Подождите
идет загрузка
Вступить в партию
28 МАЯ В МОСКВЕ СОСТОИТСЯ ПЛЕНУМ ЦК КОМПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ

Гражданская война. Дворяне в Красной армии. Только факты

12 марта 2017 10:39:07

У нас стало модным сочувствовать белым.. Стало модным поплакать о невинно убиенных и изгнанных дворянах. И во всех бедах нынешнего времени винят красных, которые так обошлись с "элитой". За этими разговорами становится незаметным главное — победили в той борьбе всё же красные, а ведь с ними воевала "элита" не только России, но и сильнейших держав того времени.

Обратимся к фактам. В Красной армии служило 75 тыс. бывших офицеров, в то время как в Белой около 35 тыс. из 150 тысячного корпуса офицеров Российской империи. 7 ноября 1917 г. большевики пришли к власти. Россия к тому времени всё ещё находилась в состоянии войны с Германией и её союзниками. Хочешь или нет, а воевать надо. Поэтому уже 19 ноября 1917 г. большевики назначают начальником штаба Верховного главнокомандующего… потомственного дворянина, его превосходительство генерал-лейтенанта Императорской армии Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича.

В конце 1918 г. была учреждена должность главнокомандующего всеми Вооруженными силами Советской республики. На эту должность назначен Сергей Сергеевич Каменев (не путать с Каменевым, которого затем вместе с Зиновьевым расстреляли). Кадровый офицер, закончил академию Генштаба в 1907 г., полковник Императорской армии.

Его непосредственный подчинённый — начальник Полевого штаба Красной армии П. П. Лебедев, потомственный дворянин, генерал-майор Императорской армии. На посту начальника Полевого штаба он сменил Бонч-Бруевича и с 1919г. по 1921 г. (практически всю войну) его возглавлял, а с 1921 г. был назначен начальником Штаба РККА. Награждён орденами Красного знамени и Трудового Красного знамени (в то время высшие награды Республики).

Начальник Всероссийского главного штаба его превосходительство А. А. Самойло. Александр Александрович также потомственный дворянин и генерал-майор Императорской армии.

Дворяне и офицеры служили Советской власти в большинстве своём верой и правдой. Часто встречаются утверждения, что большевики силой загоняли дворян в РККА грозя репрессиями семьям офицеров.

Этот миф на протяжении многих десятилетий упорно муссируются в псевдоисторической литературе. Но это миф! Служили не за страх, а за совесть. Да и кто бы доверил командование потенциальному предателю? Известно лишь о нескольких изменах офицеров. Но они командовали незначительными силами и являются печальным, но всё-таки исключением. Большинство же честно исполняли свой долг и самоотверженно сражались как с Антантой, так и со своими "братьями" по классу. Действовали так, как и полагается истинным патриотам своей Родины.

Рабоче-Крестьянский Красный флот—это вообще аристократическое заведение. Вот перечень его командующих в годы Гражданской войны: В.М. Альтфатер (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского флота), Евгений Андреевич Беренс (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского Флота), Александр Васильевич Немитц (анкетные данные точно такие же).

Морской генеральный штаб Русского ВМФ практически в полном составе перешёл на сторону Советской власти, да так и остался руководить флотом всю Гражданскую войну.

Вот что писал Альтфатер в своём заявлении о приёме в РККА: "Я служил до сих пор только потому, что считал необходимым быть полезным России там, где могу, и так, как могу. Но я не знал и не верил вам. Я и теперь ещё многого не понимаю, но я убедился… что вы любите Россию больше многих из наших. И теперь я пришёл сказать вам, что я ваш".

Барон Александр Александрович фон Таубе, начальник Главного штаба командования Красной армии в Сибири (бывший генерал-лейтенант Императорской армии). Другой "красный барон" — Владимир Александрович Ольдерогге (также потомственный дворянин, генерал-майор Императорской армии), с августа 1919 г. по январь 1920 г. командующий Восточным фронтом красных. Южный фронт возглавлял его превосходительство бывший генерал-лейтенант Императорской армии Владимир Николаевич Егорьев.

Ближайшим помощником Егорьева был его заместитель и одновременно командующий отдельной войсковой группой Владимир Иванович Селивачёв (потомственный дворянин, генерал-лейтенант Императорской армии).

Навстречу Юденичу выдвинулась 7-я армия красных под командованием его высокоблагородия (бывшего полковника Императорской армии) Сергея Дмитриевича Харламова, а во фланг белым заходит отдельная группа той же армии под командованием его превосходительства (генерал-майора Императорской армии) Сергея Ивановича Одинцова. Оба — из самых потомственных дворян. Итог тех событий известен: в середине октября Юденич ещё рассматривал красный Петроград в бинокль, а 28 ноября распаковывал чемоданы в Ревеле (любитель молоденьких мальчиков оказался никудышным командующим…).

Северный фронт. С осени 1918 г. по весну 1919 г. это важный участок борьбы с англо-американо-французскими интервентами. Ну и кто ведёт большевиков в бой? Сначала его превосходительство, бывший генерал-лейтенант, Дмитрий Павлович Парский, затем его превосходительство, бывший генерал-лейтенант, Дмитрий Николаевич Надёжный, оба потомственные дворяне.

Конечно, были у красных свои талантливые военачальники, и не из дворян и генералов. Фрунзе, Будённый, Чапаев, Пархоменко, Котовский, Щорс. Но кем они были в дни решающих боёв?

Когда решалась судьба Советской России в 1919 г., самым важным был Восточный фронт (против Колчака). Вот его командующие в хронологическом порядке: Каменев, Самойло, Лебедев, Фрунзе (26 дней!), Ольдерогге. Один пролетарий и четыре дворянина — на жизненно важном участке!

Фрунзе действительно талантливый полководец и многое сделал для разгрома того же Колчака, командуя одной из войсковых групп Восточного фронта. Затем Туркестанский фронт под его командованием раздавил контрреволюцию в Средней Азии, а операция по разгрому Врангеля в Крыму заслуженно признаётся шедевром военного искусства. Но будем справедливы: к моменту взятия Крыма даже белые не сомневались в своей судьбе, исход войны был решён окончательно.

Семён Михайлович Будённый был командармом, его Конная армия сыграла ключевую роль в ряде операций некоторых фронтов. Однако не следует забывать, что в РККА были десятки армий, и назвать вклад одной из них решающим в победе было бы всё же большой натяжкой. Николай Александрович Щорс, Василий Иванович Чапаев, Александр Яковлевич Пархоменко, Григорий Иванович Котовский — комдивы. Уже в силу этого при всей своей личной храбрости и военных дарованиях стратегического вклада в ход войны они внести не могли.

Но вокруг наших героев возник своеобразный заговор молчания и в советские годы, и тем более — сейчас. Они победили в Гражданской войне и тихо ушли, оставив после себя пожелтевшие оперативные карты и скупые строки приказов. А ведь "их превосходительства" и "высокоблагородия" проливали свою кровь за Советскую власть ничуть не хуже пролетариев. Весной 1919 г. в боях под Ямбургом белогвардейцы захватили в плен и казнили комбрига 19-й стрелковой дивизии бывшего генерал-майора Императорской армии А. П. Николаева. Такая же участь постигла в 1919 г. командира 55-й стрелковой дивизии бывшего генерал-майора А. В. Станкевича, в 1920 г. — командира 13-й стрелковой дивизии бывшего генерал-майора А. В. Соболева. Что примечательно, перед смертью всем генералам предложили перейти на сторону белых, и все отказались. Честь русского офицера – дороже жизни.

Конечно, не стоит искать князей Голицыных, Трубецких, Щербатовых, Оболенских, Долгоруковых, графов Шереметевых, Орловых, Новосильцевых ни среди красных, ни среди белых. Сидели "бояре" в тылу, в Париже да Берлине и ждали, когда одни их холопы других на аркане приведут. Не дождались. Так что завывания Малинина про поручиков Голициных и корнетов Оболенских всего лишь выдумка. Их не существовало в природе… А вот то, что горит под ногами родная земля не просто метафора. Она действительно горела и под войсками Антанты, и их “белых” друзей. Лучшие из дворян пошли к красным — спасать Отечество. В дни польского нашествия 1920 г. русское офицерство, в том числе и дворяне, переходили на сторону Советской власти тысячами. Из представителей высшего генералитета бывшей Императорской армии красные создали специальный орган — Особое совещание при Главнокомандующем всеми Вооружёнными силами республики.

Цель этого органа — разработка рекомендаций для командования РККА и Советского Правительства по отражению польской агрессии. Кроме этого, Особое совещание обратилось с призывом к бывшим офицерам Русской Императорской армии выступить на защиту Родины в рядах РККА. Замечательные слова этого обращения, пожалуй, в полной мере отражают нравственную позицию лучшей части русской аристократии: "В этот критический исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды,  добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную армию на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской Рабоче-Крестьянской России вас не назначило, и служить там не за страх, а за совесть, дабы своею честною службою, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить её расхищения".

Под обращением стоят подписи их высокопревосходительств: генерала от кавалерии (главнокомандующего Русской армии в мае-июле 1917 г.) Алексея Алексеевича Брусилова, генерала от инфантерии (военного министра Российской империи в 1915-1916 гг.) Алексея Андреевича Поливанова, генерала от инфантерии Андрея Меандровича Зайончковского и многих других генералов Русской армии. В абсолютных цифрах вклад русского офицерства в победу Советской власти выглядит следующим образом: в период Гражданской войны в ряды Красной армии было призвано 48,5 тыс. царских офицеров и генералов. В решающем, 1919-м, они составили 53% всего командного состава РККА. Закончить краткий обзор хотелось бы примерами человеческих судеб, которые как нельзя лучше опровергают миф о патологическом злодействе большевиков и о поголовном истреблении ими благородных сословий России.

Большевики не были глупыми, поэтому понимали, что, учитывая тяжелейшее положение России, им очень нужны люди со знаниями, талантами и совестью. И такие люди могли рассчитывать на почёт и уважение со стороны Советской власти, несмотря на происхождение и дореволюционную жизнь. Начнём с его высокопревосходительства генерала от артиллерии А. А. Маниковского.

Алексей Алексеевич ещё в I Мировую войну возглавлял Главное артиллерийское управление Русской Императорской армии. После Февральской революции был назначен товарищем (заместителем) военного министра. Поскольку военный министр Временного правительства Гучков ничего не соображал в военных вопросах, Маниковскому пришлось стать фактическим главой ведомства. В памятную октябрьскую ночь 1917 г. Маниковский был арестован вместе с остальными членами Временного правительства, затем отпущен на свободу. Спустя несколько недель вновь арестован и опять отпущен на свободу, в заговорах против Советской власти замечен не был. И уже в 1918 г. он возглавляет Главное артиллерийское управление РККА, затем будет работать на различных штабных должностях Красной армии.

Или, например, его превосходительство генерал-лейтенант Русской армии, граф А. А. Игнатьев. В годы I Мировой войны он в чине генерал-майора служил военным атташе во Франции и ведал закупками вооружения — дело в том, что царское правительство так подготовило страну к войне, что даже патроны приходилось закупать за границей. За это Россия платила немалые деньги, и лежали они в западных банках. После Октября наши верные союзники мигом наложили лапу на русскую собственность за границей, в том числе и на счета правительства. Однако Алексей Алексеевич сориентировался быстрее французов и денежки перевёл на другой счёт, союзникам недоступный, да, к тому же, на своё имя. А денег было 225 млн. руб. золотом, или $ 2 млрд. по нынешнему золотому курсу. Игнатьев не поддался на уговоры о передаче средств ни со стороны белых, ни со стороны французов. После того как Франция установила дипломатические отношения с СССР, он пришёл в советское посольство и скромненько передал чек на всю сумму со словами: "Эти деньги принадлежат России". Эмигранты были в бешенстве, они постановили убить Игнатьева. И убийцей вызвался стать его родной брат! Игнатьев чудом остался.

И последнее. Помните, обвиняли Сталина, за то, что он поубивал всех оставшихся в России царских офицеров и бывших дворян. Так вот, никто из наших героев репрессиям не подвергался, все умерли своей смертью (разумеется, кроме павших на фронтах Гражданской войны) во славе и почёте. А их младшие товарищи, такие как: полковник Б. М. Шапошников, штабс-капитаны А. М. Василевский и Ф. И. Толбухин, подпоручик Л. А. Говоров, — стали Маршалами Советского Союза. История давно всё расставила по своим местам, и как бы ни пытались её переврать всякие Радзинские, Сванидзе, Захарчуки, Волковы, Резуны и прочая шушера, не знающая историю, но умеющая получать деньги за враньё, факт остаётся фактом: белое движение дискредитировало себя. В основной своей массе это каратели, мародеры и просто мелкое жульё на службе у Антанты…

(По материалам Александра Георгиевича Кавтарадзе (1922-2008) — военного историка, кандидата военных наук, полковника в отставке – "Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг.")

Полный текст статьи здесь:

 http://www.domarchive.ru/history/part-1-empire/87

мы в социальных сетях