамоты начальной школы. С 9 лет он стал писать стихи. Будучи ребенком 11 лет от роду, Муса встал на сторону революции. В осажденном белогвардейцами Оренбурге, в 1919 году была создана комсомольская организация, 13-ти летний Муса вступил в комсомол. На второй день, после начала Великой Отечественной войны, он написал заявление с просьбой отправить его на фронт. В подпольной группе легиона «Идель-Урал» Муса Джалиль был духовным лидером, его стихи военнопленные заучивали как молитву. Среди руководителей подполья, Муса Джалиль по возрасту был старше всех. Но он был тоже молод, в момент гибели ему было всего 38 лет.

Лидером подпольной группы, как красный командир, был Гайнан Курмашев, 1919 года рождения. Он был совсем молод. Правда, по поступкам, Гайнан Курмашев был намного старше своего реального возраста. Судите сами. В 20 лет - он уже директор сельской школы, в 22 года - командир разведчиков Красной Армии, с железной репутацией надёжного и проверенного бойца. В составе особой группы он был с заданием заброшен в тыл врага и там попал в немецкий плен. В 23 года - он один из организаторов Сопротивления в застенках фашистских лагерей, в 25 лет - он был казнен с официальным обвинением: «За подрыв военной мощи Третьего рейха».

Хотя и Гайнан до войны преподавал математику, физику. Но он увлекался и литературой, писал стихи, в том числе, и в фашистских застенках.

Ночь. Тюрьма. И ни звука вокруг. Но за стенкой шаги часового.
Мой рассудок, мой преданный друг,
Не приемлет конца рокового.

«Письмо от погибшего сына» (1944 г.)

Я погиб, и теперь я в могиле. Я при жизни с письмом опоздал.
Мама, ты бы меня не узнала.
Если б я из могилы восстал.

Ты оплакала мертвого сына, Не поверишь моим письменам.
Я хочу, чтоб ты тихо внимала
Этой песни тоскливым словам.

В двадцать пять ты меня отпустила В мир, мечтая о славе моей.
Ты вскормила меня, воспитала
Но я стал холоднее камней.

Но страданья твои не напрасны – В испытаньях суровых годин.
Правдолюбцем потверже алмаза
Оказался при жизни твой сын.

В числе руководителей подпольной группы был Абдулла Алиш, он был 1908 годя рождения, на 2 года моложе Джалиля. Он всегда имел непререкаемый авторитет, как в довоенной жизни, так и на фронте, и в неволе. Родившись еще до Революции, он уже в пять (!) лет умел читать, в то время, как в царской России грамотными среди крестьян были единицы.Абдула Алиш был незаурядным человеком, писателем разностороннего дарования. С одинаковой легкостью он брался то за повесть, то за пьесу, то за стихи, то за очерк. Увлекался то музыкой, то техникой. Но была одна страсть, которую Алиш пронес через всю свою жизнь, и которая во многом определила его творческий путь. Это любовь к детям. Алиш говорил: «Все свое творчество я посвящаю детям». Он постоянно общался с детьми, дети его тоже знали и любили. Его стихи воспитывали детей быть достойными гражданами Отечества. Алиш принимал активное участие в пионерском движении Татарии. Он стоял у истоков первого в республики Дворца пионеров. Являлся членом Союза писателей СССР. Джалиль и Алиш знали друг друга еще до войны. Говорят, что если бы не судьбоносная встреча двух давних знакомых, не было бы всего того, что потом фашисты назовут подрывом своей военной мощи.

Последняя весточка
Мы и в неволе - всё равно в бою,
Что б ни случилось, смерть
мы встретим смело.
И, жизнь, отдав за Родину свою,
Погибнем за её святое дело!
(«Какою будет смерть», Абдулла Алиш).

Подвиг героев-джалиловцев продолжается и после их смерти. Гигантское количество материалов и документов было найдено, изучено, предано огласке. Широкую известность их подвиг получил после опубликования «Моабитских тетрадей» Мусы Джалиля, стихов - горячей любови к Родине и жгучей ненависти к врагу. Директор Мемориального комплекса Сопротивления фашизму Иогансс Тухель сказал: «Говорят, что каждый умирает в одиночку. В большинстве случаев так оно и было. Но что касается группы Джалиля-Курмаша, то они до последней минуты держались исключительно дружно. Вместе сражались с фашизмом, вместе переносили все тяготы неволи, вместе шли на казнь. Даже для такой большой тюрьмы, как Плётцензее, где казнено 2889 человек, это - исключительный случай. Вот почему мы с уважением преклоняем голову перед памятью татарских борцов Сопротивления».

Несомненно, что все члены группы Джалиля достойны Звания Героя Советского Союза, а пока они награждены посмертно только Орденом Отечественной войны 1-й степени. Эта огромная историческая несправедливость еще не исправлена и по сей день. Исправить, на данный момент, её практически невозможно, ибо нет СССР. Но, мы убеждены, что Советский Союз будет восстановлен, восторжествует справедливость и все герои-джалиловцы будут удостоены высочайшей награды Родины, за их немеркнущий подвиг великого самопожертвования во имя Отечества, во имя народа, во имя мира на земле. Герои-джалиловцы продолжают жить в наших сердцах, они освещают нам путь, вдохновляют на борьбу за Родину, за народ, за социализм.

Перед судом (М. Джалиль, 1944 г.)

Нас вывели - и казнь настанет скоро.
На пустыре нас выстроил конвой…
И чтоб не быть свидетелем позора,
Внезапно солнце скрылось за горой.

Не от росы влажна трава густая,
То, верно, слезы скорбные земли.
Расправы лютой видеть не желая,
Леса, в туман клубящийся, ушли.

Как холодно! Но ощутили ноги
Дыхание земли, что снизу шло;
Земля, как мать, за жизнь мою в тревоге
Дарила мне знакомое тепло.

Земля, не бойся: сердцем я спокоен,
Ступнями на твоем тепле стою.
Родное имя повторив, как воин
Я здесь умру за Родину свою.

Вокруг стоят прислужники Черта.
И кровь щекочет обонянье им!
Они не верят, что их песня спета,
Что не они, а мы их обвиним!

Пусть палачи с кровавыми глазами
Сейчас свои заносят топоры,
Мы знаем: правда все равно за нами.
Враги лютуют только до поры.

Придет, придет день торжества свободы,
Меч правосудья покарает их.
Суровым будет приговор народа,
В него войдет и мой последний стих.

мы в социальных сетях